Легран Пьер

, флибустьер

Автор: Роза ЯХИНА

Сайт: "Тайны соблазна"

Статья: "Червонная дама корсара Леграна"



Дождливым летним вечером 1711 года известный авантюрист, корсар и дуэлянт Пьер Легран - капитан стоявшего на марсельском рейде быстроходного фрегата «Кураж» - зашел в известный всему городу салон итальянской певички мадам Монфальконе. Сбросив мокрый плащ и треуголку на руки слуге, Пьер прошел в ярко освещенную гостиную. Церемонно поклонившись хозяйке, он поцеловал ее надушенную ручку, сделал пару лестных комплиментов и сел играть в карты. Напротив него за столом, покрытым зеленым сукном, оказался полный пожилой аббат, ловко тасовавший атласную колоду карт.

- Вот моя ставка! - корсар небрежно бросил на стол сафьяновый кошелек с золотом. - Чем ответите вы?

- Предсказанием судьбы, - загадочно улыбнулся аббат. - Ставлю мое пророчество против вашего золота. Идет?

- Я не совсем понял вас, святой отец, - привычно положив руку на эфес длинной шпаги, слегка нахмурился Легран.

- Если вы проиграете, то золото мое, - ловко раздавая карты, охотно объяснил священник. - А если проиграю я, то скажу, что ждет вас в будущем.

Капитан хотел послать его ко всем чертям, но ему вдруг стало любопытно - не иначе перед ним прожженный мошенник, каких немало промышляет в любом портовом городе. Наверняка он соотечественник хозяйки салона и, пользуясь ее молчаливой поддержкой, шулерскими приемами облапошивает за карточным столом состоятельных гостей певички. А под сутаной скрывается роба бывшего каторжника - вон какие хитрющие у него глаза! Легран отлично играл, и ему хотелось услышать, что же такое наболтает ему аббат, если продуется.

Слуге приказали подать вина и начали игру. Переменчивое счастье то ускользало от корсара, то возвращалось вновь. Но в конце концов, когда за высокими окнами уже забрезжил рассвет, священник оказался в проигрыше.

- С вас тысяча золотых, - откинувшись на спинку стула, насмешливо сказал Легран. - Платите, святой отец!

- Через год вы получите куда больше, - сложив руки на животе, уверенно заявил аббат. - Вскоре вас ждет дальнее морское путешествие и встреча с прекрасной червонной дамой. Она принесет безумную любовь, несметное богатство и необычайные приключения! Вам будет обеспечена благосклонность самого короля и долгая память потомков.

- Чего только не наврешь, лишь бы не отдавать карточные долги, - весело расхохотался Пьер.

Так и есть, попик действительно сущий мошенник: раз не выгорело обыграть капитана, то он с умным видом плетет разные небылицы. Ладно, плевать, все равно каждый остался при своем.

- Прощайте, святой отец. - Легран поднялся. - Наверное, моя червонная дама уже заждалась.

- Храни вас Бог. сын мой, - смиренно ответил аббат. - Помните, через год!..

Год спустя, то есть в 1712 году, в водах Индийского океана, омывавших принадлежавший голландцам большой остров Маврикий, неожиданно появилась небольшая эскадра французских военных кораблей, которую уверенно вел адмирал Шароле. В состав эскадры входил и фрегат «Кураж» под командованием капитана Леграна. Стоя на мостике, он в подзорную трубу осматривал затянутые голубоватой дымкой лесистые горы острова, шпили церквушек, белые домики и маленькие фигурки людей около причалов.

Не тратя попусту время на дипломатические переговоры, французы дали по острову пару бортовых залпов - больше для устрашения, чем с целью нанесения каких-либо разрушений. Потом с кораблей быстро спустили шлюпки, в них сели вооруженные матросы и высадились десантом. Совершенно не ожидавший нападения и такого поворота событий гарнизон острова во избежание кровопролития предпочел немедленно капитулировать. Губернатор Маврикия мессир Ван Бринк понуро отдал шпагу адмиралу Шароле, но взамен ловко выторговал право покинуть свои бывшие владения с семьей и всем немалым имуществом. Для этого ему предоставлялся фрегат, а конвоировать губернатора назначили капитана Леграна.

Лишь только Пьер увидел дочь губернатора - золотовласую красавицу Аниту Ван Бринк - сердце корсара дрогнуло и забилось быстрее. Галантно предложив девушке руку, капитан «Куража» не чувствовал под собой ног, поднимаясь по трапу на борт.

- Вы самый ценный груз, который мне когда-либо доводилось сопровождать, - шепнул он прелестной блондинке. - Готов заложить душу, чтобы вы стали моим призом!

В ответ она подарила ему многообещающий взгляд и скрылась в каюте, плотно закрыв за собой дверь.

С этой минуты Легран все свое свободное время проводил в обществе семьи губернатора. Естественно, ни мессир Ван Бринк, ни его супруга совершенно не интересовали молодого человека - его сводила с ума их дочь! Молодой капитан был хорош собой, образован, галантен, смел и безумно влюблен. Неудивительно, что он довольно быстро сумел завоевать сердце губернаторской дочери.

Пьер пригласил девушку в капитанскую каюту, где они объяснились в любви и дали друг другу клятву верности и обещание более никогда не расставаться.

- Теперь я должна открыть тебе свою тайну, любовь моя, - освободившись от жарких объятий Леграна, неожиданно сообщила Анита.

Авантюрист насторожился: что еще за тайны? Неужели ему сейчас предстоит услышать о внебрачных малютках или?.. Но то, о чем поведала дочь губернатора, несказанно удивило капитана и заставило его серьезно задуматься.

Издавна у берегов Маврикия искали прибежища застигнутые жуткими океанскими штормами пираты. Некоторые их корабли разбивало высокими волнами о прибрежные скалы, и они шли ко дну. Однако пираты отважно спасали с тонущих кораблей самую ценную добычу и превращали ее в клады, спрятанные в хитрых тайниках по всему острову. Один из предводителей морских разбойников влюбился в местную красотку и женился на ней, а когда пришел его смертный час, он открыл тайну пиратского золота своей дочери-мулатке и дал ей секретную карту. Спустя много лет эта мулатка стала кормилицей Аниты и, полюбив девочку, подарила ей полученную от отца-пирата карту с условными значками, обозначавшими места захоронения несметных сокровищ. Мулатка никогда не верила в их существование, но Анита, наоборот, была твердо убеждена, что клады действительно существуют. Теперь она отдавала возлюбленному свое сердце вместе с сокровищами морских разбойников и тайной картой.

Пока корабли готовились к выходу в море, Легран не одну ночь провел в угаре любви и тяжелых раздумьях. Не раз намереваясь погадать, он доставал колоду карт, и неизменно выпадала червонная дама... Как тут было не вспомнить сделанное год назад предсказание странного аббата, которого Пьер посчитал обычным мошенником?! Сбудется ли оно? Стоит ли рисковать головой, доверяясь рассказам мулатки и затертому куску старой кожи с непонятными каракулями, обозначающими секретную карту?

Анита постоянно умело разжигала в Легране любовную страсть и алчность, и наконец все-таки добилась своего - авантюрный характер Пьера победил благоразумие, и корсар решил совершить пробную экспедицию. Втайне от всех он отобрал несколько доверенных матросов, подготовил шлюпку, факелы, потайные фонари, веревки, оружие и инструменты. Ночью шлюпку спустили за борт. Легран сел в нее вместе с Анитой, и матросы навалились на весла.

Вскоре нос шлюпки уткнулся в прибрежную гальку. Следуя от одного оставленного пиратами условного знака к другому, они прошли по укромным тропинкам к первому из тайников. Ну, сейчас все станет ясно!

При свете факелов определили точное место, и матросы споро заработали заступами. Вскоре железо глухо стукнуло о дерево, и с помощью веревок из ямы вытянули большой сундук. Одним ударом сбили замок, откинули крышку и ахнули - сундук был полон золотых португальских реалов. Выходит, карта старого пирата не обманула. Не обманула и прекрасная дочь бывшего губернатора. Мало того, она упорно утверждала: по рассказам кормилицы-мулатки, в других тайниках, раскиданных по всему острову, спрятаны не меньшие сокровища. Неужели год назад странный аббат предвидел все это?

Золото решило все! Под его нежный звон Легран быстро договорился с командой и захватил два фрегата, а утром заявил адмиралу Шароле: «Я не подниму якорь, пока не решу собственные дела на Иль-де-Франс!» Так теперь французы именовали Маврикий.

Зная дерзкий характер отчаянного авантюриста и не имея достаточно сил, чтобы справиться с его сторонниками, адмирал предпочел побыстрее выйти в море, надеясь таким образом сохранить оставшиеся у него корабли. И тут, как подарок судьбы, нежданная удача - буквально на следующий же день он повстречал направляющуюся к острову небольшую французскую военную эскадру. Приняв объединенное командование, почувствовавший себя уверенно Шароле приказал держать курс на Маврикий - он твердо решил повесить проклятого Леграна на рее.

Однако часто удача ходит рука об руку с неудачей. Около острова адмирала поджидал крайне неприятный сюрприз - большая эскадра голландских военных кораблей. Противник превосходил самоуверенных французов чуть ли не вдвое, а на стоявшие в порту два фрегата корсара Леграна адмирал совершенно не рассчитывал.

К огромному удивлению Шароле и его офицеров, фрегаты нахального Леграна быстро снялись с якорей, подняли паруса и вышли в море навстречу голландцам. Адмирал приник к подзорной трубе и решил благоразумно выждать и посмотреть, что будет дальше.

Тем временем фрегаты корсара смело атаковали противника и первым же метким бортовым залпом вывели из строя самый крупный голландский корабль. Умело маневрируя и показывая незаурядный талант флотоводца, Легран продолжал смело атаковать и метким огнем своих пушек вскоре повредил еще два неприятельских корабля - они потеряли управление, и волны безжалостно выбросили их на прибрежные рифы. Французы дружно кричали «ура», но, как оказалось, это был еще далеко не конец. Неистовый Легран лихо развернул свой фрегат и пошел на сближение с большим фрегатом голландцев. Дав по нему пушечный залп в упор, он сцепился с ним бортами и взял на абордаж.

Противник не выдержал дерзкого натиска и позорно бежал. Французы ликовали. Но тут непредсказуемый корсар вновь развернул свои корабли и атаковал эскадру Шероле. Деморализованные зрелищем быстрой, блестящей и сокрушительной победы над эскадрой голландцев, французы испугались и быстро скисли. Часть кораблей, даже не дожидаясь первых выстрелов, немедленно подняла все паруса и пустилась наутек, часть оставшихся Легран быстро потопил, а самого адмирала взял в плен. К чести корсара, он ограничился тем, что посадил Шароле под замок на острове, а сам вместе с Анитой начал лихорадочные поиски пиратских сокровищ. Возлюбленным следовало поторопиться, пока французские корабли не вернулись с подмогой.

Неизвестно, нашел ли еще что-нибудь Легран на Маврикии, но он поспешно снялся с якоря и ушел в море задолго до появления карательной экспедиции. Вместе с ним ушла и красавица Анита.

Освобожденный вновь прибывшими на остров властями адмирал Шароле немедленно рассказал о таинственных происках корсара. Так стало известно о старых пиратских кладах, но сколько потом ни искали золото, найти его так и не сумели - видно, сокровища давались лишь тем, кто имел заветную секретную карту. А может быть, золото давно забрали сами пираты, которые в те времена еще бороздили моря и океаны.

О дальнейшей судьбе отважного корсара Пьера Леграна и его возлюбленной долгое время ничего не было точно известно. Но вот в одном из музеев обнаружился парадный портрет шевалье Пьера Леграна, работы известного французского живописца Николая Ларжильера (1658-1746 гг.), а в изданной в Париже в 1788 году книге Тереля «Морская летопись» также упоминается флотоводец Пьер Легран.

Значит, Пьер и правда сумел оставить след в истории и вернул доверие французских королей. Или он попросту купил его за старинное пиратское золото, принесенное ему в приданое прелестной дамой червей...