Kulibin Ivan

Автор: Татьяна Фокина

Сайт: Алфавит

Статья: Гильдия гения



Иван Кулибин не променял купеческую честь на дворянское достоинство

Восьмым, счастливым владельцем волшебных часов лекаря грозного царя – злого волхва Бомелия был нижегородский купец Михаил Костромин. Бронзовые часы с восьмиугольным циферблатом, "зодейными знаками" двенадцати созвездий небесной сферы, долгие годы не работавшие, вдруг в апрельскую ночь 1735 года неожиданно ожили. На часовом круге потешно запрыгали Стрелец с Девой; Овен с Козерогом захлопали в ладоши... и возвестили миру о появлении на свет Ивана Кулибина.

Красивую сказку рассказал писатель Юрий Кларов. Однако и жизнь великого российского самоучки не менее сказочна и удивительна.

Легенды не оставили И.П. Кулибина и после его смерти. Мастер – символ русского изобретательства – в конце жизни увлёкся созданием вечного двигателя и, потратив все свои сбережения на несбыточную мечту, умер в бедности. Говорят, что для организации похорон жена Кулибина продала единственные в доме настенные часы.

В собрании Политехнического музея находятся настенные часы типа больших ходиков, с латунным циферблатом и надписью по латыни "Jwan Kulibin Nijni Novgorod".

В 1950-е годы музей приобрёл эти часы за 1500 рублей у человека, утверждавшего, что это те самые, что оказали Кулибину последнюю помощь.

Из многочисленных изобретений Кулибина до нас дошли лишь знаменитые часы "яичной фигуры", по достоинству оценённые ещё его современниками и явившиеся пропуском изобретателю в Академию наук С.-Петербурга (ныне они жемчужиной сияют в собрании Государственного Эрмитажа). Только представьте себе – в корпусе величиною с гусиное яйцо помещается крошечный театр-автомат, музыкальная шкала и часовой механизм, управляющий всем этим хозяйством– всего 427 деталей!

Эти часы, наверно, и есть первая сказка Кулибина, воплощённая в жизнь. И не так уж далёк от истины Юрий Кларов. Ведь именно купец Михаил Костромин первым разглядел талант местного чудака и не побоялся вложить средства в его изобретения. Он-то и стал крёстным отцом кулибинской сказки.

Костромин, по нынешним меркам, был скорее спонсором, чем меценатом. Екатерина II, взошедши на престол, предприняла ряд путешествий, как она говорила, в "Азию", то есть по Волге от Твери до Симбирска. Ожидалось, что в 1767 году императрица удостоит своим вниманием Нижний Новгород. И Кулибин в 1764 году задумал изготовить к её приезду необычные часы. Своим планом он поделился с купцом М.Н. Костроминым, хорошим знакомым своего отца – тоже купца из староверов. Костромин сразу смекнул, каким личным выигрышем для него может обернуться дело. Но вначале (о-хо-хонюшки!) пришлось изрядно потратиться. Несколько лет Костромин содержал всю семью мастера и его помощника Алексея Пятерикова, выделял средства на приобретение необходимых инструментов и материалов. Для себя, заручившись поддержкой губернатора Аршеневского, Михаил Костромин вытребовал только одну привилегию – лично представить царице самородка Кулибина и его произведения.

21 мая 1767 года Кулибин и Костромин были удостоены чести показать императрице творения изобретателя. Хотя часы были ещё не совсем готовы, Екатерина осталась довольна и пригласила нижегородцев в Петербург после окончания работы. Прошло два года, и Кулибин приехал покорять столицу. Российский самоучка из "глубинки" 17 лет руководил мастерскими Академии наук. Костромин же получил, как ныне принято говорить, высочайший пиар, обернувшийся увеличением оборота и прямым капиталом. А ещё добрую славу на века: кто бы сегодня помнил о нём, если бы его имя не переплелось с именем Мастера?

Почему же Кулибин не успел к приезду матушки-императрицы изготовить часы "яичной фигуры"? Когда работа была почти готова, он увлёкся созданием электрической машины и микроскопа. Представляете положение Костромина? Он несколько лет содержит целую ораву, вот-вот нагрянет царский кортеж, а Кулибину всё нипочём, ему, видите ли, интересно. Потом, конечно, началась лихорадочная работа по сборке и доводке часов. Но, как известно, в этом тонком деле спешка не поможет. К приезду Екатерины часы не пошли. И всё же, как ни странно, императрица в мастера поверила. Зато через несколько лет, когда Кулибин и Костромин предстали перед царскими очами, у них был уже целый набор подарков – и часы "яичной фигуры", и микроскоп, и электрическая машина.

В Академии наук Кулибин, конечно, отличился. Сколько сказочных проектов! "Самобеглая коляска", первый в мире прожектор, лифт, уникальный деревянный мост через Неву в один пролёт, куча научных приборов... А ещё переписка со знаменитым математиком Эйлером, его восторженная оценка кулибинского творчества... Может и голова закружиться от успехов! Но нет, жизнь мастера была трудной, полной забот – не до головокружения. А тут ещё царица, души не чаявшая в обласканном ею нижегородце, предложила выбор: или борода или дворянство. Кулибин отказался – купеческая честь дороже. Что ж, тогда Екатерина распорядилась отлить специальную именную золотую медаль на Андреевской ленте. На лицевой стороне поместили барельефный портрет императрицы, а на оборотной – изображение двух богинь, Науки и Художества. Богини держали лавровый венок над именем Кулибина. Надпись гласила: "Достойному. Академия наук – механику Ивану Кулибину".

Легенда связывает имя Кулибина ещё с одними часами, посвящёнными Екатерине II. В 1853 году появилась заметка в журнале "Московитянин", подписанная неким П.Н. Обнинским: "жительство имею в Москве на Пятницкой, против церкви Св. Климента, в собственном доме".

Обнинский просил прислать к нему комиссию для освидетельствования, как он утверждал, кулибинских часов, находящихся в его доме.

"Стенные астрономические часы, – писалось в газете, – большого формата, недельные. В середине циферблата золотой двуглавый орёл, под ним вензель Государыни Екатерины II. Кругом на серебряной доске надпись "Преименито Имя Ея во веки". Вверху Луна в голубиное яйцо; в циферблате золотое Солнце показывает ход обеих планет. 12 месячных знаков. Затмения Солнца и Луны. Чёрный и белый круг показывает, сколько часов сегодня дня и ночи, стрелка показывает високосные годы. Течение и перемены разных планет. Числа дней, название месяцев и сколько в котором дней. На дверцах футляра круг географический. Другой круг отгадывающий, сколько у кого денег в кармане: сколько раз часы ударят, лишь бы не было больше 84 рублей.

На минутной стрелке устроены удивительно мелкие часы в гривенник, которые, не имея никакого сообщения с общим механизмом часов, показывают время очень верно. Ещё несколько штук, которые определить может астроном".

Далее сообщалось, что эти часы купил у самого Кулибина граф Бутурлин за 18 тысяч рублей. Перед нашествием французов сам граф уехал в Воронежскую вотчину, а его смотритель дорогие часы завернул и опустил в домашний пруд. Весной часы достали и вычистили. Обнинский, правда, не написал, как часы от графа Бутурлина попали к нему. Дальнейшая судьба часов также неизвестна.

Описание астрономических часов выглядит вполне правдоподобно (кроме "круга, отгадывающего, у кого сколько денег"). Долгие годы Кулибин создавал карманные "планетные" часы, с очень сложным механизмом. А ещё миниатюрные часы, устроенные непосредственно в стрелке. Они действительно выглядели фантастично: прозрачный циферблат, по которому медленно ползёт одинокая часовая стрелка. В ней и таился секрет часов. В её удлинённой части, смотревшейся как противовес, находился крошечный механизм с пружинным двигателем, медленно вращавшийся небольшим грузиком. Вместе с изменением его положения изменялось и положение центра тяжести стрелки, и она еле заметно двигалась по циферблату. Остроумное изобретение!

А что же настенные часы Политехнического музея, подписанные именем Великого Мастера? Они попали в музей в 1952 году от механика И.В. Шишканова. По легенде, Шишканов приобрёл часы у священника из города Киржач. Часы показали экспертам, среди которых был известный историк часового дела В.Н. Пипуныров. Он и предположил, что, вероятно, эти часы и есть те последние, проданные женой Кулибина для организации похорон. И хотя в те годы в Политехническом музее не было специалистов по истории хронометрии, интуиция музейных работников не позволила широко рекламировать новое приобретение. Чересчур простенько выглядели часы для столь знаменитого изобретателя. Во времена Кулибина даже часы обычных механиков имели либо музыкальное устройство, либо кукушку, либо сложную календарную систему. А здесь – заурядные ходики с боем, с простым латунным маятником и двумя гирями. Повторное исследование часов уже в 1980-е годы показало, что интуиция музейщиков не подвела. Циферблат, не исключено, и был изготовлен в мастерской Кулибина, а вот сам механизм – шварцвальдский (Германия), на нём обнаружено клеймо "ID". Но точку ставить ещё рано, может быть, найдутся более компетентные исследователи, которые наконец докопаются до истины.