Лазутина Лариса

, лыжница

Автор: Андрей Митьков

Статья: Ларису Лазутину заказали

Сайт:Известия.Ру



Желание руководителей мирового спорта представить историю как очередную практически оформленную победу над всеобщим злом понятно. Однако не является отражением реального положения дел. В распоряжении "Известий" оказались рапорты Центральной (швейцарской) антидопинговой лаборатории в Лозанне, которые касаются двух случаев в декабре. Шеф антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России профессор Николай Дурманов и сам уверен, и другим убедительно доказывает: документы подтверждают невиновность Лазутиной.

О положительных пробах Лазутиной Российскую лыжную федерацию Антидопинговая лаборатория в Лозанне проинформировала факсом с исходящим номером 0812. Первый рапорт "О результатах анализа по контролю допинга" был отправлен 12 апреля 2002 года в 8.59. В нем, в частности, представлена следующая информация:

"Заказчик: IDTM (International Doping Test & Management).

Дата рапорта: 09.04.2002.

Дисциплина: горные лыжи.

Событие: лыжные гонки среди женщин 22.12.2001.

Дата взятия пробы: 22.12.2001.

Действующие нормы: ISO 17025, номер аккредитации STS 288.

Получение образца: 04.01.2002, 10.00.

Первичный анализ: 07.01.2002, 14.00.

Примечание: Метод определения мочевого и рекомбинантного эритропоэтина не является частью регистрации лаборатории STS 288.

Подписано: Мартель Сожи, директор Антидопинговой лаборатории в Лозанне; Иван Пфайстер, ответственный за анализ.

Копия: в МОК".

Рапорт, информирующий о второй декабрьской положительной пробе, пришел минутой позже, однако он практически идентичен. Там лишь другие биохимические параметры, номера, коды и, естественно, даты. Пробу взяли 9 декабря (хотя в официальном пресс-релизе на сайте FIS указано, что 8-го), в лабораторию доставили 14-го в 8.45, а провели первичный анализ - 17-го в 16.30. Все остальное - то же самое.

Дурманов признается, что приятно удивился. В рапортах он обнаружил пять взаимосвязанных, круто переплетенных фактов - от курьезного до основополагающих, которые по логике, здравому смыслу, а главное - по действующим нормативным актам позволяют утверждать категорично: Лазутина невиновна.

Факт первый

Организация, по заказу которой проводились пробы Лазутиной. В последние годы допинговые скандалы случались так часто, что даже обыватели не только узнали все проверяющие и карающие инстанции, но и разобрались в нюансах: медицинская комиссия МОКа - не WADA (Всемирное антидопинговое агентство), а последняя инстанция при рассмотрении спорных случаев -- вовсе не апелляционный комитет международной федерации, а Высший спортивный суд по спорту в Лозанне. Но в декабре тесты у Лазутиной брали по требованию организации IDTM.

У нас есть основания предполагать, что скандал с Лазутиной спровоцировала/организовала именно IDTM. Компания, безусловно, заслуживает пристального внимания - и в одном из ближайших номеров мы расскажем о ней подробно. Пока ограничимся фактами.

IDTM - частная компания, акционеры которой - граждане Швеции Стэффан Сальстрём (65 процентов акций) и Сверкер Бэклунд (35). По нашей информации, IDTM не аккредитована ни в МОКе, ни в WADA. Но при этом - имеет договора с FIS и Международной федерацией легкой атлетики. Договора на что? Дурманов категоричен: "На отлов российских спортсменов. Это не ученые, а этакие Пинкертоны. Они отслеживают "неугодных" и "заказанных". А может, и следят..."

Интересно: все действия IDTM проводит в соответствии с системой контроля качества самой IDTM. А вот соответствуют ли они стандартам тех же МОКа и WADA, где все четко прописано? Где и как IDTM собирает, хранит, перевозит образцы; как ведет документацию etc. - проверить практически невозможно. Как и узнать, кто и как оплачивает IDTM ее услуги. Частная компания не обязана отвечать на вопросы.

- Ни FIS, ни другая федерация не должна была делегировать IDTM свои права. Это противозаконно. Получается, что над международными организациями - теми же федерациями или МОКом, где уже более или менее устоялась система учета национальных интересов, принятия решений, ревизий, проверок, отслеживания, - стоит акционерное общество? Это нарушение духа и буквы всех нормативных актов!

Факт второй

Соотношение дат взятия проб, доставки в лабораторию и проведения первичных анализов. Вопросы по процедуре забора, транспортировки и хранения образцов, которые поставлены в первом факте, являются не праздными, хотя и общими. Однако изучая рапорты, можно переходить к важным частностям. Из приведенного отрывка следует, что пробу мочи у Лазутиной взяли 22 декабря 2001 года. Но в лабораторию она попала только в следующем году - 4 января, спустя 13 дней. А проанализировали ее спустя еще три дня.

Увы, но в сложившейся ситуации - когда международные спортивные чиновники фактам предпочитают демагогию - от жанра вопросов без ответов не уйти. Что происходило с пробой Лазутиной с 22 декабря по 4 января? Где и как она хранилась? Условия хранения отвечали всем лабораторным стандартам, принятым в мире? Подвергалась ли проба воздействиям или манипуляциям, специально или случайно? Какие подтверждающие документы имеются? И это - самая малость.

Дурманов говорит: "Может, это покажется странным, но хранение мочи, работа с ней - особый жанр. С кровью, например, и то проще. Я знаю, что у IDTM для соблюдения всех норм и правил нет необходимых мощностей. Не говоря уже о лаборатории для тестирования мочи!"

Факт третий

Вид спорта, к которому приписали Лазутину. Этот факт, конечно, можно назвать курьезом, досадной опечаткой или случайной ошибкой: спорт, в котором соревнуется пятикратная олимпийская чемпионка в лыжных гонках, руководители антидопинговой лаборатории назвали "горные лыжи". Однако он скорее говорит о непрофессионализме и ангажированности: очень похоже, что документы оформлялись в спешке, если не сказать - в панике.

Факт четвертый

Дата информирования о положительных пробах Лазутиной. В антидопинговом кодексе олимпийского движения прописано четко: о позитивной реакции первичной пробы необходимо известить строго в течение того же дня, когда она была сделана; это основополагающий принцип допинг-контроля. Но, как видно из документов, первичные пробы Лазутиной проанализировали 17 декабря 2001 года и 7 января 2002-го. Почему нашей федерации о положительных пробах сообщили лишь 12 апреля - когда прошло соответственно почти четыре месяца и более трех?

Западноевропейские и североамериканские СМИ чрезвычайно активно отреагировали на информацию "о еще двух" положительных допинг-пробах Лазутиной. А чиновники FIS и МОК довольно эмоционально комментируют им "этот факт". Однако ни в одной заметке, ни в одном комментарии не названа причина, по которой информация об итогах проб в нарушение всех законов и правил была задержана на месяцы. Самое развернутое объяснение: "по некоторым причинам".

- Вы знаете, почему эта история всплыла именно сейчас? Казалось, чего больше: утверждая, что Лазутину поймали на допинге, у нее забрали золотую олимпийскую медаль, дисквалифицировали. В чем же высший резон?! - спрашивает меня Дурманов.

- Чтобы в случае аннулирования всех результатов Лазутиной норвежцам и канадцам достались медали более высокого достоинства.

- Это только то, что очевидно, - надводная верхушка айсберга. Сам "айсберг" больше. "Вспомнив" о декабрьских положительных пробах Лазутиной сейчас, оппоненты на предстоящих слушаниях в Высшем арбитражном суде по спорту пытаются набрать очки. Ведь в режиме спокойного технического разбирательства о случаях Лазутиной и Даниловой на Олимпиаде они нам уже проигрывают. Недаром в четверг МОК уже в третий раз попросил перенести заседание на более поздний срок - для "подробного изучения дела". Любыми способами они пытаются не допустить обсуждения процедурных вопросов, хотят перевести все в разряд политического шоу.

Факт пятый, самый важный

Примечания, говорящие о несоответствии процедуры анализа установленным нормам. По сравнению с этим фактом - козырным тузом и джокером одновременно - предыдущие кажутся никчемными "шестерками". Приведем две цитаты из рапортов: "Действующие нормы: ISO 17025, номер аккредитации STS 288" - первая. Вторая: "Примечание: Метод определения мочевого и рекомбинантного ЭПО не является частью регистрации лаборатории STS 288". В переводе с канцелярита на доступный язык цитаты звучат именно так: "ЭПО у Лазутиной обнаружили методом, входящим в указанный свод правил (ISO - это международный свод лабораторных стандартов). Однако метод, которым у Лазутиной обнаружили ЭПО, в указанный свод правил не входит".

- И на Олимпиаде, и после мы пыталась доказать: метод определения эритропоэтина - неофициальный, непроверенный, ненадежный... Что данные, которые получены с его помощью, никак нельзя использовать для вынесения серьезных решений. Более того, на этом построена и наша апелляция в Высший арбитражный суд по спорту, это мы хотели доказать. И вдруг приходит рапорт из Центральной антидопинговой лаборатории, где это написано открытым текстом. Казалось бы - все! Вопрос закрыт, люди признают справедливость нашей позиции... Но вместо того чтобы извиниться перед Лазутиной и вернуть ей золото, FIS и МОК на основе этого же рапорта хотят лишить ее оставшихся медалей. Это абсурд... В голове не укладывается...

Прекрасно понимая проигрышность позиций по фактам, оппоненты проводят сейчас такую мысль: может быть, метод определения ЭПО не признан, но нарушителей-то все равно надо ловить, и ловить хотя бы тем методом, который уже есть. Параллельно следует жесткая критика позиций российской стороны: мол, обратите внимание, они не говорят, что Лазутина не употребляла допинг, они утверждают, что ее неправильно поймали. По нашему категоричному мнению, здесь происходит подмена понятий. На основе метода, которого по сути не существует, даже просто нельзя ни о чем рассуждать, не говоря уже о том, чтобы делать выводы.

Есть документ более чем двухлетней давности, где Александр де Мерод - глава медицинской комиссии МОК - поставил резолюцию: "Метод по определению ЭПО нужно проверить, валидизировать и лишь потом применять". И возникают глобальные сомнения: если за два года метод официально так и не утвердили, может, он действительно дает грубые ошибки? И можно ли исключить, что, используя его, МОК и федерации не преследуют корыстные цели?

Собственно на этом можно было ставить точку. Однако поведение международных чиновников показывает, что точку ставить рано. Поставим смысловое многоточие. Есть еще что сказать.