Kein

Статья: Майкл Кейн:"В моем возрасте играть интереснее!"

Сайт: "Киноман"

Фото: "Киноман"



Я никогда не подвергался сексуальным домогательствам, - говорит Майкл Кейн. - Но я смотрю на взрослых немного иначе, чем большинство людей'. 66-летний актер признается, что только сегодня, наконец, он может без содрогания говорить о своем суровом детстве, которое пришлось на годы Второй мировой войны. Причина - его новый фильм 'Правила Дома сидра' (The Cider House Rules), за который Кейн получил свой второй 'Оскар'. Действие картины разворачивается в 30-е годы в штате Мэн, в сиротском приюте Сент-Облако, куда люди приходят, чтобы 'принять в свою жизнь дитя или изъять дитя из своей жизни'. Приютом руководит доктор Кедр (Майкл Кейн), которого любят и его коллеги, и дети. Каждый вечер, прежде чем выключить свет, он напутствует своих питомцев: 'Спокойной ночи, принцы Мэна - короли Новой Англии!' Кедр - типичный прогрессист, которого легко можно было бы зачислить в святые, если бы не его любовь к парам эфира. Когда судьба вверяет очередного малыша заботам Кедра, доктор называет его Гомером Буром и практически усыновляет, чтобы со временем передать ему управление приютом. Дело в том, что, помимо официальной работы, Кедр выполняет и неофициальную - делает подпольные аборты, так как не может видеть, как шарлатаны калечат молодых девушек, оказавшихся в отчаянном положении. Кедр учит Гомера медицине и своим принципам медицинской этики. Гомер не хочет заниматься тем, чем занимается Кедр - он считает, что делать аборты безнравственно. Однако волею судеб Гомер оказывается перед выбором: у него просит помощи девушка, изнасилованная собственным отцом и забеременевшая от него. Решится ли Гомер на поступок, который противоречит его убеждениям?

Лента 'Правила Дома сидра' поставлена по одноименному роману Джона Ирвинга ('Мир от Гарпа'), который 13 лет назад сделал первый набросок сценария и с тех пор искал для него постановщика. Он пытался раскрутить этот проект с четырьмя режиссерами, пока, наконец, не остановил свой выбор на Лассе Халльстреме - шведе, работающем в Голливуде. А тот, в свою очередь, решил, что Кейн станет идеальным исполнителем роли доктора Кедра. 'Конечно, я понимал, что это просто роль, - говорит Кейн во время интервью в нью-йоркском отеле Essex. - Но я хотел, чтобы каждый ребенок в этом вымышленном приюте чувствовал, что я люблю и защищаю его'. Кейн говорит, что не может иначе относиться к детям, поскольку сам немало пережил в детстве. 'Мне было шесть лет, когда Англию начали бомбить, - рассказывает он. - Решив эвакуировать детей из городов, правительство поручило взять заботу о них бесчестным людям, решившим нажиться на чужом горе. Я вместе с другим малышом, четырехлетним Кларенсом, попал к одной женщине, которая часто уходила, оставляя нас одних. Она запирала нас в крохотном стенном шкафу под лестницей. Мы не могли выйти - сидели там в темноте и духоте. Именно с тех пор я страдаю клаустрофобией. Но мне еще повезло. Эта женщина не искалечила меня. А Кларенсу она сломала ногу, эта мерзавка побила его из-за того, что он писал под лестницей'.

Наверное, даже самые страшные произведения искусства не могут сравниться с суровой реальностью. Кейн вспоминает, что поначалу сомневался, стоит ли ему сниматься в 'Правилах Дома сидра'. 'Меня сильно смутило название, - говорит он. - Помню, я подумал: какого черта, что это ВООБЩЕ значит?! Но как только я прочитал книгу, мне сразу же захотелось сниматься в ее экранизации. Правда, я задавал себе вопрос, захочет ли кто-нибудь смотреть фильм про врача, делающего аборты'.

Кейн с самого начала сознавал, что его ждет еще одно трудное испытание - испытание американским акцентом. 'Я всегда хотел сыграть американца, но, по правде говоря, побаивался этого, - говорит он. - Если ты плохо передашь ирландский или шотландский акцент, это заметят шесть-семь миллионов людей. А если ты не справишься с американским акцентом, это услышат триста миллионов зрителей. А триста миллионов критиков - это, пожалуй, чересчур для человека моего возраста!' Он зря волновался. Роль доктора Кедра стала триумфом в его карьере: за нее ему присудили второй 'Оскар'. А публичное вручение этой премии стало для него первым в жизни: ведь в прошлый раз он даже не был на церемонии. В тот вечер, когда ему впервые присудили премию Американской киноакадемии за роль второго плана в фильме 'Ханна и ее сестры' (Hannah and Her Sisters, 1986), Кейн находился на одном из островов Карибского моря, где снимался в ленте 'Челюсти: месть' (Jaws: the Revenge).

'Я поехал туда, как мне казалось, на пару дней, - вспоминает он. - Но выбраться с острова оказалось невозможно. Премии в том году вручали в понедельник, а я смог приехать в Лос-Анджелес только во вторник. До этого не было ни одного самолета. Там вообще ничего не было. Я даже не слышал, как объявили мое имя. У нас был единственный телевизор с разболтанной антенной. Я пытался подстроить ее, и как раз в тот момент, когда обьявили: 'Оскар присуждается...' - раздались треск и шипение. Я не слышал имени победителя. Правда, через несколько секунд позвонила жена. Было ужасно плохо слышно, но раз она звонила, значит, премию присудили мне!' В этом году Кейн не стал рисковать. В середине марта в Лондоне он закончил сниматься в драме о гангстерах и боксерах 'Фингал' (Shiner) и прилетел в Лос-Анджелес за десять дней до церемонии. А после нее охотно принимал поздравления коллег и журналистов - особенно своих соотечественников. Он вспоминает, что на ежегодной вечеринке, которую устраивает Британская академия кино и телевидения, к нему по очереди подошли с поздравлениями три почтенных мэтра английского кино: Гай Грин ('Злое молчание'/Angry Silence), Рональд Ним ('Гамбит'/ Gambit) и Кен Аннакин ('Эти великолепные парни на летательных аппаратах'/ Those Magnificent Men in Their Flying Machines).

Ответ на поздравления был типично кейновским: 'Черт возьми, все спрашивают, что случилось с британской кинопромышленностью, а она, оказывается, перебралась в Калифорнию!' Не ирония ли судьбы - в Голливуде сегодня все говорят, что Майкл Кейн является олицетворением английского аристократизма. А для своих соотечественников он был, есть и навсегда останется выходцем из низов, 'этим выскочкой-кокни'. Кейн уверяет, что всю жизнь сражался с британской классовой системой, которая долго не пропускала его в первые ряды кинозвезд. Наверное, он не совсем прав. Его долгий путь наверх объясняется еще и тем, что, помимо огромного актерского таланта, Кейн обладает прямо-таки удивительным умением выбирать для себя самые плохие фильмы. Он даже ухитрился сняться в режиссерском дебюте Стивена Сигала 'В смертельной опасности' (On Deadly Ground, 1994)! 'Я никогда не искал плохих картин, - пожимает плечами Кейн. - Я искал хорошие роли. Но если мне не предлагали хороших ролей, я брался за те, которые помогали мне оплатить квартиру и еду!'

Он говорит, что в начале 90-х годов, имея за плечами более ста фильмов, начал всерьез подумывать о том, чтобы уйти из кино. 'Я не мог найти приличных кинопроектов. Да, мне всегда удавалось найти работу, и я неплохо зарабатывал, снимаясь в дурацких лентах. Как правило, за дурацкие фильмы гораздо больше платят, потому что никто не хочет в них сниматься. Но я дошел до точки. Я чувствовал, что больше не могу играть в таких картинах. И тогда я стал писать режиссерам письма следующего содержания: 'Хочу сообщить вам, что я не буду участвовать в этом проекте - и, кстати говоря, не советую и вам это делать. Вы уж извините, я не хочу вас обижать - но этот фильм лучше вообще не снимать'.

Кейн считает, что переломной для него стала лента 'Кровь и вино' (Blood and Wine, 1997), где его партнером был Джек Николсон. 'Наконец-то я снялся в фильме, за который мне не было стыдно', - говорит он. После этой картины ему удалось получить роль импресарио в фильме 'Голосок' (Little Voice, 1998), за которую ему присудили премию 'Золотой глобус'. Принимая награду, Кейн развеселил весь зал, заявив: 'С моей карьерой нелады - вместо того, чтобы сниматься, я получаю призы'. В 60-е годы Кейна считали одним из самых красивых актеров в мире. Его фирменной ролью был записной донжуан в фильме 'Элфи' (Alfie, 1966). Но он давно уже выбыл из списка суперменов и говорит, что это его устраивает. 'Сегодня молодым актерам трудно рисковать, - говорит он. - Не знаю, хватило бы у меня мужества сыграть в молодости такую роль, какую сыграл Брэд Питт в 'Бойцовском клубе'. Но в целом я вижу очень мало рискованных ролей для этой возрастной группы.

Надо сказать, что и актеров, согласных рисковать, тоже очень немного'. Конечно, Кейн считает, что есть некоторые исключения - например, его партнер по 'Голоску' Юван Макгрегор. 'Он постоянно подрубает сук, на котором сидит. Думаю, ему пора перестать снимать штаны в каждом фильме - эй, Юван, мы уже рассмотрели все твои мужские достоинства!' Кейн настаивает на том, что для пожилых людей лицедейство значит гораздо больше, чем для молодых. 'В моем возрасте играть интереснее. Теперь мне не нужно бороться за девушку. Мне нужно просто играть свою роль. Когда твоя сверхзадача по роли - охмурить красавицу, все ясно с самого начала: тебе нужно влюбиться в девушку, потерять ее, вернуть и жениться на ней. Этим и занимаются все молодые кинозвезды. Но в моем возрасте невозможно охмурять девушек, невозможно сниматься в романтических сценах, но зато можно проявить себя в чем-то ином'.

Когда-то, очень давно, Кейн считался одним из главных сердцеедов Англии - как на экране, так и за экраном. Но эти времена давно в прошлом. Вот уже 26 лет он счастлив в браке с Шакирой Бакса, бывшей мисс Гайаной, снимавшейся вместе с ним в фильме 'Человек, который хотел стать королем' (A Man Who Would Be King, 1975). 'Многие спрашивают, в чем секрет прочности моего брака, - говорит он. - Все очень просто. Многие мужчины женятся прежде, чем поймут, что такое брак. Я же сначала разобрался с этим вопросом и только потом женился на женщине, которую полюбил'. Сегодня темпы работы Майкла Кейна могут сравниться только с темпами прироста количества присужденных ему премий. За последние полгода он получил премию Британской киноакадемии за творческие достижения, еще один 'Золотой глобус', премию Гильдии американских киноактеров, второй 'Оскар'. Кейн стал вторым представителем сильного пола из Великобритании, получившим два 'Оскара' за актерские достижения (первый - Питер Устинов).

Но он не намерен почивать на лаврах. Во второй половине 2000 года выйдет фильм 'Мисс Конгениальность' (Miss Congeniality), в котором партнершей Кейна станет Сандра Буллок. А недавно у Кейна появилась возможность вернуться в прошлое: он снялся в римейке своего гангстерского хита 'Поймать Картера' (Get Carter, 1971). В новой версии в главной роли выступает Сильвестер Сталлоне, а Кейн играет Бромби, владельца ночного клуба. 'Слай играет более доброго, обходительного Картера, - говорит он. - Это хорошо. В первом фильме мой Картер был порочным человеком - он пытался убить Бромби, сбрасывал его с крыши. К счастью, Слай меня пощадил - я слишком стар, чтобы проделывать такие трюки!'