Kiknadze Vasiliy

Автор: Светлана Новикова

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Василий КИКНАДЗЕ: «Учусь быть мудрым шефом»



— Василий Александрович, откуда такая любовь к спорту?

— Баскетболом стал заниматься еще в детстве, наше поколение было очень спортивным. А серьезно приобщился тогда, когда учился в МГУ. Первой моей передачей на телевидении был «Испанский язык для вас». А потом под влиянием отца и спортивной карьеры брата работал телекомментатором спортивных программ, спортивным журналистом, ведущим информационного канала «Вести». Все вышло не вдруг. Для меня спорт — стиль жизни, потому что все время об этом думаешь и живешь в каких-то новостях. Это какой-то сумасшедший мир, который притягивает и не отпускает, и работа всегда была для меня удовольствием. Канал свой смотрю и дома, и на работе. (Во время нашей беседы Кикнадзе, не отрываясь, смотрел на экран).

— А спорт имеет отношение к политике?

— Раз в четыре года, наверное, да. Кто-то приурочивает это к выборам, я — к олимпиадам. Джон Кеннеди сказал: «В двадцатом веке престижную акцию определяют два фактора — успехи в космосе и количество золотых завоеванных олимпийских наград». Думаю, что это высказывание актуально и в веке XXI. Во всяком случае Олимпийские игры своего значения не утратили.

— Пошел второй месяц, как стартовал ваш канал. Что оказалось сложным, а что приятным?

— Что касается лично меня, то если раньше с работы уходил в девять, то теперь в одиннадцать. Семья практически меня не видит. Но дети стали по этой причине более самостоятельными — самим приходиться теперь крутиться. А вообще жизнь стала интереснее. Самым сложным для канала было войти в этот режим, потому что изначально мы поставили для себя очень высокую планку — создать 24-часовой канал. Такое круглосуточное вещание — задача сложная. Но мы пока справляемся, претензий к себе и коллегам у меня пока нет.

— Творческому человеку приходиться быть и чиновником, как вы это совмещаете?

— Кто-то из великих сказал, что «наука — это лучший способ удовлетворить собственное любопытство за счет государства». В моей работе примерна та же ситуация. На деньги акционеров я занимаюсь любимым делом и не разделяю, где начинается жизнь творца, а где — чиновника. Есть канал, который надо грамотно выстроить, и для этого мне приходиться быть и чиновником, и менеджером, и политиком.

— Василий Александрович, а чего вы никогда не позволяете себе в работе?

— Нельзя быть нудным, неинтересным, неприветливым, плохо выглядеть. Делать нечто, мне несвойственное. Но английская поговорка гласит: «Никогда не говори никогда»… Я учусь быть мудрым, учусь вместе со своей командой, и пока мне это удается.

— Кто из известных спортсменов работает на вашем канале?

— Вся команда, которая сейчас со мной и на которую я смогу всегда опереться, работала на канале «Россия». Мы все вместе с 1991 года. Это Дмитрий и Сергей Анисимовы, Андрей Возианов, Игорь Будников, Виктор Мамонтов, Стас Хитрин, Дмитрий Губерниев. Я знаю их не один год, они все профессионалы, любят спорт и с интересом работают. Кроме того, на канал пришли звезды спорта: гимнастка Яна Батыршина, Ольга Васюкова — олимпийская чемпионка в синхронном плавании, Олег Денисов — знаменитый вратарь, Андрей Белый — футболист. Сейчас все они старательно познают секреты телевизионной журналистики. На канале очень много талантливой молодежи со знанием языков, с историческим, филологическим образованием, с кафедры спортивной журналистики и из МГИМО.

— А вашего брата, известного спортивного комментатора Кирилла Кикнадзе, не удалось перетянуть на ваш канал?

— Я бы очень хотел. Но Кирилл человек НТВ, он чувствует себя частью этого канала, и несмотря на все катаклизмы и метаморфозы остался верен этому коллективу. Ему там интереснее. Он обладает собственным достоинством и творческими взглядами, и думаю, ему будет не совсем приятно работать под руководством брата.

— На Шаболовке быстрыми темпами идет ремонт. Это для вас так стараются?

— Большую часть своей телевизионной жизни я провел здесь. Шаболовка для меня родная. Я сижу целый день с открытым окном и вдыхаю запах улицы. И то, что она сейчас в ремонте, — очень хорошо. Сейчас наша редакция занимает первый корпус, потом, наверное, к осени нам отойдет значительная часть второго корпуса и четвертого, плюс четыре аппаратных студийного блока. Шаболовка оживает и хорошеет на глазах, и это очень радует.