Левенгук

Автор: Анна Ермишина
Источник информации: журнал "ЯТЬ" No.11, ноябрь 2000.

  Ян Вермеер родился в 1632 году в Голландии, в провинциальном Делфте. Там же и умер 43 года спустя. Всю жизнь, продолжая дело отца, он покупал и продавал чужие картины. Еще рисовал свои... При жизни не прославился. У современников вермееровская "просто жизнь" особого восторга не вызвала. Девушка, читающая письмо, кавалер, предлагающий даме бокал вина, молочница, сводня - трудно было выделиться и отличиться в этих типичных "голландских" сюжетах... Вермеера открыли лишь через двести лет. В 1866 году французский писатель и художественный критик Торе-Бюржер опубликовал о художнике серию восторженных статей. Забытый живописец из Делфта пришелся ко двору новой эпохе. Наступало время импрессионистов. И кто, как ни они, мог по достоинству оценить удивительный вермееровский свет, окутывающий людей и предметы, восхититься изысканной техникой точечного нанесения краски на холст.

  Картины "Астроном" и "Географ" (1668-1669) стоят несколько особняком и выпадают из ряда обычных для Вермеера жанровых сценок. Они явно были задуманы как парные - одинаковы по размеру и посвящены одной теме (ученый, с головой ушедший в работу). Изображают они, судя по всему, одного и того же человека. По одной из гипотез, это знаменитый натуралист Антони ван Левенгук. Тот самый, который первым увидел Микроба, Сперматозоида и Инфузорию-туфельку.


  ВОШЬ В ЧУЛКЕ

  Ученый-самоучка Антони ван Левенгук был ровесником и земляком Яна Вермеера. Он был рано отдан на учение к суконщику и вскоре стал самостоятельно торговать мануфактурой. Потом очутился в Амстердаме. Работал кассиром и бухгалтером в одном из торговых учреждений. Позднее вернулся в Делфт и служил стражем судебной палаты.

  В этом, на первый взгляд ничем не примечательном человеке, таился жар настоящего исследователя. Всю жизнь он хотел "насытить, насколько возможно, свою страсть проникать в начало вещей". Еще в молодые годы Левенгук увлекся необычным делом - шлифовкой стекол. Он упражнялся в этом с таким энтузиазмом, что вскоре достиг потрясающих результатов. Созданные им линзочки, величиной не больше крупной горошины, обладали способностью увеличивать предметы в несколько сотен раз. После его смерти в рабочем кабинете, который он называл музеем, обнаружили целую коллекцию: 172 линзы и 273 микроскопа.

  Неугомонного исследователя-самоучку интересовала жизнь - в капле воды, крови, в пластинках мяса. Одним из первых он стал проводить опыты на себе, превратив собственное тело в своеобразную ходячую лабораторию. Кровь, кусочки кожи - все это отдавалось в жертву науки. Он первым увидел эритроциты (благодаря которым, как позднее было доказано, кровь имеет красный цвет). О существовании сперматозоидов Левенгук тоже узнал первым. Он испытывал на себе действие лекарств, изучал выделения организма в зависимости от качества съеденной пищи. А когда потребовалось выяснить особенности размножения вшей, он, не колеблясь, разместил их в своем чулке. Даже умирая, Левенгук остался верен себе, детально описывал процесс угасания жизни в своем теле.


  ВДОХНОВИТЕЛЬ СВИФТА

  Левенгук был зачинателем новой науки - микробиологии. Желая узнать, какие силы в корне хрена "действуют на язык и вызывают его раздражение", он положил кусочек корня в воду. Каково же было его изумление, когда под микроскопом он увидел в воде "огромное количество мельчайших живых существ. Некоторые из них в длину были раза в три-четыре больше, чем в ширину... Другие имели правильную овальную форму. Был там еще и третий тип организмов, наиболее многочисленный, - мельчайшие существа с хвостиками". Этот причудливый мир палочкообразных, спиралевидных, шарообразных, со всевозможными отростками и ресничками микроскопических существ поглотил все внимание исследователя. За пятьдесят лет работы им было открыто более двухсот видов микроорганизмов.

  Результаты опытов тщательно фиксировались и отправлялись в Англию. Ученые мужи Королевского общества в удивлении качали головами, изучая отчеты. В конце концов, достижения Левенгука получили официальное признание. Ученый-самоучка в 1680 году был избран действительным членом Лондонского королевского общества. Позднее его приняли и во Французскую академию наук. Открытия Левенгука стали настоящей сенсацией. В Делфт стали стекаться любопытствующие, чтобы оказать микробам поистине королевские почести. Коронованные особы склоняли свои венценосные головы над волшебными линзами, желая получше рассмотреть госпожу инфузорию-туфельку. В 1698 году состоялась памятная встреча Левенгука с Петром I. Посещал Левенгука и известный английский писатель Джонатан Свифт: знакомство с микроорганизмами вдохновило его на создание "Путешествий Гулливера".


  ДРУЗЬЯ ИЗ ДЕЛФТА

  Левенгук и Вермеер не могли не знать друг друга - слишком мал был Делфт, чтобы два известных человека, крещенных к тому же в одной церкви и чуть ли не в один день, не раскланивались друг с другом на улицах родного города. Но два замечательных голландца вполне могли быть и близкими друзьями. Не случайно после смерти Вермеера именно Левенгук был назначен его душеприказчиком.

  У художника и ученого явно были общие интересы. Американский исследователь Артур Уилок заметил, что после 1655 года, когда Левенгук увлекся астрономией и навигацией, на полотнах Вермеера тоже появились "методично воспроизведенные карты и глобусы". На картине "Астроном", например, с максимальной точностью изображен глобус звездного неба Йодокуса Хондиуса (он был впервые опубликован в 1660 г.). Можно даже различить несколько созвездий (слева - Большая Медведица).

  Левенгука и Вермеера мог сблизить и интерес к оптике. Некоторые особенности работ художника (подчеркнутая перспектива, размытость переднего плана, световые блики, почти квадратный формат) наводят на мысль о близком знакомстве с камерой-обскурой, прабабушкой современного фотоаппарата. Однако Вермеер, если и пользовался ею, то не как простой копировальщик. Он был исследователем. С дотошностью, сравнимой разве что с дотошностью Левенгука, изучающего неведомые "существа", художник изучал, используя новейшие технические достижения, жизнь материи и света, стараясь запечатлеть увиденное.

  Левенгук вполне мог позировать для обеих картин, равно как и выступать в роли заказчика. В 1668 году ему было тридцать пять - возраст, вполне соответствующий внешности ученого у Вермеера. Хотя Антони пока еще не прославился своими открытиями в микробиологии, но уже был известен как знаток астрономии и географии.

  Сохранился портрет натуралиста кисти Яна Верколье, написанный в 1686 году. Кажется, что ученый с картин Вермеера похож на Левенгука Верколье. Нужно только снять парик и сбросить два десятка лет.