Лаба Валерий

, рядовой , охранявший военный госпиталь в Моздоке, преградил путь начиненному взрывчаткой 'КамАЗу'

Автор: Константин Гетманский, Антон Клюев

Сайт: Известия

Статья: ЛАБА



Еще в начале службы, в казарме, куда поселили новобранца Валерия Лабу, пацаны заговорили, кто как в армию угодил. Кого-то из вуза выгнали, кто-то откупиться не смог: денег не хватило. Мало кто из его роты рвался служить. У Лабы была своя история: вполне обеспеченные родители предлагали ему остаться дома, учиться, работать - денег на откуп хватало. А сын наотрез отказывался: мол, хочу проверить себя. Жизнь длинная, еще все успею.

У охраны госпиталя, где служил Валерий Лаба, распорядок службы такой: два часа с автоматом в руках на посту - четыре часа отдыха. И так три месяца, не покидая территории. Потом в часть - заниматься своими обязанностями по специальности.

В пересменке между дежурствами рядовой Лаба обычно возился с МТЛБ - многофункциональным тягачом легкобронированным. Техника старая, но востребованная, поэтому приходилось постоянно следить, чтобы была на ходу. У себя в роте Валера считался лучшим механиком-водителем.

- Он и баранку умело крутил, и гайки закручивал, и с оружием был на "ты". Ведь в армии ты в первую очередь - боец, солдат, а уж потом - водитель или повар, - говорит сослуживец Валеры младший сержант Аслан Алиев. - Вообще Лаба своим парнем был. С характером. Но под себя никого не подминал. А мог бы, наверное: у нас он почти год отслужил.

Сослуживцы рассказывают: Валера любил играть в шахматы и читать.

- Есть у нас книжки, которые по рукам ходят: затрепанные - жуть. Ну, про киллеров всяких, ментов, суперменов. Попса в общем. Лаба не любил такое. Читал в основном исторические романы, - говорит сержант Алиев.

- Лаба (так привыкли называть Валеру в части. - "Известия") не выделялся ростом, телосложением, обычный парень - темненький, худенький... - вспоминает офицер организации досуга полка капитан Глеб Федоров. - Он другим брал: грамотный парень, не из тех, что два слова связать не могут. За словом в карман не лез - пошутить в тему мог, историю рассказать... Этим ребят и притягивал.

В минувшую пятницу весь караул знал: в городе возможны теракты. Нет, не начальство предупредило - по своим приметам определили. У ворот госпиталя, где обычно дежурят два-три вохровца "с одним ружьем на всех", с утра выставили трех омоновцев в бронежилетах и с автоматами. ОМОНом усилили охрану вокзала, рынка, других мест скопления людей. Атмосфера в караульном помещении, расположенном за зданием госпиталя, тем не менее оставалась прежней: кто спал после дежурства, кто читал, кто играл в шахматы. Свою последнюю в жизни шахматную партию Валерий сыграл за полчаса до гибели. Выиграл.

Пришел разводящий - командир противотанкового взвода Магомед Казинбеков. Окликнул Лабу - пора! Рядовой получил автомат и с разводящим вышел из караульной. В 18.55 Валера принял смену. На пять минут раньше срока. За три минуты до взрыва...

Его персональный пост располагался на территории госпиталя, у торца основного здания, примерно в 40 метрах от железных ворот. Пост - несколько бетонных блоков, укрепленных мешками с песком. Место выбрано так, чтобы в случае прорыва террористов постовой мог со стороны прикрыть главный вход в здание.

В 18.58 "КамАЗ", груженный взрывчаткой, снес ворота, сбил трех омоновцев. Никто из них даже не успел среагировать. От центрального входа в госпиталь грузовик отделяло метров пятьдесят. Рядовой Лаба вскинул автомат и открыл огонь. В следующий момент смертник, первоначально направлявший автомобиль прямо в проходную госпиталя, вывернул руль, и грузовик понесся на Валерия. Врезался в пост, подмял под себя солдата. И взорвался.

- Валера спас жизни многих людей. Если бы не он, "КамАЗ" наверняка бы заехал прямо в главный вход здания. Тогда бы жертв было намного больше. Геройски погиб парень. Но у нас страна героев не ищет - разошлет по домам погибших стандартные похоронки и забудет. Не думаю даже, что Лабу наградят посмертно. За поиском виновных кто об этом вспомнит? - считает капитан Федоров.

Родители Валерия - Валерий Митрофанович и Светлана Михайловна - недавно взяли отпуск и 1 августа поехали в Моздок на своей машине. Проведать сына. Добраться до его места службы они планировали в понедельник. Но до сих пор об их судьбе никому ничего не известно.

- Я даже не знаю, где они! Может, сами попали в катастрофу, и у меня три трупа будет! - заливается слезами Валентина Михайловна, родная тетя Валерия, сестра его матери. Она уже два года живет в поселке Федоровский, вместе с семьей Валерия, куда приехала с Украины.

В понедельник она вылетела из Сургута в Ростов, где надеется встретиться с родной сестрой и ее мужем.

- У них радио всегда в машине включено, но говорили про него по радио или нет, я не знаю...

Валерий Лаба - практически ровесник поселка Федоровский, расположенного недалеко от Сургута. Поселок отмечает в этом году свое двадцатилетие. Валера же 1 июля отпраздновал в Моздоке свой девятнадцатый день рождения.

Родители привезли его на Север со своей родины, из города Снежное Донецкой области, еще грудничком. Потом маленький Валера ходил в только что построенный детский садик. Затем стал учеником поселковой школы № 5. На летних каникулах несколько раз ездил с родителями в гости к любимой тете, которая в советское время жила с мужем в военном городке недалеко от Сухуми. Купался в Черном море, загорал. Затем там началась война, и Валентине Михайловне пришлось вернуться на Украину.

- Когда приезжал на море еще совсем маленьким, веселый был такой! Все время вопросы задавал разные, нос совал куда не надо в гарнизоне, машинами военными интересовался. Как любой мальчишка. Хотя волосы у него тогда очень длинные были - на девчонку был сильно похож! Я знаю, что в школе с литературой у него не все в порядке было, но по точным наукам он хорошо успевал, - вспоминает Валентина Михайловна. - А к любой технике его всегда очень тянуло. В старших классах все время за компьютером сидел, когда с друзьями не гулял по поселку. У его отца старый "КамАЗ" есть. Так Валера его своими руками чуть ли не весь перебрал, чтобы машина хорошо работала! Сам иногда ездил на нем, когда 18 лет исполнилось. Любил эту машину. Писал потом уже из армии, что в части вроде бы помогал эти грузовики ремонтировать. И сам от этого несчастного "КамАЗа" погиб!

Валера ушел в армию в ноябре прошлого года.

"Я ревела, как сейчас, когда он уходил", - вспоминает Юля, девушка Валеры, с которой он встречался почти два года. Она пришла в понедельник проводить Валентину Михайловну в Ростов. По словам тети, Юля и Валера искренне любили друг друга, но "еще даже не целовались". Сыграть свадьбу хотели после демобилизации Валеры. "Он улыбался, шутил. Говорил, все нормально будет".

- Провожали Валеру чуть ли не всем поселком, - рассказывает Валентина Михайловна. - Мальчик он всегда был очень общительный. Я помню, как почти два дня в эту квартиру заходили его друзья: желали удачной службы в армии.

Морозным ноябрьским утром на сборный пункт в Сургуте Валеру отвозили отец, мать, тетя и его любимый ротвейлер по кличке Отар. Пока ехали до Сургута, пес чуть не на руках у парня сидел, нежился, все норовил лизнуть. Валера, предвкушавший встречу с ровесниками-призывниками, с улыбкой отмахивался от надоедливого любимца. Даже по носу один раз легонько стукнул.

- А когда уже попрощались и Валера стал в автобус садиться, Отар вырвался от нас. Мы у нашей машины стояли, - вспоминает Валентина Михайловна. - Пес подбежал к нему и как тяпнет его за руку! Как будто хотел удержать, не пустить. Целый кусок мяса вырвал! Кровь на снег из руки закапала.

Собаку успокоили, а опешившего от поступка Отара Валеру повели в медпункт. Пока обрабатывали рану и делали перевязку, автобус с призывниками уже уехал на вокзал. К поезду опаздывать было нельзя.

- Военком нам тогда сказал, что ничего страшного в этом нет, - подчеркивает Валентина Михайловна. - Мол, Валера может поехать и с другими призывниками через 10 дней. Но Валера сам отцу заявил, что не хочет ждать, а хочет служить именно со своими ребятами. Они как-то уже успели познакомиться за час на сборном пункте.

Валерий Митрофанович быстро завел машину и догнал автобус.

- Получается, что мы его своими руками на смерть отправили! Ведь мог бы служить совсем в другом месте, - плачет Валентина Михайловна. - Помню, когда его друзья провожали, многие ему желали, чтобы он служил поближе к дому.

Но попасть в часть, расположенную хотя бы в Тюменской области, не получилось. Новобранец Лаба сразу попал на Северный Кавказ.

- Мы тогда два месяца почти в трауре были. В церковь каждый день ходили, молились за него. Отец его даже поседел, осунулся. Потому что страшно волновался, - заливаясь слезами, вспоминает Валентина Михайловна. - Скажите, ну почему парнишка с Севера должен служить на этом Кавказе? В чьей это власти? Кто виноват в этом?

По словам Валентины Михайловны, после Нового года от Валеры стали приходить хорошие, веселые письма.

- Мы успокоились, хотя какое-то недоброе предчувствие всегда оставалось. Весной он пневмонией заболел, попал в тот самый госпиталь в Моздоке, - вспоминает Валентина Михайловна. - Мы уж хотели поехать к нему. Но он сказал по телефону: не надо! Вылечился, писал, что в Северодвинск их отправили, какой-то полигон строить. Уж лучше бы там оставили их! Два месяца назад он звонил, сказал, что опять находится в госпитале. Мы заволновались, но он объяснил, что теперь в охране госпиталя служит. Последний раз Валерий звонил родителям 28 июля. Сказал, что у него все замечательно. Потом мы узнали, что он в тот день многих друзей обзвонил. Как будто прощался...