Леонтьева Валентина

, знаменитая телеведущая

Автор: Светлана Шайдакова

Сайт: People's History

Статья: Валентина Леонтьева: Моей руки просили Булат Окуджава и пленный немец



Знаменитая телеведущая рассказывает о фактах биографии, которые вполне могли бы стать сюжетом для передачи "От всей души"

Первая и единственная книжка Валентины Леонтьевой называлась "Объяснение в любви". Ее сметали с прилавков, как бестселлер, - всем было интересно узнать, в кого же была влюблена знаменитая тетя Валя.

Она же признавалась: единственная ее любовь - это телевидение. И настаивает на этом до сих пор - в свои 75 лет Валентина Леонтьева не собирается уходить с телеэкрана, несмотря на необоснованные слухи о ее конфликте с руководством ОРТ.

И все же знаменитая телеведущая лукавила. Была в ее жизни и настоящая любовь. И были три удивительные истории, которые вполне могли бы стать сюжетами для популярной некогда передачи "От всей души".

Он полюбил ее за тарелку супа

Впервые они встретились в 1945 году сразу после Победы. Юная пухленькая Валечка с длиннющей золотой косой тогда только переехала в Москву к тетке. В ленинградской блокаде от голодного психоза умер ее отец, детей спасли мамины папиросы "Звездочка" - мать научила их курить, чтобы меньше хотелось есть.

Шла однажды Валя домой по мосточку через траншею, которую рыли пленные немцы. Все - грязные, тощие, с голодными глазами. Один из пленных особенно ее потряс - совсем еще мальчишка, он смотрел умоляюще, протягивал дрожащие руки, шептал одно: "Мадам, хлеба!!!" Таких рук Валя не увидела больше за всю свою жизнь - тонкие аристократические пальцы, руки скрипача.

- Можно, я покормлю одного из немцев обедом? - спросила Валя у надзирателя. Тот долго не соглашался, а потом махнул рукой:

- Ну ладно, если не боитесь!

...Тонкие руки нетерпеливо схватились за ложку, немец дрожал, вдыхая запах супа из дымящейся тарелки. Но аристократическое воспитание даже в плену не позволяло ему накинуться на еду в присутствии женщины. Валя почувствовала - и вышла на кухню. Ложка застучала по тарелке, как пулеметная очередь...

За вторым он наконец решился поднять голову - и на ломаном русско-немецком спросил:

- Мама, папа - где? Война...

- Папа умер от голода. И еще - пятеро. Ленинград...

Глаза у немца затуманились. Картошка осталась недоеденной - он молча встал и ушел. Больше Валя его не видела...

Прошло десять лет. Однажды в их квартире раздался звонок. Валя открыла дверь. На пороге стоял незнакомец - симпатичный высокий шатен. Рядом с ним - пожилая дама, как оказалось, мама. "Вы меня не узнаете?" - на ломаном русском спросил мужчина. Она глянула на его руки - и тут же вспомнила пленного мальчишку с голодными глазами...

Оказалось, он не забыл той встречи. 10 лет терпеливо ждал открытия железного занавеса. И купил путевку в СССР только ради того, чтобы снова прийти в эту квартиру на Арбате. И маму с собой взял не случайно - далекая русская должна была поверить в серьезность его намерений!

"Вы выйдете за меня замуж?.." - это было первое, что произнес гость. "Извините, но вы - иностранец, а я из России никуда не

уеду!.." - твердо сказала Валя. "Я никогда не забуду ту вашу тарелку супа - она перевернула всю мою жизнь!" - говорил на прощание немец...

Больше Валя ничего о нем не слышала. Но всегда его помнила.

Мы встретились через 40 лет

На Арбате в сороковых-пятидесятых жило много интересных людей. Как-то в гостях Валентина познакомилась с двумя пареньками - закадычными друзьями. Один был маленьким и некрасивым, ниже высокой Вали на полголовы. Другой - высоким и статным. Оба - веселые и очень умные. Оба признались ей в любви. Валя ответила взаимностью второму. А первый писал ей потрясающие стихи и пел свои песни. Потом он уехал в Ленинград, Валя попала в Тамбовский театр. Потом началось телевидение... Она потеряла его, он - ее, хотя не было ничего проще найти друг друга: хрупкая Валя стала известнейшей Валентиной Леонтьевой, а Булат - символом поколения, Булатом Шалвовичем Окуджавой...

Через сорок лет, в начале девяностых, редактор попросила Леонтьеву: "Валентина Михайловна, нам нужен на передачу Окуджава - позвоните ему, ведь вы вроде были когда-то знакомы?"

- Как так - вдруг позвонить?! Ведь столько лет мы не виделись! Навязываться человеку, который давно уже забыл обо мне! Да у меня и телефона его нет! - испуганно отнекивалась Валентина Михайловна.

Но она все же решилась. И повезло: трубку снял Булат.

- Булат... Простите, я не знаю, как вас называть: на вы, на ты..

- Кто это? - раздраженно спросил Окуджава.

- Вы только не вешайте трубку, послушайте меня хотя бы полторы минуты, - и она прочитала одно из его стихотворений, написанное только для нее и никогда не издававшееся ("Слишком личное", - объяснял потом Булат):

Сердце свое,

как в заброшенном доме окно,

Запер наглухо,

вот уже нету близко...

И пошел за тобой,

потому что мне суждено,

Мне суждено по свету

тебя разыскивать.

Годы идут,

годы все же бредут,

Верю, верю:

если не в этот вечер,

Тысяча лет пройдет -

все равно найду,

Где-нибудь, на какой-нибудь

улице встречу...

- Валя, ты?! Как тебя найти, родная?! Где же ты была?!.

- Да я ведь уже тридцать лет каждый вечер прихожу к тебе в дом!

- Так это ты?! Господи, я даже подумать не мог! Сколько же лет?

- Сорок, Булат, сорок...

Через несколько дней у Леонтьевой был концерт в ЦДРИ, и в первом ряду она увидела Булата с женой. Она сбежала со сцены и присела перед ним на колени.

- Я даже не представляла, что он придет, - и вдруг!.. Мы просто смотрели друг на друга и почти плакали. На своей последней книжке он написал мне: "Мы встретились через 50 лет". Я страшно жалею теперь, что мы потеряли эти сорок лет, не видя друг друга, - сколько всего могло бы быть иначе!

Булат Окуджава умер через месяц после того, как они с Валей встретились вновь...

Май нэйм из Эрик

Самую большую любовь в своей жизни Леонтьева встретила в ресторане. Влюбилась с первого взгляда: высоченный брюнет, с волнистыми волосами, в темных очках, копия Грегори Пека. Он говорил на английском через переводчика и пригласил ее танцевать. Она танцевала - и мучилась от мысли: "Я наконец-то встретила мужчину своей мечты, а он - иностранец! Неужели мне никогда не суждено соединиться с тем, кого люблю?!" Потом была долгая беседа за столиком через переводчика. А на следующий день мне домой позвонили: "Валентина Михайловна, я хотел извиниться: мы с друзьями вчера поспорили, что вы примете меня за иностранца. Я - не Эрик, а Юрий. Хочу загладить вину - приглашаю вас на обед в тот же ресторан". Я пришла (конец 60-х, Леонтьева уже одна из самых известных фигур в стране. - С.Ш.), а сердце колотится страшно. Вижу - его голова возвышается над толпой...

Они прожили вместе 28 лет. Он был дипломатом, друзья предупреждали: "Не связывайся с ним, он - дипломат, развестись никогда не сможет!" Но он пришел к ней навсегда - в маленькую комнатку в коммуналке, где были только кровать, стул и несколько гвоздей, на которых висели вещи "телезвезды". Итогом этой любви стал сын Митя, он до сих пор живет с Валентиной Михайловной. Муж умер несколько лет назад...

В 1982 году Валентине Леонтьевой присвоили звание народной артистки Советского Союза - газету с указом она повезла маме. На лестнице встретила сестру из деревни, никогда не приезжавшую без предупреждения: "Я просто поняла, что сегодня должна быть здесь, - сама не понимаю, почему. Просто взяла билет и приехала!.." - сказала Люся. Валя положила газету перед мамой, прочитала ей указ, обняла ее. "Ну вот теперь я и умирать могу", - сказала мама. Через пять минут она умерла на руках у Вали и Люси...

Сегодня Леонтьева остается все той же тетей Валей, которой дети (когда-то в их числе была и я) шлют письма со всей страны. На фотографиях у нее один и тот же взгляд: лучисто-добрый. Тетя Валя. Объяснение в любви.