Липкин-Шахак

Автор:


ЛИПКИН - ШАХАК -ПОБЕДИТЕЛЬ "ДЕДОВЩИНЫ"

  Генерал-лейтенант Амнон Липкин-Шахак - 14-й начальник генерального штаба ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля) ушел в отставку 9 июля 1998 года. В марте того же года он обратился к министру обороны с просьбой ускорить принятие решения о назначении нового начальника генштаба.

  - Нервное напряжение, в котором пребывают оба кандидата - генерал-майоры Матан Вильнаи и Шауль Мофаз, - поситине невыносимо, - заявил Липкин-Шахак тогдашнему министру Ицхаку Мордехаю. - Будет досадно, если новый начальник генштаба вступит в должность, измученный ожиданием и неопределенностью.

  Надо сказать, что Липкин-Шахак, в отличие от большинства его предшественников, хотел оставить преемнику возможность определять свой стиль руководства армией в самом начале пути, а также назначить команду офицеров, с которыми ему предстоит работать. Поэтому он сообщил министру обороны, что не собирается влиять на предстоящие вскоре назначения в высшем командовании и попросил, чтобы эти назначения были утверждены с ведома и при участии его преемника.

  Дату своего ухода Липкин-Шахак назначил из тех же соображений. В июле в армии обычно начинается работа над планом на следующий год. Поэтому новый начальник должен определить приоритеты в рабочем плане на 1999 год - первом, за выполнение которого он будет отвечать.

  На должность начальника генерального штаба Амнона Липкина-Шахака назначил покойный премьер-министр Израиля Ицхак Рабин. Но прежде чем возглавить "мозг армии", ему, как и его предшественникам, пришлось пройти долгий путь по служебной лестнице.

  Амнон Липкин-Шахак родился в 1944 году в Тель-Авиве. Он - "сабра" (уроженец Израиля).

  С 1962 года на службе в ЦАХАЛе. Закончил военное училище в Хайфе, а затем военный колледж во Франции.

  В "шестидневной войне" (июнь 1967 г.) командовал десантной ротой. В войне "Судного дня" (октябрь 1973 г.) - командир подразделения на Синайском полуострове. Участник операции "Литани" (март 1978 г.), в ходе которой подразделения ЦАХАЛа углубились на 60 километров на ливанскую территорию. В 1982 году во время израильского вторжения в Ливан (операция "Мир Галилее") находился в составе войск особого назначения.

  С 1983 года - командующий Центральным военным округом. С 1986-го - глава военной разведки (АМАН). С 1991-го - заместитель начальника, а с 1995-го - начальник генерального штаба.

  Главные его победы в этой должности были достигнуты не на поле боя. Самой большой победы он достиг в борьбе за повышение "мотивации" (так в Израиле называют обоснование службы в армии) призывников и резервистов. Первое, что предпринял начальник генштаба в этом направлении, - начал интенсивную работу с новобранцами. Он посылал генералов проводить беседы в школах и объяснять старшеклассникам, как в них нуждается страна. В итоге число призывников в боевые части выросло на много процентов.

  Улучшилось и обращение с новобранцами. Липкин-Шахак распорядился полностью пресечь муштру и издевательства. "Зубур" - давняя армейская традиция "посвящения в старослужащие", во время которой солдата-первогодка подвергали изощренным унижениям, - сегодня уже не просто нарушение дисциплины, а преступление, за которое отдают под суд.

  По части назначений на высшие должности Липкин-Шахак не может похвастаться большими достижениями. Вначале он пытался омолодить состав высшего командования и поощрять молодых офицеров путем быстрого продвижения по службе. Но эта тенденция была заморожена министром обороны, что привело к напряженности в отношениях министра и начальника генштаба. Забегая вперед, скажу, что, выйдя на политическую арену и создав свою центристскую партию, Липкин-Шахак в ходе предвыборной кампании 1999 года предложил Мордехаю присоединиться к нему. Больше того, он заявил, что если вдруг выяснится, что у министра обороны больше шансов занять пост главы правительства, то он уступит ему первое место в партии.

  Липкину-Шахаку также удалось превратить взаимоотношения армии и общества в содержательные и разумные. Политическому руководству страны он предоставил максимальную свободу действий и квалифицированные советы профессионалов. В результате Израиль был избавлен от многих тревожных часов, а возможно, и от событий с самыми серьезными для страны последствиями.

  Что касается структуры и организации, то Липкин-Шахак не стал "руководителем-революционером", да и не претендовал на это. В отличие от своих предшественников, он не обещал "небольшую, умную и беспощадную" армию.

  Поэтому трудно предъявить ему претензии об отсутствии таковой. Армия, оставшаяся после него, как считают эксперты, по-прежнему численно слишком велика и страдает от огромного "избыточного веса", в основном - в промежуточных командных эшелонах и штабах. Однако эта армия неплохо функционирует и готова - морально и материально - выполнить возложенные на нее задачи.

  Тот, кто считает эти оценки не слишком лестными для характеристики периода руководства генеральным штабом Липкина-Шахака, должен вспомнить, какую армию он получил, войдя 1 января 1995 года в кабинет шефа генштаба. Армия была измотана физически и морально восемью годами "интифады", топтанием в "ливанском болоте". Еще не затянулись раны от так называемой "войны генералов" в генштабе после происшествия на полигоне "Цеэлим-2". Семьи, чьи сыновья погибли в результате несчастных случаев и аварий, вели судебную тяжбу с армией.

  И над всем этим витали эйфорические воскурения "трубки мира" Осло. В израильском обществе создалось ощущение, что мир близок и уже нет необходимости ставить нужды общества над личными интересами. Сократились и средства, выделяемые армии на поддержку боеспособности. Политики скупились во всем, что касалось финансирования армии, и доля оборонных расходов в госбюджете постоянно уменьшалась.

  В результате такого подхода заметно сократилось количество боеприпасов на складах, снаряжение не обновлялось, было резко сокращено количество учений для частей резервистов. Армия распускала эскадрильи, списывала боевые корабли. Даже сама численность боевых частей была уменьшена.

  Липкин-Шахак разделял мнение о необходимости повышения боеспособности армии. Однако, придерживался иной позиции в том, что касалось Ливана. На первом же заседании генштаба, проходившем под его председательством, он призвал рассматривать ливанский вопрос "в широком, всеобъемлющем контексте". Как следствие этой концепции, при нем были предприняты практические шаги, которые пусть и не привели к победе над экстремистской организацией "Хезболлах", но явились причиной уменьшения потерь израильской армии и изменения количественного соотношения между потерями ЦАХАЛа и террористических группировок. Первым таким шагом стали серьезные капиталовложения в повышение защитных качеств бронетехники и в переоборудование опорных пунктов. Оба эти мероприятия в дальнейшем спасли не одну солдатскую жизнь.

  Было создано подразделение "Эгоз" ("Орешек") - Липкин-Шахак предлагал это еще в бытность свою заместителем начальника генштаба, - предназначенное исключительно для борьбы с диверсионными отрядами противника. Военнослужащие этого подразделения изучают пути проникновения террористов и устраивают им засады, нанося урон живой силе. С момента создания "Эгоза" существенно сократилось число пострадавших от взрывных устройств и атак на опорные пункты. "Хезболлах" была вынуждена сменить тактику и перейти к обстрелам с дальних дистанций.

  Операция "Гроздья гнева", проведенная в 1996 году по предложению Липкина-Шахака, не стала особенно успешной: ЦАХАЛу не удалось прекратить огонь "катюш", а трагедия, в которой погибли десятки ливанских граждан в деревне Кафр-Кана, привела к преждевременному прекращению операции. Но соглашения "о взаимопонимании", заключенное с Сирией и Ливаном вслед за операцией, позволили существенно снизить число обстрелов северных районов Израиля с ливанской территории. В этом смысле ЦАХАЛ выполнил свою основную задачу - защиту населенных пунктов Севера и обеспечение их жителям возможности вести нормальный образ жизни.

  Самая тяжелая из возложенных на Липкина-Шахака задач пришлась на второй год его пребывания в должности начальника генштаба после выборов и смены власти в стране. Он только начал оправляться от трагедии, которой стало для него убийство премьер-министра Ицхака Рабина, а Главное разведуправление (АМАН) уже сообщило об изменившейся оценке ситуации: задержки в реализации соглашений в Осло повысили вероятность войны.

  В сентябре 1996 года произошли кровопролитные столкновения с палестинцами, а еще через два месяца сирийцы начали осуществлять передислокацию своих сил в Ливане.

  На сентябрьские события армия отреагировала быстро и правильно. Но гораздо более значительным испытанием для Липкина-Шахака стало получение информации о военных приготовлениях Сирии. Работавшие в тот период рядом с ним люди подтверждают: даже в самые кризисные моменты, когда казалось, что сирийцы собираются предпринять военную акцию, начальник генштаба не терял хладнокровия.

  Тщательно изучив разведданные, он вызвал к себе руководство АМАНа и согласился с их мнением о том, что Асад не собирается воевать. Министр обороны Мордехай признал позицию Липкина-Шахака правильной, и вдвоем им удалось убедить тогдашнего премьер-министра Биньямина Нетаньяху в том, что нет необходимости ни в мобилизации резервистов, нив других экстренных действиях.

  Вместо этого Липкин-Шахак при поддержке министра обороны, отдал распоряжение предпринять ряд мер для повышения боеготовности армии. За короткий срок было значительно увеличено количество учений резервистов. Сократив текущие расходы, ЦАХАЛ пополнил запасы боеприпасов и техники. Опорные пункты на Голанских высотах и на контролируемых территориях были укреплены и переоснащены.

  Тогда, как и в дальнешем, Липкин-Шахак противился решительным предложениям министров, следовавшим после очередного теракта. К чести начальника генштаба, министра обороны и командующих Центральным и Южным военными округами, ЦАХАЛ не совершил ни одной акции, поставившей бы под угрозу мирный процесс.

  В чисто военной области есть несколько успехов, которыми Липкин-Шахак может гордиться. Например, расследованием ЧП, происходивших во время боевых действий, снова занимается командование, а не военно-судебные органы.

  - Командир, - любил подчеркивать начальник генштаба, - должен нести полную ответственность, а потому и обладать полномочиями расследовать инцидент, дабы избежать повторения ЧП в дальнейшем.

  Было в карьере Липкина-Шахака и такое, что он, вне всякого сомнения, хотел бы забыть, как страшный сон. Это - авиакатастрофа над поселением Шеар-Ишув, гибель отряда морских пехотинцев в Ливане, пожар в лесном массиве Салука, приведший к гибели бойцов бригады "Голани". Именно в подобных случаях проявляются те его качества, которые дали Липкину-Шахаку право на звание "самого человечного начальника генштаба из всех когда-либо занимавших этот пост".

  Сегодня он министр туризма в правительстве Эхуда Барака. Считается его сторонником. Правда, нынешний кабинет дышит, что называется, на ладан. Поэтому трудно предсказать, какой будет дальнейшая судьба бывшего начальника генерального штаба в большой политике...