Kavalieri


  СКАНДАЛЬНЫЙ ДЕБЮТ

  Музыкальный Петербург повидал на своем веку немало: грандиозные взлеты и невероятные падения, он баловал своих любимцев и закрывал двери перед теми, к кому относился с неприязнью, он открывал миру молодых и венчал лаврами ветеранов, словом, музыкальный Петербург видел многое, если не все. Но такого дебюта, о котором в 1901 году поведал изумленным меломанам опытнейший театральный импресарио Рауль Гинзбург, городу видеть еще не приходилось. Афиши возвестили... В любимом петербуржцами театре "Аквариум"... Французская оперная труппа... Знаменитая опера Верди "Травиата"... В главной роли - Лина Кавальери! Серьезные "академические" критики схватились за головы - это с ее-то "домашним" писклявым голоском? Театральные завсегдатаи ехидно улыбались: еще один грандиозный скандал...

  Кто же не слышал о красавице Лине Кавальери? Ее фотографии печатались на обложках журналов, тиражировались на тысячах почтовых открыток. Северная столица уже несколько лет благосклонно внимала искусству звезды европейских ресторанов. Посмотреть на ее выступления в кафешантанах и летних садах собиралась изысканная петербургская публика. Дамы обсуждали ее парижские туалеты, мужчины восхищались смелостью, с которой танцовщица делала "рискованнейшие движения и жесты с таким невинным видом, с такой детской простотой и изяществом, что порнографичность их почти не замечалась". Собственно, певицей и артисткой ее никто никогда и не считал. Для публики она была роскошной и прелестной игрушкой, и вдруг...

  Театр был переполнен - нет, театр был забит до последней возможности! Публика в зале гудела. Но это не был благоговейный почтительный шум. Это был недобрый, насмешливый, недоверчивый гул. Появился дирижер, послышались первые звуки увертюры. При мертвой тишине поднялся занавес. Она выбежала на сцену с отчаянием самоубийцы. Несколько реплик, речитатив, одна-две музыкальные фразы... Впереди была большая ария - камень преткновения для многих певиц. Сначала робко, неуверенно, затем сильней, громче зазвучал голос певицы. Публика зачарованно внимала. После заключительного аккорда на секунду воцарилась тишина, и зал... разразился овациями.


  НАПОЛЕОНОВСКИЕ ПЛАНЫ

  Лина Кавальери родилась в 1874 году. В тринадцать лет впервые выстудила как певица на сцене ресторана "Эзедра" в Риме, а в начале 90-х годов появилась еще совсем молоденькой девочкой в Петербурге. Жители столицы знали ее как исполнительницу неаполитанских песенок, легкомысленных куплетов, как грациозную танцовщицу, но, главным образом, конечно, как первую красавицу. Но, начав карьеру в шикарных кафешантанах, став любимой моделью лучших фотографов, Лина Кавальери мечтала об оперной сцене. Природа наградила ее посредственным голосом, средней музыкальностью, поразительной внешностью и гигантским трудолюбием, не забыв вложить в прелестную головку наполеоновские планы.

  Как утверждали газеты того времени, перед чарами красавицы не устоял и сам "король баритонов", известнейший итальянский певец Маттиа Баттистини. Увлекшись молодой артисткой, он посоветовал ей всерьез подумать об опере. Утверждали даже, что своими успехами Кавальери всецело обязана Баттистини. Влюбленный маэстро руководил ее оперной карьерой, неоднократно выступал с ней в спектаклях. Однажды один из русских артистов был свидетелем такой сцены. Во время представления оперы Ж. Массне "Таис" он заметил, что, когда поет Кавальери, а у Баттистини в это время пауза, маэстро вполголоса напевает вместе с партнершей ее партию. На вопрос, зачем он это делает, влюбленный Баттистини с мягкой улыбкой ответил: "Эта каналья может наврать в самом неожиданном месте и сбить кого угодно".

  Что же все-таки представляла собой Лина Кавальери как оперная артистка? Когда она пела в ресторанах, голосок у юной красавицы был, так сказать, "домашний", а ее сопрано, как говорили, "более чем скромное". Но профессор пения Марианна Мази сделала из такого материала вполне профессиональный оперный голос, даже, как писали музыкальные критики, с определенными техническими достоинствами. К тому же Кавальери была потрясающе пластична экспрессивна и грациозна, обладала врожденным драматическим талантом.

  Дебютировала Лина Кавальери на оперной сцене Мадрида, затем Варшава и, наконец, Петербург. Она поет в ансамбле с выдающимися певцами, элитой мировой оперы на лучших сценах мира. В России чаще всего Лина Кавальери выступала в операх "Травиата" Дж. Верди, "Манон" и "Таис" Ж. Массне, "Фауст" Ш. Гуно и "Богема" Дж. Пуччини.


  "БЛАГОУХАЮЩАЯ ОРХИДЕЯ"

  Одним из первых, кто горячо поддержал молодой талант на российской земле, был знаменитый русский певец Леонид Витальевич Собинов. Он часто пел в составе итальянской оперы в Петербурге вместе с Кавальери. Время сохранило его восторженные отзывы: "Теперь восходит звезда... все в ней так трогательно чисто, так бесконечно свежо. Это чудный цветок, это нежная, благоухающая весной орхидея, и за ней нельзя не ухаживать, ее нельзя не холить. Вы, вероятно, уже сомневаетесь в моем беспристрастии, всем известно, что Кавальери очень красива. Пусть так, но ее красота в ее таланте только лишний штрих. Сколько ума во всех ее сценических движениях, сколько музыкальности и вместе с тем темперамента в ее фразах! Какая чудная у нее мимика. Прелестный, хотя и не поражающий какой-то феноменальностью голос, поддающийся легко колоратуре, кристальное "пиано", удивительный в речитативах грудной регистр. Да здравствует и расцветает этот чудный цветок!!!"

  Ведущий тенор Императорских театров Леонид Собинов был неоднократно замечен в толпе восторженных поклонников певицы кричащим, свистящим и топающим от восторга. Однажды великий певец так вдохновился искусством примадонны, что перелез через ограждение и пробрался в оркестр, чтобы подобрать брошенный красавицей цветок.

  Москва не отставала от Петербурга в выражении верноподданнических чувств королеве красоты. В Первопрестольной точно так же из витрин многочисленных магазинов и фотоателье, с сотен и тысяч почтовых открыток смотрела "первая красавица мира". И слух о том, что она к тому же оперная певица, показался москвичам уж совершенно невероятным. Вся Москва собралась в опере С. И. Зимина (в помещении нынешнего Театра оперетты), чтобы даже не послушать, а только посмотреть на живую Лину Кавальери. Артистка не обманула ожиданий своих поклонников. Спектакль имел колоссальный успех. У выхода из театра ее ожидала масса поклонников. Все хотели посмотреть на живую легенду вблизи. Едва итальянская звезда села в карету, как несколько десятков студентов со свистом и гиканьем "погнали" экипаж к "Метрополю", где остановилась певица. Сбоку от главного входа в театр остались стоять выпряженные лошади. Размахивая руками, страшно ругался плечистый кучер. Толпа рукоплескала.


  БОРЬБА ЗА РЕАЛИЗМ

  Ее выступления никого не оставляли равнодушным. Взять хотя бы роль куртизанки Таис в опере Массне. В прессе того времени развернулась настоящая полемика о сценическом рисунке роли. Некоторые исполнительницы главной партии настаивали на том, что искусство должно максимально правдиво отображать реальную действительность. Жизненная же правда в данном случае заключалась в том, что куртизанка из Александрии в силу специфики своей профессии не могла быть в жизни, как бы это сказать, все время полностью одета. Последовали одна за другой скандальные постановки оперы с не совсем одетыми главными героинями, и произведение Ж. Массне сделалось необыкновенно популярным. В 1910 году "Петербургская газета" поместила на своих страницах заметку под названием "Модная опера", где пальма первенства в борьбе за реализм на сцене была триумфально присуждена Лине Кавальери: "Первой "разделась" в "Таис" г-жа Кавальери, показавшая красивую фигуру". Критики утверждали, что "для партии Таис трудно найти другую такую превосходную исполнительницу, которая так бы отвечала фантазии либреттиста и композитора. Это что-то до того простое, трогательное, нежное, проникающее до глубины души, что не наслушался бы и не налюбовался самой фигурой артистки, которая обращается в чистого и прекрасного ребенка, в небесного ангела, полного какой-то возвышенной любви и недосягаемого счастья".

  Когда Жюль Массне увидел Лину Кавальери в главной партии своей оперы "Таис", видимо, примадонна была не в лучшей форме. После спектакля автор подошел к ней и сказал фразу, ставшую потом крылатой: "Ваша красота дает вам право иногда фальшивить".

  Некоторый переполох у армии поклонников певицы вызвала коротенькая заметка в газете "Обозрение театров" за 1910 год: "Лина Кавальери бросает сцену и выходит замуж за известного нью-йоркского миллионера и члена конгресса Ченлера". Сенсационная новость вызвала массу слухов, толков, сплетен. Правда, скоро выяснилось, что весть о прощании со сценой оказалась несколько преждевременной, зато газеты сообщили о замужестве "первой красавицы мира" массу интересных подробностей. Когда родственники мужа и его кредиторы ознакомились с содержанием брачного контракта, то пришли в ужас. Любовь Роберта Ченлера к своей молодой жене была столь сильна, что он перевел на ее имя всю свою недвижимость (четыре шикарных особняка в Нью-Йорке и имение "Ред Гук"), а также передал ей права на наследование другого имения - "Делано"!

  "Первая красавица мира" оставила след и на литературной ниве. Все модницы того времени с живейшим интересом регулярно изучали "Наставления Лины Кавальери", где автором рассматривалась всегда животрепещущая проблема - "искусство быть красивой".

  В 1944 году Кавальери тихо ушла из жизни. Уже мало кто помнил имя самой красивой в мире женщины, а когда-то... "Театр тысячью глаз следит за Кавальери, ловит улыбку ее и сам улыбается, радуется всякой удачной ноте. Дитя, изукрашенное бриллиантовыми бусами, отлично знает, что публика любит его, что за рампой, как одно живое, взволнованное существо, сидит чуткая и добрая публика и что это - русская публика. Кавальери - наше балованное, прелестное дитя".




Автор: Надир Ширинский, фото из коллекции автора
Исходный текст: журнал "Ять" No.9, сентябрь 2000.