Kirienko

Автор: Елена Яворская

Статья: Большой мальчик Кириленко

Сайт: АиФ



- У меня есть девиз: "Айга!". По-татарски это "Вперед!", - говорит Андрей. - Когда у татар спрашивают: "А когда же назад?" - Они разворачиваются и опять: "Айга!".

- Но у вас-то пока только вперед. Забыли уже, наверно, когда и начинали...

- Ну, почему? Когда школьником был. Тренеры обходили "общеобразовалки" в поисках талантов, вот и зашел однажды Алексей Васильев, тренер по баскетболу, в мою школу в Питере. Увидел трех высоченных ребят, среди которых был и я, и пригласил на тренировку по баскетболу. Тогда, по-моему, я учился в классе четвертом. А через год из общеобразовательной школы меня перевели в спортивную. Когда тренеры увидели, что не ошиблись во мне, то годам к шестнадцати попал в спорт-интернат.

- Вы уже тогда мечтали стать "великим" или играли ради удовольствия?

- Когда был маленьким и только начинал играть в баскетбол, то думал о том, чтобы попасть в какую-нибудь хорошую команду. В начале этой "командой мечты" был питерский "Спартак", затем ЦСКА... Вот и получилось, что отыграл год в "Спартаке", а затем последовало приглашение от Еремина попробовать себя в армейском клубе. Так что все, о чем мечтал, - сбылось. А сейчас играю в "Юта Джаз" в НБА (Национальной Баскетбольной Ассоциации. - Прим. Е. Я.). И это тоже осуществление мечты, потому что игру в американской лиге считаю существенным шагом вперед в моем развитии как баскетболиста. Не подумайте, что я зазнался или "зазвездил". Вообще всегда очень критично к себе отношусь и думаю, что, какие бы результаты я ни показывал, до идеала мне далеко. Игровых недостатков масса - и "физики" маловато, да и бросок нестабилен. Поэтому еще работать и работать. Так что мое будущее в НБА всецело зависит от меня самого.

- Андрей, со стороны вы не производите впечатления человека замкнутого, "идущего лишь в одном направлении". Помню, сразу после Олимпиады в Сиднее вы с таким энтузиазмом делились впечатлениями от сиднейского зоопарка...

- И сейчас впечатление не померкло. Представьте, ведь там не так, как у нас в России. Это что-то вроде естественного заповедника. Не буду говорить о кенгуру, их в Австралии, как у нас собак на улице. Но мне очень понравились пингвины. Они такие забавные, их много-много и все движения, что делает один, другой тут же начинает повторять. А еще долго любовался на свое любимое семейство кошачьих, на львов и тигров.

- То есть любимое животное - кошка?

- Я разве так сказал? Я сказал, что люблю семейство кошачьих. А это львы, тигры, пантеры...

- Если бы у вас была возможность завести дома животное, это была бы...

- Пантера.

- Разве это возможно?

- Вы спросили, я ответил.

- Может, вы и в потусторонние силы верите?

- Все мы чуть-чуть суеверные, но мое любимое число - 13. Это самая счастливая цифра в моей жизни. Почему? Наверно, в каждом из нас есть что-то от царя тьмы.

- Для вас баскетбол - работа. А есть что-то еще, хобби, например? Или баскетбол - это все?

- Почему же? Люблю играть в компьютерные игры, особенно если они стратегические. Правда, иногда это доходит до мании - сажусь за компьютер и не могу от игры оторваться. А про баскетбол? Знаете, я уже лет шесть или больше от него вообще не отдыхал. Вообще-то у баскетболистов отпуска бывают в конце сезона, но мне почему-то нормально отдохнуть ну никак не удается. А так хочется съездить на море, понежиться где-нибудь на песочке и не брать какое-то время в руки мяч...

- Баскетбол и компьютерные игры - это любовь. Что же тогда нелюбовь?

- Я бы не сказал, что есть что-то конкретное. Просто не люблю зло. В любом его проявлении. Не люблю людей, которые в какой-то степени наглые, хамоватые. Таких я и называю злыми.

- У вас есть недостатки?

- Со стороны, конечно, виднее, но главный мой недостаток - не люблю убирать в квартире. У меня дома не всегда идеальный порядок. Родители за это всегда ругали, мама выговаривала. Сейчас, когда живу сам по себе, ничуть не изменился. Наверное, это придет со временем.

- Все говорят, у вас большое баскетбольное будущее. А какое событие вы бы могли назвать самым памятным в жизни?

- Наверно, когда я стал взрослым. Мне исполнилось восемнадцать, я проснулся утром, потянулся и подумал: "Надо же, какой я уже большой мальчик!".