Ellison

Автор: Макаренко Светлана

Статья: Елизавета Австрийская скитающаяся императрица



Об этой женщине я знаю совсем немного: обрывки газетных и журнальных статей, в немногих, сухих словах, обрисовавшие ужасную ее смерть, смутные воспоминания о трагической судьбе ее сына, австрийского кронпринца Рудольфа, слышанной в детстве, да еще запомнившиейся, Бог знает почему, слова Мориса Палеолога (или какого - то другого иностранного посла!), что "в конце 19 - го века в мире было две самых красивых женщины и обеих их звали Елизаветами!"

Первая жила в России и носила имя Великой княгини Елизаветы Феодоровны Романовой, ставшей впоследствии настоятельницей Марфо - Мариинской обители, а вторая была Императрицей Австрийской, женой всесильного Франца - Иосифа, любившей цветы, вышивки, серьезные книги, музыку, путешествия больше, чем роскошь и блеск императорского двора..

Ей было шестьдесят с небольшим лет, когда она умерла. Точнее - шестьдесят один. В тот злополучный день, 10 сентября 1898 года Елизавета Австрийская или, как ее называли близкие, Сисси, направлялась из гостиницы "Бо-Риваж" к набережной Мон-Блан, чтобы сесть на прогулочный пароход "Женева", курсировавший по Женевскому озеру.

В этот момент из толпы к ней бросился неизвестный человек. Воскликнув: "Да здравствует анархия, смерть - обществу", он нанес императрице смертельный удар в грудь напильником. (По другим версиям - стилетом. - автор.)

На суде 25-летний Луиджи Лукени заявил, что "все должны работать", и его миссия состояла в том, чтобы уничтожать тех, кто не работает. Убийца, по его признанию, не знал, кого убивает, но ему якобы хватило одного взгляда на женщину, чтобы сделать вывод: "Она достаточно аристократична, чтобы заслужить смерть..." Его схватили немедля, судили, при большом стечении народа, и приговорили к пожизненному заключению - смертная казнь в Женеве к тому времени была отменена. В тюрьме он успел написать пространные мемуары анархиста, однако они ни сколько ни прибавили ясности в запутанном замысле потрясшего всю Европу убийства! Луиджи Лукени был найден повешенным в своей камере, ранним утром, 19 октября 1910 года.

Полиция тогда констатировала самоубийство, однако несколько лет назад этот вывод был поставлен экспертами под сомнение. Чудовищный поступок итальянца так потряс современников, что после смерти Лукени его мозг был тщательно исследован. Специалисты, увы, не нашли в нем ничего необычного. Ученые из женевского института судебной медицины законсервировали голову Лукени в формалине. В 1986 году ее отправили в Вену, где она находится и поныне.

В 1998 году, отмечая столетие со дня гибели австрийской монархини на набережной Женевы - Мон Блан, установкой бронзовой статуи, выставками фотографий и личных вещей в музеях Австрии и Женевы, европейский ареопаг историков с трепетом ждал выхода в свет запрятанных в архивы мемуаров Лукени. Но оправдались ли эти их ожидания?

Упоминаний о новых материалах, версиях, следах, той далекой сентябрьской трагедии, я больше не обнаружила ни в бесконечных просторах "паутины" Интернета, ни на страницах печати.

Попытаюсь собрать в единое целое те разрозненные кусочки мозаики жизни Елизаветы Австрийской - Сисси, как ее называли близкие и подданные, ласково и любовно - что попали каким то чудом в мои руки и уцелели в них, осели золотистою пылью слов. Итак:

___________

Элизабет - Сисси росла в странной атмосфере: с одной стороны - полная воля, прогулки по утрам на пони и в коляске, игры в крокет с сестрой Софией, клавесин, возня с цветочными грядками в саду, где маленькая герцогиня Баварская сажала, по сезону, то крокусы, то розы, то гортензию или хризантему, а с другой - властность матери, герцогини более, чем ее муж Людвиг, урожденный властитель родового угодья!

Обладая огромной силой воли, и в то же время, скрытым, взрывным темпераментом, герцогиня Баварская Максимилиана установила в фамильном замке неукоснительно твердые правила распорядка дня, занятий, а, может, быть и всей жизни, своих детей.

Они и шагу не смели ступить без ее ведома и должны были докладывать ей обо всем, что собираются делать, о чем, думать и как дышать!

Муж герцогини Максимилианы, бонвиван*(*Любитель пожить - франц. автор.) и мот, не сделал в жизни ни одного серьезного дела, кроме, пожалуй, того, что с усердием, почти виртуозно, прожигал состояние, нажитое предками, ухлестывая за каждой аристократической, - и не очень - юбкой и не пропуская мимо ни одной мало - мальски смазливой служанки. Жизнь казалась ему непрерывной чередой ярких празднеств, а иной раз, после продолжительных возлияний и упорного сидения за карточным столом - до рассвета - и долгожданной фиестой*. (* здесь, - в значении: "послеобеденный отдых" - автор.)

Впрочем, как глава семьи, приближенной ко двору, и человек светский, он был порядочно образован, умел занять гостей и испытывал большую симпатию к музыкальным собраниям, которые часто устраивала властная и тщеславная супруга - герцогиня, любившая блестящее, шумное общество.

Татьяна Романенко, американский журналист, посвятившая несколько лет исследованию судеб женщин, награжденных российским орденом Святой Екатерины - их было 374! - пишет о Елизавете Австрийской следующее:

"Елизавета принадлежала к печально известному родственными браками Баварскому царствующему дому, потомство которого не отличалось ни физическим, ни душевным здоровьем. Многие из них не выдерживали груза власти и семейных отношений.

По свидетельству современников, после окончания брачной церемонии, у 15-летней императрицы три дня продолжался тяжелейший нервный срыв.

В первые годы замужества у Елизаветы родилось четверо детей, что окончательно подорвало ее неустойчивую нервную систему."

Все это верно, но ключ к неустойчивости, хрупкости нервной системы, а отсюда и - к депрессии, склонности к уединению и замкнутости, следует искать, наверное, в детстве, в том подавляющем начале, которое для детей олицетворяла строгая, неприступная матушка.

Да и в том, что с каждым из родителей нужно было вести себя по разному. Детской натуре всегда тяжела раздвоенность. Отсюда - постоянные метания Сисси, ее всегдашнее желание стать незаметной, укрыться, спрятаться, предаться тихим занятиям - рисованию, вышивке, копанию клумбы. Все это было отнюдь несовместимо с пышным титулом Императрицы Австро - Венгрии: с каждодневными, ежевечерними выездами, балами, парадами и приемами!

После рождения четвертого ребенка, Сисси, испытавшая на себе все тяготы "роскоши" императорской жизни, стала осторожно уклоняться от исполнения супружеских обязанностей, отговариваясь усталостью, занятостью, прибегая к тысяче невинных, но так раздражающих мужчин женских уловок!

Император Франц - Иосиф, будучи на десяток с лишним лет старше супруги, не понимал этих "эскапад", протестующе фыркал, закатывал глаза, бил фарфоровые саксонские безделушки на камине, но частым путешествиям и увлечениям супруги музыкой, цветами и книгами, как ни странно, - не мешал!

Часто поговаривали, что у хрупкой, очаровательной Елизаветы были любовники, знатные светские щеголи, что при ее красоте и высочайшем положении в обществе было бы, конечно, вовсе не удивительно, если бы не было: невозможно! Слишком высоко всегда стояла эта Дама на ступенях социальной лестницы, чтобы к ней осмелился приблизиться кто либо из светских волокит, не рискуя потерять голову и карьеру в один момент! Вокруг нее всегда как бы зияла ослепительная пустота. А если и заполнялась она кем - то, на короткий момент, то об этом не успевали догадаться!

(Чаще других, в числе счастливых воздыхателей, называли графа Дьюлу Андраши, учившего Императрицу и ее восьмилетнего сына венгерскому языку, но все это - лишь предположения! - автор.)

Сильнейшим испытанием для Сисси - как ее, по домашнему, звала вся Европа, стала смерть единственного сына, наследного принца. Это случилось 30 января 1889 года.

Татьяна Романенко в своем кратком очерке о судьбе австрийской "бездомной" императрицы пишет:

"Старший сын Елизаветы - Рудольф, женатый на бельгийской принцессе Стефании, любил другую женщину. Но поскольку брак его был чисто политическим, разрешения на развод он получить так и не смог, и поэтому застрелил свою любовницу и себя.

Перед Елизаветой открылась настояшая пропасть: она никогда не любила сына, никогда не принимала участия в его воспитании, но во всем происшедшем винила только себя и дурную наследственность баварской крови!"

Говорить об этой трагедии, трагедии рокового одиночества в семье австрийских монархов, вообще очень сложно. Это требует большего времени и внимания, чем автор моожет себе позволить в кратком очерке, более тщательного изучения документов. Но все же, рискну возразить Татьяне Романенко, с помощью тех немногих фактов, что мне известны.

Елизавета, родившая императору Францу - Иосифу единственного сына и четырех дочерей, в силу различных обстоятельств, и прежде всего духа императорского протокола, так называемых, "венценосных обычаев", не могла уделять своим детям слишком много внимания, а ту сердечную теплоту, которая жила в ее сердце, старалась, как мать, всегда отдать младшим дочерям, более нуждающимся в постоянной женской заботе.

Это было, на мой взгляд, вполне понятно и оправданно.

Кронпринц Руди, напротив, с детства воспитывался по - спартански строго, готовился быть наследником - воином, распорядком дня его занимались гувернеры и тщательно отобранные наставники. Отец брал его с собою на охоты и военные смотры, он с с детства неплохо владел саблей и умел держаться в седле.

Для занятой светскими церемониями матери писались ежевечерне журналы - дневники, которые она усердно просматривала. Если у нее не было возможности навещать сына по утрам, она писала ему письма - записки в ответ. Они виделись за обедом или детским ужином, на прогулках и в театре. Руди уже с детства был приучен к тому, что его родители лишены возможности проводить время в томительной скуке и праздности. Как вспоминают очевидцы, он и сам был крайне дисциплинированным человеком и всю жизнь не мог терпеть двух вещей: зевать от скуки и опаздывать куда бы то ни было!

Кстати, в собственной газете под вымышленным именем он так писал о себе: "Ученый-орнитолог*, (орнитология была его страстное хобби - автор.) обладающий пытливым умом исследователя, заботливый пестователь естественных наук, немаловажная фигура в мировой политике, приверженец европейского либерализма, масон нового просвещенного времени, желающий раздвинуть свои владения до естественных, научно-обоснованных границ - вплоть до Салоник." .

Немаловажные штрихи портрету наследника престола, а любовь к естественным наукам он, надо думать, унаследовал от матери: та с детства, страстно увлекалась ботаникой.

Так как кронпринц Рудольф, воспитывались многие венценосные отпрыски в те времена, и такая вот "аристократическая дистанция" между родителями не могла быть причиной душевных терзаний Елизаветы впоследствии. Свой долг матери она выполняла не так уж плохо.

Кронпринц был , бесспорно, достаточно близок к матери, если уже в юности мог позволить себе обсуждать с нею личные, сердечные проблемы, изучать с нею вдвоем венгерский язык, разбирать в имперских архивах исторические документы!

В конце концов, о смерти сына сообщили ей первой, а уже она, как могла, преодолевая душившие ее спазмы слез, подготовила к этой страшной вести императора - отца.

В смерти Рудольфа, и обстоятельствах, ей предшествующих, было столько таинственного, нелогичного, что скорее, это наталкивало проницательную Сисси на мысли об убийстве, причем по политическим мотивам, но она мудро и трагично молчала, и в самом деле, напоминая окаменевшую статую Девы Марии с кинжалом в сердце, которая была в скором времени установлена на месте гибели принца Рудольфа, по приказу императора.* (*У этой статуи были лицо и рост императрицы - автор.)

Охотничий замок Майерлинг - место трагедии - отдали бедному монастырю кармелиток, все следы преступления уничтожили - умудрились даже смыть кровь с низкого сводчатого потолка! Архивы опечатали, а мемуары, написанные через много лет уцелевшими очевидцами потрясшего монаршую семью события, содержали в себе лишь легкие крупицы правды!

После смерти австро - венгерского кронпринца в стране началась полная "свобода цензуры"!

К примеру, имя возлюбленной сына, семнадцатилетней графини -баронессы Марии Вечора, любимицы венского высшего общества, погибшей вместе с ним, император Франц - Иосиф вообще запретил упоминать в печати, ее семью поспешно выслал из страны, а любимую племянницу Елизаветы, графиню Марию Лариш - Валерзее, принимавшую участие в сердечных тайнах Рудольфа и устраивающую его пылкие (поначалу!) свидания с Марией Вечора, и вовсе отправил в изгнание во Францию!

Так что, тайну гибели сына и своей вины перед ним, если она и была, - Елизавета носила в своем сердце одна, не разглашая, и от этого непосильного груза стала казаться окружающим еще более странной, непредсказуемой, "себе на уме".

С момента похорон сына, 5 февраля 1889 года в фамильном склепе Габсбургов в Вене, и начались скорбные странствия Елизаветы по всей Европе!

Она лихорадочно металась по Старому Свету, постоянно переезжая из страны в страну. Франция, Бельгия, Италия, Испания, Бавария, Польша. Нигде не могла найти покоя седая красавица - императрица, тоскующая и задумчивая. И повсюду за нею следовала огромная вереница охраны, прислуги, врачей..

Так распорядился ее грозный император и повелитель, выходивший из себя по любому, пустячному поводу, но любивший супругу без меры!

Она становилась все более замкнутой, не носила светлую одежду. Единственно духовно близким человеком в этот тяжелый период, для нее по-прежнему оставался двоюродный брат, Людвиг II, король Баварии. Она приезжала и подолгу гостила у него, они вместе читали и музицировали, разбирали ноты, а иногда - просто молчали, коротая вечера перед горевшим камином в огромной зале - гостиной. В моменты приезда любимой сестры, Людвиг становился мягче, спокойнее, его не мучила тоска.

Судьба Людвига, кстати, тоже складывалась трагически: за ним прочно укрепилось мнение о том, что он сумасшедший. В своих великолепных дворцах, где роспись стен могла служить отличными декорациями к операм Вагнера, он предпочитал жить в полном одиночестве. Иногда его неделями не видели даже слуги!

Злые языки болтали вздор, что связь брата - короля и сестры - императрицы была более чем платоническая, но это не могло быть правдой, хотя бы потому что Людвиг просто ненавидел женщин. Не в силах переломить себя, он даже разорвал помолвку с родной сестрой Елизаветы - Софией. Когда его все-таки отстранили от престола, он успокоился в одном из озер дворцового парка. На второй день после самоубийства брат "пришел" к Елизавете. Утверждают, что в этот момент в спальне на паркете образовалась лужа воды.

Елизавету его приход не испугал, а чтобы быть уверенной в том, что она не спит, во время разговора, она держала Людвига за руку. Рука была холодной и мокрой. Смутило только его невнятное бормотание: "Я вижу, что она горит, она вся в огне, я не могу ей помочь:" На вопрос Елизаветы, кого же он видит, Людвиг ответил, что из-за дыма не может рассмотреть лица. Тогда императрица спросила, как умрет она и будет ли мучиться? "Нет, - ответил он, - твоя душа уйдет через крошечное отверстие в сердце."

Как оказалось, Людвиг предсказал реальные события.

После его смерти, в 1897 году, на благотворительном базаре в Париже, сгорела его бывшая невеста, герцогиня София. А сама Елизавета умерла от раны, нанесенной ей прямо в сердце. Ранка была настолько мала, что Елизавете удалось пройти еще несколько метров:

Казалось бы, что дает женщине венец Императрицы, условие принадлежности ее к королевскому, императорскому дому, кроме безоблачной жизни и всегдашнего, изысканного довольства?!

Для обычного обывателя такая жизнь - предел всяческого человеческого мечтания!

Ведь у Августейших дам, принцесс крови, есть все, что можно тронуть рукой, им достаточно шевельнуть ресницами или мизинцем, чтобы желания их исполнялись. Ими восхищается толпа, каждый их шаг и жест служит непогрешимым (или сладостно грешным? - автор) образцом для подражания!

Но вот что интересно. По - королевски роскошная жизнь - отнюдь не гарант полного счастья и душевного спокойствия. И не является несгибаемой броней от жизненных бед и невзгод. Судьба Елизаветы Австрийской - ярчайший пример тому.

P. S. После смерти супруги, император Франц - Иосиф молчал в течении нескольких месяцев, ни с кем не разговаривая, потом жизнь потекла по заведенному порядку. Вот только "первый гражданин государства""(* так называл себя Франц - Иосиф - автор.) уже никогда больше не посещал театров, концертов и увеселительных заведений. Он пережил всех своих родных и умер в возрасте 98 лет, оставив престол племяннику Францу - Фердинанду. Над камином в его кабинете всегда висел супруги в полный рост, и раз в несколько лет придворным художником на нем обновлялись выцветшие краски.

Легенда о Елизавете, странствующей императрице Австрийской, получила воплощение в лице пленительной Роми Шнайдер, сыгравшей главную роль в фильме "Сисси". Уже много лет этот фильм не сходит с телеэкранов, как бы подтверждая старую истину о вечной магии Красоты, об руку с которой живет Печаль:

9 ноября 2002 года. Макаренко Светлана.

__________________________________________

*Статья подготовлена по материалам Интернет - публикаций, архива и личной библиотеки автора. Даты жизни императрицы Елизаветы установлены с помощью "Готского альманаха" Поля Тьероффа.