Ларсен Тутта

, ведущая MTV

Автор: Оксана Барциц

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Второй шанс Тутты Ларсен



Через год стану ведьмой

— А сама Тутта Ларсен привыкла жить разумом или чувствами?

— Чувствами, к сожалению. Иногда немного разума мне бы не помешало. В житейских вопросах я сначала говорю и делаю, а потом думаю. Но и лишняя разумность женщине вредит. Она должна жить «разумом тела» — интуицией. Поэтому и в любовь с первого взгляда я не верю. Любовь — это то, что приходит со временем на почве влюбленности и страсти. После вспышки приходит реальность, и ты начинаешь трудиться во имя общего будущего. И в дружбу между полами я не верю! Эти отношения всегда окрашены чем-то большим с одной стороны. Даже в деловых отношениях между полами всегда есть доля эротизма, полового интереса, кокетства и симпатии. Среди моих друзей больше мужчин, и все они когда-то пытались стать моими поклонниками.

— Кстати, о поклонниках. Кто ваш новый бойфренд?

— Я называю его «мой дружок». Ему это нравится. Мы познакомились с ним семь лет назад. Пересекались на днях рождения, тусовках и никогда серьезно не общались. Когда я спустя полгода после пережитого кошмара выздоровела, он был первым, кто позвонил и вместо вопроса о здоровье и настроении сказал: «Привет! Когда мы будем делать сайт?» Оказалось, он ничего не знал о случившемся. После этой фразы мне стало так хорошо, как будто ничего страшного в моей жизни не было! Мы стали созваниваться, встречаться и даже ездили за город с его другом, желая найти город Протвино с его третьим протонным кольцом. Последнее мы так и не нашли, но городишко отыскали, проплутав несколько часов вокруг Серпухова. Тогда не было даже мысли, что с этим человеком у меня может быть что-то, кроме дружбы, я даже не воспринимала его всерьез! Денис младше меня на 4 года, но эта разница не сказывается на наших отношениях, за исключением каких-то культорологических моментов. Например, я слушаю песню Аллы Пугачевой «Миллион алых роз», у меня щемит сердце, и я говорю: «Блин, как круто! Я выросла на этой музыке!» А он: «Ну ты, мать, отстала от жизни! Вот я вырос на «Модерн Токинг»!» И мы начинаем смеяться — какие-то несчастные 4 года, а какая разница во вкусах! Ну и еще мы расходимся в отношениях к родителям — он слишком независимый, а я это уже переросла. Раньше я пыталась как-то «оторваться» от семьи, а теперь она для меня на первом месте. Если я не созвонюсь с мамой в какой-то день, я чувствую себя неуютно. Когда со мной произошло несчастье, мама бросила работу в Донецке, приехала в Москву и полгода со мной жила. Маме важно мое счастье, и если она видит, что конкретный человек делает меня счастливой, он ей нравится. Денис — мужчина, у него другие установки. А в личных взаимоотношениях мне, наоборот, кажется, что он намного серьезнее меня и взрослее.

— Несколько лет назад в своем интервью вы сказали, что у вас нет ни квартиры, ни машины, ни даже собаки. Что изменилось за это время?

— В быту я по-прежнему в подвешенном состоянии. Сама живу у своего мужичка, делю площадь с ним и его черепахой. Я по-прежнему мечтаю о собаке, но мой образ жизни не позволяет мне ею обзавестись. Машину водить так и не научилась — лень (все курсы с утра, а я люблю поспать до 9) и страшно — я часто езжу в такси и вижу, как бесшабашно некоторые водители ведут себя на дорогах. Мечтаю о доме в деревне, в лесу, так как дача с ее грядками картошки — не для меня. Но пока не могу позволить себе и этого. Арендую квартиру для своей мамы, 5-летнего кота Буча и 20-летней сестры Кати, которая изучает банковское дело. С сестрой мы очень разные, так как у нас разные отцы, каждая из нас внешне похожа на своего папу. Катя очень женственная, степенная, почти «тургеневская девушка» — красавица: длинноногая брюнетка с длинными волосами, темными глазами и прекрасной фигурой. Но в чем-то мы и похожи, например, когда у нее начинается насморк, у меня заболевает горло, а у мамы ломит суставы. У нас троих очень тесная связь. Маме постоянно снятся вещие сны. Например, когда я болела, мама позвонила доктору, чтобы спросить про какое-то лекарство, и, прощаясь, поздравила его с днем рождения, хотя сама не знала, как угадала число. В другой раз папы долго не было дома, он должен был вернуться в три часа ночи со смены, а приехал лишь в 7 утра. Мама долго ждала его, волновалась, а потом заснула, и ей приснился сон, будто отца задержали гаишники. Это оказалось правдой, и, когда папа начал рассказывать эту историю, мама остановила его и продолжила сама, упомянув даже номер остановившей отца машины! У женщин в нашей семье есть ведьминка, которая открывается после 30 лет.

— А в отношении ваших бойфрендов мама что-то предсказывала?

— Она видит все и с самого начала. Мама — очень мудрая женщина, но я никогда ее вовремя не слушаю, так как мне самой нужно убедиться в том, что она права. Но все мамины предсказания рано или поздно сбываются.

Беременность была игрой

— Кто в вашей семье занимается хозяйством?

— Никто! Мы оба появляемся дома в полночь. Завалы нам помогает разбирать домработница. Продуктами затариваемся сами, но готовим редко. Зато это совместный процесс и очень творческий. Обедаем часто в городе, ужинать стараемся вместе. У нас общая казна, в которую каждый вносит приблизительно равную часть. Но я транжирю деньги на тряпки, подарки, гулянки, а Денис — на серьезные вещи. Несколько раз отдыхали за границей.

— Вы сейчас живете гражданским браком. О штампе в паспорте не думали?

— Для меня сейчас это не принципиальный вопрос, да и предложение Денис мне пока не делал. Мы вместе два года, и я не думаю, что это такой уж срок для официальной женитьбы. Считаю, что штамп имеет смысл лишь при наличии детей. Я на своем предыдущем опыте убедилась, что печать ничего не меняет. Наши отношения более честные, нас ничего не держит, но мы остаемся рядом друг с другом по собственному желанию.

— А с прежним мужем вы сейчас общаетесь?

— Нет, но недавно мы случайно встретились на улице, постояли, поболтали ни о чем. Мы — совсем чужие люди.

— С Денисом вы планируете в будущем иметь детей?

— В ближайшем будущем — нет, хотя я готова к этому и морально, и финансово, но могу говорить сейчас только за себя. Мы эту тему пока не поднимаем — мне не позволяет здоровье. Я хожу в бассейн, занимаюсь даосской гимнастикой, но после случившегося нужно пройти специальную профилактическую подготовку…

— Причиной трагедии был стресс?

— Никаких стрессов не было, просто сама беременность была ошибкой. Нам нельзя было иметь детей, потому что к тому моменту мы не любили друг друга. Мы не заслужили ребенка, так как не могли ему ничего дать. Сначала я даже думала, что в такой ситуации не очень правильно рожать, но еще более неправильно было бы убить ребенка. Я считаю аборты страшной вещью, к тому же это была моя первая беременность и девочка, о которой я всегда мечтала… Угроза потери ребенка была изначально, но ее сразу не заметили. Потом врачи сказали мне, что проблему можно было предварительно диагностировать на 9-й неделе и дать точный диагноз на 17-й. А мне о ней сообщили лишь на 32-й… Сейчас я воспринимаю произошедшее как Божье провидение и урок, как надо и как нельзя. У меня было неправильное отношение и к самой беременности. В этот период я жила в совершенно нереальном мире и не воспринимала свою беременность всерьез. Для меня это была игра.

— Многие считали демонстрацию вашего живота в прямом эфире позерством, выпендрежем и плохой приметой…

— Это несправедливо! Показушности не было! Была огромная радость, которой я хотела поделиться со всеми женщинами Земли. Особенно с теми, кто считает, что с рождением ребенка их собственная жизнь заканчивается. Я пыталась убедить, что быть беременной — прекрасно. Женщина в положении — не инвалид, которому ничего нельзя и который вечно плохо себя чувствует! Я летала от счастья, меня не мучил токсикоз, не ломило суставы. У меня было столько энергии! К тому же, если ты действительно хочешь ребенка, никакие сглазы на тебя не подействуют. Я чувствовала себя просто прекрасно и даже не подозревала, что все так может кончиться…

— Что произошло потом?

— Впоследствии я чуть не умерла, у меня полностью «рухнул» организм. Мне пришлось пройти через искусственные роды на 32-й неделе, у меня были схватки, потуги — все то, через что обычно проходит рожающая женщина, но при этом у меня нет ребенка… Депрессия длилась полгода. Мне не хотелось жить, но и суицидальных настроений не было, не было вообще никаких настроений и желаний. Мне было больно, плохо, я две недели провела в больнице, поедая таблетки, с температурой 40 градусов, у меня поочередно отказывали все органы. Выжить в этой ситуации мне помогла мама, добрые люди и хорошие врачи. А позже — Денис… Многие люди, которых я считала чужими, вдруг появлялись с такой неоценимой помощью, что до сих пор не могу в это поверить. Без поддержки этих людей я бы не справилась.