Kuznetsov Yuriy

Автор: Сергей Бавли

Сайт: MigNews.COM

Статья: Новогодний артист России



Знаменитый "ментовский" сериал "Улицы разбитых фонарей" смотрят всюду, где имеется "русскоязычное человечество". Уже семь лет смотрят. И столько же встречают Новый год с Юрием Кузнецовым - большим знатоком особенностей национальной охоты и рыбалки. Хотя "особенности" до боли в голове знакомы большинству из нас, от экранов не оторваться. Та же загадка и с "Улицами". Неразрешимых детективных загадок создатели фильма перед нами вроде не ставят. Но вот любопытный вопрос: почему такую симпатию вызывает подполковник Петренко, вроде бы задуманный авторами как милицейский бюрократ, чинуша и просто занудный мужик? Кличку-то Мухомор симпатичному человеку не дадут?

- Или дадут, Юрий Александрович?

- Да это ребята наши придумали.

- Это как?

- А очень просто! Не было по сценарию в начале у подполковника Петренко ни имени, ни отчества, ни клички. Ребята, партнеры мои, - люди интеллигентные, вежливые. К тому же они гораздо моложе меня. Вот на площадке и величали меня по батюшке. Потом решили и моего героя сделать полным тезкой. Для удобства. А "Мухомора" кто-то из них придумал прямо во время съемок. Понравилось и сценаристу, и режиссеру. Так и пошло.

- Обиды на этого артиста не держите?

- Что вы, я даже не помню, кто именно "облагодетельствовал".

- Ну, так я вам напомню: это Сережа Селин, он же Толян Дукалис.

- Откуда вы знаете?

- От него самого, откуда же еще! А вас на улицах, простите, Мухомором не обзывают?

- Меня и до сериала знали и узнавали. Так что артист Кузнецов для народа - не только Петренко-Мухомор.

- А вы грибы любите собирать?

- Люблю, умею и хороший гриб от поганки или (смеется) мухомора всегда отличу.

- Когда Андрей Кивинов предложил вам сниматься в его телепроекте, никто не подозревал, что получится культовый, народный сериал. Будем откровенны: у ваших молодых партнеров особого выбора не было. Это теперь они суперзвезды и народные любимцы, а тогда по специальности работу найти не могли. Но вы-то к тому времени уже являлись звездой всероссийского масштаба. Не было ли у вас тогда колебаний - сниматься или не стоит?

- Вы совершенно правы, мне тогда и в голову не могло прийти, что получится такая "всемирная история", гигантская "Санта-Барбара". В тот момент ни на что подобное не рассчитывали ни сценарист Кивинов, ни режиссер Рогожкин. Но колебаний не было. Думал, подработаю немного. К тому же снимать обещали быстро, а там… как получится. Но вот уже семь лет мы вместе и расставаться ни с коллективом, ни с самим сериалом нет ни малейшего желания.

- А с молодыми партнерами никаких проблем не возникало?

- Ни малейших. Я же говорю, ребята они молодые, интеллигентные. А еще, поверьте опытному человеку, очень талантливые. Темп был бешенный, работа собачья. Никакой особой дистанции мы между собой не держали. Партнеры относились и относятся ко мне уважительно. За что спасибо им.

- Юрий Александрович, такое впечатление, что вы родились в милицейской форме. Ролей стражей порядка сыграли немало. Откуда такая специализация? Может, кто-то в вашей семье…

- (смеется) Так вы уже все знаете! Кто из ребят вам рассказал?

- Перестаньте меня раскалывать, пожалуйста, Юрий Александрович. Иначе "уйду в полную несознанку". Никто мне ничего не рассказывал. И я не понимаю в чем вы меня подозреваете, товарищ подполковник.

- Я подполковник только в кино. А вот мой отец - офицер милиции. И прослужил в ней всю жизнь. Его товарищи по работе постоянно бывали у нас дома. Так что милицейскую службу, можно сказать, знаю не понаслышке.

- Теперь понятно, почему в вашем исполнении "менты" такими настоящими выглядят. Значит, с детства подсматривали, запоминали, готовились. А как вообще вы стали актером? Ребенок из приличной офицерской семьи…

- С детства привык к аплодисментам.

- В знаменитом "Мзиури" вы, сколько я помню, не пели…

- Не пел. Я вообще не пел. Но однажды, по просьбе одноклассников, зарыдал в три ручья. Вот так и заработал первые бурные аплодисменты. Тут же записался в школьный драмкружок. Хлопали часто, я, как теперь говорят, "подсел".

- И вместо того, чтобы "излечиться" и поступить в школу милиции…

- Что-то в этом роде… К тому времени, когда пришла пора определяться, вдруг выяснилось, что ничего другого я все равно делать не умею. Поступил и закончил театральный во Владивостоке, довольно долго проработал на местной сцене. Потом еще были театры Омска и Хабаровска. Школа, скажу я вам, была уникальная. Провинциальный театр - это вам не московско-питерский, с тремя премьерами в год. На периферии за год выпускается семь-восемь спектаклей. Как минимум. И каждый актер занят ежедневно, а чаще два раза в день. И без халтуры!

- В кино сразу начали сниматься?

- До съемок была дистанция огромного размера. Но не зря же у меня в дипломе написано "Артист театра и кино". Пришел и мой черед. Первая моя роль была, естественно, милицейская - начальник райотдела в фильме "Мой друг Иван Лапшин", у режиссера Алексея Юрьевича Германа. Не люблю публично выделять кого-либо из тех, с кем довелось поработать, но должен сказать: очень благодарен этому человеку. Я много у него снимался и многому при этом научился. Герман - выдающийся режиссер.

- И в Ленинград вы перебрались, чтобы быть поближе к Алексею Юрьевичу?

- Нет, конечно (смеется). Хотя без Германа все-таки не обошлось. В том смысле, что его фильмы - лучшая реклама. И я, снявшись у Германа, получил приглашение в Ленинградский театр комедии, которое незамедлительно принял. Считаю, что там продолжил свое актерское образование. Шестнадцать лет бок о бок с Игорем Дмитриевым, Михаилом Светиным, другими мастерами. В этот период началась моя активнейшая работа в кинематографе.

- Как вам удавалось сочетать ее с занятостью в театре?

- Все можно успеть, было бы желание. На определенном этапе мои отношения с руководством нашего театра сложились так, что это самое желание пропало. И я ушел. О подробностях не спрашивайте, все равно не скажу.

- Не буду. Спрошу о другом: вы отдали театру почти 30 лет. Сегодня работаете только в кино. У вас нет ощущения, что вы утратили нечто важное для вас?

- Нет, знаете, нет. Я - востребованный артист. Я так много снимаюсь, так много работаю, что просто не могу ощущать, будто мне нужно что-то еще. Театральная сцена очень привязывает к определенному месту и времени, а я очень люблю путешествовать по съемочным площадкам. А в новый театра "ввинчиваться" мне уже поздновато. Хотя приглашения, конечно, были.

- Юрий Александрович, в скольких фильмах вы снимались?

- Этого никто не знает, и я сам точно не знаю . До "ментовского" сериала сыграл примерно в восьмидесяти картинах. Если к этому прибавить все серии "Улиц…" Однако я подполковника Петренко за одну роль считаю.

- При вашей-то занятости вы так надолго на цифре 81 застрянете…

- Вовсе нет! Только за последний год снялся еще в восьми картинах! Причем исключительно на питерской и московской студиях, остальным отказывал - далеко мотаться.

- У вас в сутках те же 24 часа, что и у рядовых граждан?

- Я же вам говорил: было бы желание! Я живу в Пушкине, до аэропорта Пулково - 20 минут езды. Оттуда до Москвы еще 40 минут лета.

- То, что пятилетний юбилей сериала отмечали в Кремле, а новогоднее обращение президента прошло в ментовском обрамлении (Путин выступал в перерыве между первой и второй сериями спецвыпуска "Новый год на улицах разбитых фонарей") - это важно для вас?

- Вы знаете, нет. Это, скорее, важно для наших продюсеров.

- Однако Путин, судя по всему, любит вашу бригаду. А это в сегодняшней России дорогого стоит. Продюсеры - народ дошлый, они это понимают. А вы как-то вяло реагируете на президентские симпатии.

- Ну, что же делать, я ведь не продюсер. А потому для меня гораздо важнее, что на юбилейный концерт, устроенный в Кремлевском дворце, народ валил валом. И что именно нас народ хочет видеть в новогоднюю ночь. Я ведь - народный артист!

-Когда присвоили? Путин или еще Ельцин успел?

- Нет, я никакими государственными званиями не облагодетельствован! Всенародной любовью меня наградили люди.

- А почему вас званиями и регалиями обходят? Вы ведь, насколько мне известно, ни в чем таком замечены не были, не диссидент, не дружите с Березовским и даже не еврей.

- Не знаю. Да и не интересуюсь, честно говоря. Вот из Сочи, с кинофестиваля мне привезли хрустальную вазу в виде мухомора. Думал она с коньяком, оказалась пустая. Наполнил в новогоднюю ночь. А насчет того, что не еврей… В одной из картин Германа моего героя звали Соломон. Алексей Юрьевич и его жена, она же - сценарист Светлана Кармелита, постоянно мне говорили: "Юра, ты настоящий еврей!". "Взгляните на мой славянский профиль", - возражал я. "Ерунда, главное - созданный образ в целом", - отвечал Герман. Для меня - это высшая похвала.

- Вы - наиболее опытный актер из всех участников ставшего легендарным сериала. Может быть, вы сумеете как-то объяснить его невероятный успех?

- (задумчиво) Начнем с того, что американские боевики всем давно, мягко говоря, осточертели. У нас же меньше стрельбы, меньше крови, почти нет развороченных трупов. Зато много юмора, причем доброго, из жизни. Например, выпивон в кадре присутствует, легкий матерок… Народ отдыхает, то есть он смотрит, затаив дыхание: у нас же детектив, интрига, но это же и есть хороший отдых.

- Зато ваш герой постоянно мешает народным любимцам выпивать в кадре, в карты играть в рабочее время и на рабочем месте. Вы и в жизни такой положительный человек? Как вы любите проводить свободное от популяризации образа офицера милиции время?

- В жизни я - не Мухомор. Да и подполковник Петренко, как по ходу сериала выясняется, - не такой уж Мухомор (за это его народ и полюбил). Никаких хобби у меня нет. Вернее есть одно, всепоглощающее - семилетняя дочка Сашенька. Ей и посвящаю все свободное время. Она уже гимназистка - обучается музыке, пению, живописи.

- Сашеньку потом по месту жительства, в Царскосельский лицей отдадите учиться?

- Все может быть. Кстати, знаете, кто крестная у моей дочери; моя, стало быть, кума? Настя Мельникова! Сдружила нас работа.

- А любимые роли в театре или кино у вас есть?

- Нет, не люблю и роли выделять, все - мои! Пожалуй, как ни странно, очень дорожу своими работами в провинции. В кинематографе мне многие роли дороги: все съемки у Германа; у обоих Тодоровских; "Холодное лето пятьдесят третьего" с Папановым; "Особенности национальной охоты"… Нет, выделить одну-две роли не смогу.

- Значит, ваша лучшая роль - впереди, Юрий Александрович!

- Надеюсь.

-А по поводу трактовки роли можете с режиссером "поцапаться"?

-Нет, я не настоящий полковник... С теми режиссерами, с которыми я работал, мы вместе находили общий язык, и тогда получалось кино, которое вы смотрите. А споры по большей части во время съемок "ментов" случаются. Режиссеры меня боятся. Понимаете, один режиссер приходит снимать серию, потом второй, третий... То есть они могут многократно меняться, но не смогут заменить меня на съемках. Я один такой Мухомор на свете.

- Вы считаете себя популярным актером?

- Скажете тоже! Какой я популярный?! Девушки за мной не бегают. Вот на улице подходят люди, автограф просят. Говорят, что я их любимый актер. И ладно, если они меня хотя бы Мухомором называют. Некоторые даже мою фамилию вспомнить не могут.

- Что делать, Юрий Александрович, она у вас не запоминающаяся. Но вы стали одним из самых новогодних людей России. Вот уже лет пять, вы - когда с "ментами", когда в компании с генералом Иволгиным - в ночь на первое января обязательно на телеэкране. В России это дорогого стоит. А что для вас Новый год?

- После дней рождения жены и дочери - главный и любимый праздник в жизни.

- Со всеми его атрибутами?

-А как же?! Стол должен ломиться, елка - чтоб огромная и нарядная…

- И голова наутро должна ломиться?

- Это поправимо.