Korkunov Andrey

Автор: Анатолий Белясов

Сайт: Экспресс газета (www.eg.ru)

Статья: Шоколадный король



- Андрей Николаевич, слышал, что вы большой гурман. Откуда эти "буржуйские" замашки?

- Не знаю! Родители мои - совершенно простые люди. Я до семи лет жил в деревне у бабушки, а потом в маленьком городе Алексин Тульской области. Когда еще школьником был, мама со мною намучилась. Я не мог есть первое блюдо, если оно простояло больше суток. Для меня лучше было сварить суп из пакета, но чтобы он был свежий! Холодец, винегрет я мог есть, только когда видел, что они сделаны недавно. Не мог сломить себя психологически. А вот когда был студентом, приходилось есть все - и вчерашнее, и позавчерашнее. Кефир, картошка на маргарине - и ничего!

- В детстве мечтали стать космонавтом?

- Два года назад ко мне в офис пришла одноклассница. Так она сказала: "Коркунов! Я же помню, как ты в школьном сочинении написал, что хочешь быть директором завода. Вот ты его себе и построил и стал директором!" Мой отец тоже работал директором завода, он ездил на черной "Волге", его знал весь город. Я считал, это так круто! И хотел походить на него.

- Вас воспитывали в строгости?

- У мамы была привычка снимать тапок и колотить им меня. А била она меня не за обычные мальчишеские провинности, а за то, что я приносил из школы не "пятерки", а "четверки"!

Как вспомню, что катался на льдинах по Оке, меня аж в дрожь бросает! И падали в воду, и спасали друг друга. А потом грелись у костра, да еще за бутылкой водки бегали, чтобы согреться. Боялся я тогда только одного, чтобы трусы мокрые мать не обнаружила.

- Драться приходилось?

- Я этот период как-то проскочил. Когда дрались сильно, я еще маловат был, а когда подрос, эти мероприятия притихли. Занимался я боксом, самбо, лыжами и рубился на хоккейных площадках.

На Олимпиаде заработал на полмашины

- Почему вы решили после школы поступать именно в Энергетический институт?

- У меня сосед поступил в Энергетический, так он на каникулы приезжал в красивой куртке стройотрядовской, с эмблемами… А мне не хотелось изучать фундаментальные науки, я же хотел быть директором. Сосед и посоветовал поступать в Энергетический - ближе к производству. И я поехал учиться "на директора".

- В 60-х годах был громкий процесс над валютчиками. Один из них, некто Рыков, рассказывал, как он начинал бизнес. В школе, учась в первом классе, скупил все пирожки в буфете по пять копеек, а ученикам продавал их по 10.

- Я первые деньги стал зарабатывать на втором курсе. Причем в два раза больше, чем работая по специальности после окончания института. Студентом я получал стипендию и в двух местах числился дворником. Подметал возле школы и недалеко от нашего общежития. К тому же в комсомольском бюро я отвечал за работу с иностранцами. Покупал у них джинсы, а потом перепродавал в Алексине, в Туле и имел неплохие деньги. То есть был я фарцовщиком. Специализировался на джинсах, целлофановых пакетах и сигаретах "Мальборо".

Очень хорошо мы поработали во время московской Олимпиады 1980 года. Я торговал пепси-колой недалеко от Курского вокзала. За ней тогда выстраивались очереди. Мы не только продавали напиток, но и должны были принимать пустые бутылки. Но люди не хотели стоять в очередях, чтобы сдать бутылку, и просто оставляли тару. Отсюда и деньги. Я заработал тогда на полмашины! В студенческие годы я мог себе позволить обедать и ужинать в шикарном московском ресторане "Прага". В то время я ходил в фирменном джинсовом костюме "Вранглер".

На последних курсах вообще стал хорошо зарабатывать. Работал на вагоноремонтном заводе им. Войтовича кочегаром. Вагоны заправляли водой, и еще нужно было натаскать угля, чтобы растопить печку в вагоне. Вагоны прибывали из Азербайджана, Грузии. А проводники их - ребята гордые, уголь таскать для них унизительно. А для меня, простого русского парня Андрюхи, за 25 рублей - одно удовольствие. За ночь в вагонов шесть-семь уголька натаскаю. Тонны две перелопачивал. Рублей 800 в месяц имел на этом деле. Я был богатейший студент.

На заводе чуть не умер с голоду

- И пошла жизнь счастливая и беззаботная?

- Увы! После института попал я по распределению на Подольский электромеханический завод. Стал начальником участка с окладом 175 рублей. Я был в шоке. Я не знал, как мне жить на эти деньги. И опять пошел наниматься дворником.

Пришло время служить в армии. Тут отец помог. По блату пристроили меня военпредом. Я работал в конструкторском бюро и был представителем от Министерства обороны. Пять лет добросовестно прослужил, пока не женился, и денег опять стало не хватать. Это уже было в Коломне. Как-то встретил старого приятеля, и решили мы открыть кооператив по пошиву джинсов. Продавали их в Москве и Подмосковье на ярмарках. Я понимал, что Коломна - это маленький город. Душа моя рвалась в Москву. Я там чувствовал себя как рыба в воде. Бросил Коломну и приехал в столицу. Здесь мы с приятелем открыли торговый дом. Продавали спирт, оргтехнику, стройматериалы.

- Бандиты тогда не дремали. Как с ними договаривались?

- Ну, ездил я на пару "стрелок" с бандитами. Тогда все это было благородней немножко. Но в общем меня это, слава богу, обошло. Мы работали при банке, а поскольку являлись его клиентами, то их служба безопасности нас защищала и мы как бы под их крылышком сидели. К тому же мы не занимались опасным бизнесом - водкой или нефтью. И росли всегда потихонечку. Не было у нас такого, что деньги чемоданами таскали. Всегда цивилизованно работали, с банками.

- Значит, мечту свою детскую похоронили, в директора уже не тянуло?

- В 1997 году я задумался. Когда же стану директором завода? Тогда уже пришло понимание, что покупать и перепродавать что-либо - это тупик. Нужно производить. Вроде все ниши были заняты. И я решил заняться производством конфет. Пригласил итальянских специалистов. В Одинцово купил землю и решил строить фабрику. Итальянец, когда увидел пустырь, какие-то сваи, слегка приуныл. Да еще на улице 20 градусов мороза. Спросил: "Когда будет фабрика?" Я ответил, что в сентябре. Он подумал, что я больной на голову. А когда я привез Марио к себе на дачу и напарил его в бане, а потом мы выпили столько, сколько итальянец за всю жизнь не пил, он сказал: "Я останусь в России только для того, чтобы посмотреть, как этот парень откроет фабрику через 9 месяцев!" Мы тогда подписали контракт только на один год. А Марио отмечает свой день рождения здесь, в России, уже четвертый год. Он настолько полюбил Россию, что еще года два пробудет здесь.

За воровство увольняет целыми бригадами

- Как удалось так быстро построить фабрику?

- Когда я начинал строить, понятия не имел, что такое возвести современное предприятие на 10 гектарах площадью 40 тысяч квадратных метров. На пустыре, где была свалка. Но когда у меня получилось, я испытал чувство, близкое к оргазму. Если есть кураж, это здорово! Мы сегодня открыли офис в Америке, продаем там конфеты. В Америке! Я лечу в самолете компании "Люфтганза", а в салоне раздают пассажирам мои конфеты! Вот это и есть экстаз!

- Конфеты любите?

- Я не только их люблю есть, я их сам делаю, вручную. Наш завод производит килограммов 150 в день, не больше. Я участвую в разработке рецептур. Я хотел, чтобы конфеты были менее сладкие, не такие, как в Европе. Я не люблю сладкие конфеты. Мы стоим и лепим эти конфеты руками. У них маленький срок хранения. Две недели. Но конфеты получаются потрясающие. Хотя они дороже обычных в четыре раза.

- Ученые говорят, будто в шоколаде много вредного лецитина.

- На самом деле лецитин - это соевый продукт. Это не холестерин! Лецитина очень мало в шоколаде. Его доза безвредна. А добавляют его для того, чтобы сделать шоколад пластичным и иметь возможность разливать его по формам.

- В милицейских сводках одинцовская преступная группировка упоминается как одна из влиятельнейших в стране. Как с ними сосуществуете, ведь вы на "их территории"?

- Мы - предприятие федерального значения. И имеем возможность обратиться за помощью и к органам федеральной безопасности, и к органам Министерства внутренних дел. Мы работаем честно! А группировок боятся те, кто сами нарушают законы.

- Что бы вы посоветовали начинающим бизнесменам?

- Зарядите себя на мысль: если через 10 лет вам придется давать интервью, то вы смогли бы искренне сказать, что никогда никого не обманули, не подставили и никому не должны! Главное в бизнесе - это репутация. Не спешить. Двигаться потихоньку. Не конфликтовать. И главное - человек должен рисковать!

- Бизнес делает человека жестким, сантименты исчезают, теряются друзья. Это про вас?

- Несомненно, это накладывает отпечаток. Я стал иногда кричать на подчиненных. Времени стало меньше. Раньше в компании я знал каждого, его семью, его историю. А сегодня я приезжаю на фабрику и даже в лицо не знаю работающих. Но я должен вести коллектив к успеху. Поэтому порой приходится идти на непопулярные меры. Когда были пойманы на воровстве несколько человек, я не стал разбираться, а уволил всю бригаду. Наверное, я кого-то обидел. Но по-другому не могу.

Порой я не могу понять людей. Как-то ко мне обратилась женщина с моей фабрики за материальной помощью для сына, который попал в аварию. Я помог. А через некоторое время на фабрике разоблачили шайку воров. Так вот главной у них была эта женщина. Она плакала у меня в кабинете, но не от раскаяния, а от обиды, что попалась.

- Жене с вами трудно?

- Жена - мой друг! При моей работе очень важно, что я уверен: придя домой, застану там человека, который меня ждет. И стрессы снимет, и пожалеет, и, если надо, с ложечки покормит. А я не сопротивляюсь. Это же дома. А вышел за двери - ты зверь, ты добытчик пропитания для семьи.

- Кстати, человеческие слабости у вас есть? На охоту, рыбалку ездите?

- Охоту не люблю. Никогда не смогу убить беззащитного зверя. Это нечестно. Да и смысла лишено. А рыбалку люблю! Мы и зимой ездим на подледный лов. Жалко, недавно рыбалка сорвалась - улетаю на днях в Кению. Мне сказали, что нужно сделать прививку. Медсестра сделала укол и сообщила: нельзя пить - страшно сказать - десять дней после укола! Друзья в шоке, я тоже.