Krippen

Статья: Дело об убийстве жены

Сайт: Самые громкие преступления ХХ века



Доктор Криппен. Дело об убийстве жены.

Началось дело Криппена 30 июня 1910 года, когда мужчина по фамилии Нэш попросил Скотланд - Ярд заняться судьбой его приятельницы-актрисы, которая исчезла ещё 1 февраля. В артистическом мире она была известна под псевдонимами Кора Тернер и Бель Эльмор. Её настоящее имя Кора Криппен. Она была супругой американского врача доктора Криппена, который с 1900 года жил в Лондоне.

История, которую Нэш поведал старшему инспектору Уолтеру Дью вуглядела следующим образом. Криппен занимал небольшой дом в Северном Лондоне по адресу Хиллдроп-Крисчент, 39. Здесь, вечером 31 января он и Кора принимали своих друзей-артистов Мартинелли, которые ушли домой около половины второго ночи. И с тех пор Кора Криппен исчезла.

3 феврля в ансамбль, где выступала Кора поступили два подписанных её именем письма, в которых было сказано, что в виду болезни она вынуждена уехать к родственникам в Калифорнию. Письма были написаны не рукой Коры. Мартинелли и другие друзья Коры обратились к Криппену за более подробными объяснениями, но вместо них Криппен появляется на балу со своей секретаршей Этель Ли Нив. Все были ещё больше шокированы, когда Этель стала носить меха и драгоценности Коры, а 12 марта и вовсе переехала жить в его дом. Но 24 марта Криппен сообщил друзьям своей жены, что она умерла в Лос-Анжелесе от воспаления лёгких.

8 июля старший инспектор Дью направился Хиллдроп-Крисчент. Там он обнаружил только Этель Лив Нив. Сам же Криппен работал на Оксфорд Стрит. Там Дью и нашёл его занятого удалением зубов.

Криппен оказался маленького роста, 50 лет мужчиной с выпученными за стёклами очков в золотой оправе глазами и большими усами. Не высказав ни малейшего удивления Криппен сказал инспектору, что история которую он рассказал друзьям своей жены не соответствует действительности, и что на самом деле его жена жива, и уехала с одним богатым человеком. Историю же он якобы придумал, чтобы о нём не говорили как об обманутом муже.

Криппен привёл инспектора в свой дом, открыл двери во все помещения и предложил полиции помощь в розысках его жены. Дью остался удовлетворён беседой с Криппеном и составил протокол, которым думал закончить дело. Однако во время составления протокола ему потребовалось уточнить некоторые данные, но когда он 11 июля заглянул на Оксфорд стрит выяснилось, что 9 июля Криппен в страшной спешке покинул Лондон в неизвестном направлении. Дью тотчас же поспешил в дом Криппена и обнаружил, что он пуст. Вместе с Криппеном исчезла и Этель Ли Нив. Лишь теперь у Дью зародились подозрения и он приступил к тщательному обыску всего дома и 13 июля обнаружил в полу подвала место, где кирпичный пол был расшатан. Когда же он вынул кирпичи и удалил слой глины, то наткнулся на останки какого-то тела, кровавое месиво, в котором нельзя было отличить ни головы, ни конечностей, а пожалуй только остатки деталей одежды, в том числе дамскую нижнюю сорочку.

Инспектор сообщил о находке в Скотланд-Ярд, и на следующий день около 11 часов утра в дом на Хиллдроп-Крисчент пришёл доктор Огастес Джозеф Пеппер, чтобы исследовать страшную находку.

Пеппер очень быстро понял , что здесь поработал человек хорошо знакомый с анатомией. Убийца не только отделил голову от туловища, но и вунул из тела все кости и уничтожил либо спрятал их в другом месте, чтобы сделать невозможной идентификацию по скелету. Все части тела по которым можно было определить пол жертвы были удалены, исчезли также все мускульные части и кожный покров. Пеппер велел осторожно извлечь все останки и перевезти их в морг Излингтона. 15 июля он предпринял их тщательный осмотр, длившийся несколько часов. Между частями тела он обнаружил остатки пижамы на которой была фирменная этикетка одного очень известного магазина"Ателье сорочек братьев Джонс Холлоуэй". Эта при данных обстоятельствах о многом говорящая находка вселила в Пеппера надежду, что убийца, несмотря на свою осторожность мог допустить и другие оплошности. Из состояния частей тела можно было заключить, что все они пролежали под полом подвала не больше 8 недель. Внутренние органы, которые можно было распознать не несли признаков какого-либо заболевания. Пеппер дал частицы этих органов для экспертизы на содержание в них яда. Дальше этого он пока не продвинулся. То, что лежало перед ним представляло собой не поддающуюся идентификации мешанину мяса, жира, кожи, и нескольких волосков. По длине волос и нижней сорочке можно было предположить, чтио речь идёт о трупе женщины. Но это не являлось доказательством.

Между тем, утром 15 июля руководство дальнейшим расследованием взял на себя Ричард Мьюир. Он ждал результатов со свойственной ему твёрдостью и непреклонностью. Мьюиру было совершенно ясно, что он не выиграет дело против Криппена, если не докажет, что останки, найденные в подвале, являются останками Коры Криппен.

Подруги Коры опознали нижнюю сорочку: она принадлежала Коре. Но и это не могло быть докозательством. После полудня 15 июля Пеппер ещё не был в состоянии дать Мьюиру какую либо надежду на успех. Лишь после долгой и утомительной работы он обнаружил большой лоскут кожи размером примерно 14 на 18 сантиметров, на краю которого сохранились несколько волос, которые выглядели как лобковые волосы. Речь могла идти о лоскуте кожи с нижней части живота. Особый интерес Пеппера возбудило одно специфическое изменение на поверхности кожи. Оно могло быть вызвано и образованием после смерти складок на коже. Но одна деталь напомнила Пепперу, десятилетиями работавшему хирургом операциолнный шрам. Мьюир тотчас же опросил друзей Коры Криппен. В результате выяснилось, что исчезнувшая подвергалась в Нью-Йорке серьёзной гинекологической операции.

Примерно в это же время Скотланд-Ярд издал циркуляр о розыске Криппена и Этель Ли Нив с точным описанием их внешности. Этот приказ был доставлен также на все отплывающие суда. Один из его экземпляров попал в руки капитана британского пассажирского суда"Montrose", который 20 июля прибыл в Антверпен, где взял на борт среди прочих пассажиров некоего мистера Джона Фила Робинсона и его сына. На второй день плавания капитану Кенделлу бросилось в глаза, что сын проявляет за общим столом явно женские манеры.Дальше-больше: он пришёл к выводу, что своим поведением Робинсоны скорее напоминают влюблённую пару, нежели отца с сыном. О своём подозрении он сообщил по радио владельцу судна в Англию. 23 июля старший инспектор Дью и сержант Митчелл поднялися на борт морского экспресса "Laurentic", а 31 июля достигли "Montrose" возле Квебека и арестовали Робинсонов, оказавшихся Криппеном и Этель Ли Нив.

Оставалось ещё доказать, что лоскут кожи принадлежит Коре Криппен, для чего нужно было доказать, что складка на коже ничто иное чем шрам от операции. Путём сложных медицинских объяснений Пеппер доказал это и Криппену было предъявлено обвинение в убийстве жены.

22 октября 1910 года в деле Криппена была поставлена точка. Присяжные, посовещавшись всего 27 минут, присяжные вынесли вердикт: "Виновен". Четыре недели спустя, 23 ноября Криппен был повешен.