Леви

Автор:


ДАВИД ЛЕВИ - ЧЕЛОВЕК СЛУЧАЯ

  Чего не сделаешь ради достижения популярности! Одни политики устраивают для своих сторонников шикарные приемы с обильной едой и питьем. Другие проводят "семинары" для сподвижников в престижных отелях на берегу моря.

  Но всех перещеголял бывший министр иностранных дел Израиля Давид Леви. Перед уходом из внешнеполитического ведомства, он подарил самым верным соратникам часы с собственным портретом на циферблате.

  Что должен был означать этот презент? То ли, по мысли Леви, время работает на него. То ли, как острили противники министра, его время истекает.

  Кстати, читатель, вы можете представить себе главу МИДа современного государства, который не владеет английским? Пожалуй, можно... Но попробуйте представить себе министра иностранных дел с 7 классами образования.

  Давид Леви живет в Бейт-Шеане - маленьком провинциальном городке, расположенном на иорданской границе. Здесь проживают люди, которые его понимают, хотя не всегда с ним соглашаются. Говорят, что в Тель-Авиве он популярнее, чем в Бейт-Шеане. Во всяком случае, жители этого библейского города - в большинстве своем сторонники правого блока "Ликуд" - не простили Леви его политических метаний. Тем не менее, он продолжает оставаться символом этого чистенького и немного сонного городка.

  Давид Леви - "сефард" (так называют евреев-выходцев из арабских стран). Он родился 62 года назад в марокканском городе Кассабланке. В Израиль репатриировался в 1958 году. Поселился в Бейт-Шеане и устроился работать на стройку.

  Надо сказать, что уже тогда он проявил тягу к общественной деятельности. Активно участвовал в борьбе за права строительных рабочих и вскоре был избран секретарем профсоюза Северного округа. Его кандидатуру выдвинул и поддержал местный филиал партии МАПАЙ (историческая предшественница партии "Авода").

  Лазить бы ему по строительным лесам и вести трудные переговоры о размерах отчислений в пенсионный фонд работникам профсоюзной строительной фирмы "Солель боне", если бы в дело не вмешался его величество случай. Перед муниципальными выборами 1969 года "Ликуд" (тогда ГАХАЛ - "Херут" - либералы) не мог найти достойного кандидата на пост мэра Бейт-Шеана. После долгих поисков и сомнений решили обратиться к Леви, и тот согласился.

  Он получил два мандата и помог кандидату от партии МАФДАЛ, набравшему четыре мандата, сместить мэра. Сам же стал его заместителем.

  Но муниципальная карьера Леви закончилась плачевно. Через два года горсовет был распущен, а мэр и его заместитель - уволены. До следующих выборов городом управляла специальная комиссия, назначенная министром внутренних дел.

  Казалось, это конец политической карьеры. Но его величество случай не дремал. Он открыл перед несостоявшимся муниципальным деятелем новые перспективы.

  На молодого провинциала обратил внимание лидер "Ликуда" Менахем Бегин. Он сразу оценил пользу, которую может принести Леви национальному движению. Весной 1973 года его назначили председателем фракции Тхелет-Лаван в Гистадруте (Всеобщая федерация труда, крупнейшее профсоюзное объединение Израиля).

  На парламентских выборах того же года он обеспечивает "Ликуду" голоса жителей городов развития и кварталов бедноты. Эти голоса (вместе с голосами репатриантов из СССР) привели впоследствии Бегина к власти.

  С тех пор Леви становится неизменным участником всех "ликудовских" правительств. От Бегина он получил портфель (правда, второстепенный) министра абсорбции и активно включился в работу.

  Левые не могли простить бывшему соратнику по партии перехода в лагерь противника. Но еще больше - успеха. О нем распространялись анекдоты и небылицы. По его поводу изгалялись карикатуристы на страницах газет и юмористы с эстрадных подмостков. Целью нападок даже была его супруга Рахель и двенадцать его детей.

  Но Леви проявил железную выдержку. В 1981 году он уже министр строительства и заместитель премьер-министра. Анекдотов о нем уже не рассказывают.

  В 1982 году многим в Израиле стало ясно, что премьер-министр Израиля Менахем Бегин угасает. Смерть жены окончательно выбила его из колеи. В "Ликуде" началась подспудная борьба за политическое наследство. Партия разбилась на три лагеря - Ицхака Шамира, Ариеля Шарона и Давида Леви, который открыто заявил, что считает себя наследником Бегина.

  Но на внутренних выборах он проиграл Шамиру, набрав 30 процентов голосов членов Центра партии. Вот тут Леви впервые серьезно обиделся. И впервые же заговорил о выходе из "Ликуда". После поражения этого блока на выборах 1992 года он создал свою собственную партию "Гешер".

  Идеологические принципы Леви не изменились. В душе он остался правоверным последователем Менахема Бегина. Но там, где можно было проявить гибкость, он ее проявлял. Например, он был одним из инициаторов вывода израильских войск из Ливана в 1985 году, но соглашений в Осло не поддерживал.

  Бывшего премьер-министра Биньямина Нетаниягу он считал узурпатором, захватившим законно принадлежавшее ему, Давиду Леви, место. Перед выборами 1996 года ему пришлось снова присоединиться (в качестве отдельной фракции) к "Ликуду". Он понял, что самостоятельно в кнессет не пройдет, ибо у партии "Гешер" была примерно дюжина активистов, несколько десятков рядовых членов и сотня сторонников, большую часть которых составляли родственники Леви.

  И опять его ставка оказалась удачной. Чтобы нейтрализовать строптивого и ненадежного союзника, Нетаниягу "подарил" ему министерство иностранных дел.

  Тем не менее, Леви попортил много крови своему премьер-министру. Он постоянно угрожал отставкой и выходом из коалиции, требовал изменений госбюджета и вмешивался в процесс переговоров с палестинцами.

  Через два с половиной года он все-таки подал в отставку, приблизив тем самым час падения Нетаниягу.

  Альянс с нынешним премьер-министром Эхудом Бараком снова дал Леви возможность быть избранным в кнессет. А главное - вернуть себе министерство иностранных дел.

  Надо признать, что он хорошо смотрится на приемах и дипломатических раутах. Его прекрасный француский с лихвой покрывает незнание английского. Леви вежлив и обаятелен. Но дипломат он - никакой. Да ему этого и не надо. Все равно Барак не подпускал его на пушечный выстрел к политическому процессу.

  Леви достаточно умен для того, чтобы понять, что Барак использовал его против Нетаниягу. Но не прошло и года, как он заговорил. Сначала это была угроза в адрес Ливана и организации "Хезболлах", а затем - резкая критика самого премьер-министра и его тайных ухаживаний за ныне покойным президентом Сирии Хафезом Асадом и палестинским лидером Ясиром Арафатом.

  Строительный рабочий высказал все, что думал о ливанской войне. Он скинул тесный дипломатический пиджак и обнажил свою натуру. Леви заявил: "Кровь должна быть отмщена. Безнаказанности "Хизболлах" должен наступить конец. Око за око, кровь за кровь. Ливанский ребенок за еврейского ребенка".

  Как политик Леви излишне эмоционален и не столь циничен, как тот же Барак. Он человек религиозный, для которого Эрец-Исраэь (Земля Израиля) и сионизм - не пустые слова.