Kashogi

Автор: Константин КАПИТОНОВ
Источник информации: "АДНАН КАШОГИ - ВЕЛИКИЙ РАСТОЧИТЕЛЬ"

   К этому времени он создал финансовую империю в 4 миллиарда долларов, в которую входили 37 стран. Его 12 имений, разбросанных в разных уголках мира, включали ранчо площадью в 180 тысяч акров в Кении, дворцы в Марбелье, в Испании и на Канарских островах. У него имелись апартаменты в Париже, Каннах, Мадриде, Риме, Бейруте, Эр-Рияде, Джидде и Монте-Карло.

   Кроме того, в его владении находились два этажа роскошного небоскреба в Манхэттене. Его яхта "Набила" с площадкой для вертолета была настолько великолепна, что по сравнению с ней "Британия" английской королевы выглядела туристским паромом 3-го класса. Он владел тремя авиалайнерами, двенадцатью "мерседесами" особой конструкции, сотней автомашин других марок и конюшней арабских скакунов.

   Из страны в страну он передвигался, как правило, на своем любимом самолете "Ди-Си- 8". Этот лайнер, купленный в 1982 году, и переоборудованный по его вкусу (что обошлось еще в 9 миллионов долларов), создавал ощущение летящего в ХХI век лас-вегасского казино.

   В роскошном салоне, отделанном замшей и шелком кремового оттенка, его гостей обычно угощали "Шато Марго" 1961 года из хрустальных фужеров с треугольными серебряными донышками. Во время полета "АК", как называли босса его люди, спал в одной из трех спален самолета на соболином покрывале стоимостью в 200 тысяч долларов, наброшенном на ложе шириной в 3,5 метра.

   В самолетной кухне, оборудованной по последнему слову техники, шеф-повар колдовал над изысканными блюдами. По давно установившейся традиции, они подавались на стол в сервизах треугольной формы из китайского фарфора, отделанных золотом с вензелями "АК". Фужеры, сервизы, подносы - все было создано лучшими дизайнерами по особому заказу. Стоимость комплекта посуды - 750 тысяч долларов.

   Встроенный в кофейный столик особый цветной экран показывал общий вид территории, над которой пролетал самолет. В потолке - подробная карта космоса, подарок к 50-летию Кашоги, обожавшего астрономию. На черном фоне, один за другим, зажигались созвездия - Водолей, Рак, Близнецы... Зажигалось и созвездие Льва, под которым он родился 25 июля 1935 года. По мере того, как оно становилось все ярче, среди звезд появлялся портрет "АК".

   Кашоги любил делать подарки. На один из праздников Рождества он преподнес своей второй жене Ламии ожерелье из бриллиантов, рубинов и изумрудов стоимостью в 1,9 миллиона долларов. Его бывшая жена Сурайя, потребовавшая в начале 80-х годов на бракоразводном процессе 2,5 миллиарда долларов в качестве компенсации, получила на то же Рождество не менее дорогое рубиновое ожерелье.
  "АК" - не злопамятен... Тем более, что судебное дело было закончено полюбовной сделкой.

  То "сравнительно тихое" празднование Рождества происходило в его имении "Ля Барака", раскинувшемся на испанском побережье Средиземного моря. По этому случаю дворец был превращен в резиденцию мавританского калифа. Золотые подсвечники были украшены белыми лепестками и красными вымпелами, потолок огромного зала был покрыт мерцающими золотыми и серебряными блестками, слуги в тюрбанах, носившие к столам гигантские блюда с омарами и фазанами, обложенными яблоками.

  Сказочные приемы являлись фирменным знаком Кашоги...

  Но то Рождество было просто скромным семейным торжеством по сравнению с его 50-летием, когда он принимал около 500 гостей в течение трех дней. Праздничный торт в форме короны короля Людовика ХI был творением рук мастера-кондитера, которого направили специальным самолетом в Лувр для изучения оригинала.

  В разгар праздника Кашоги принесли телеграмму: "Наилучшие вам пожелания, Аднан. Ронни и Нэнси Рейган".

  Кстати сказать, практически все американские президенты были его друзьями. Он дружил с Джонсоном, обедал с Никсоном в русском ресторане "Распутин" в Париже.

  Кашоги устраивал приемы и в Нью-Йорке, в апартаментах, занимавших полностью два этажа (47-й и 48-й) здания небоскреба "Олимпик тауэр" в Манхэттене.

  А что хозяин одевал к выходу в те годы?

  В Марбелье гардероб Кашоги состоял из 1.000 костюмов, сшитых по специальному заказу. Эти костюмы были от 46 до 56 размеров, чтобы у то худевшего, то полневшего миллиардера всегда имелась под рукой соответствовавшая размеру одежда. Костюмы летали с ним из одного имения в другое.

  Лысоватый, с небольшим брюшком и ростом 171 сантиметр в те годы Кашоги был скорее похож на владельца бакалейной лавки за углом, нежели на одного из богатейших в мире людей. Этот человек с мягким голосом стал символом сибарита-космополита, стремившегося лишь к удовлетворению своих прихотей. Такой образ жизни обходился ему до 250 тысяч долларов в день.

  Но этот расточительный образ жизни, помимо удовлетворения природных склонностей, являлся для Кашоги еще и тщательно продуманным средством бизнеса.

  - Цветы и фонари в саду привлекают бабочек и соловьев, - любил повторять он, прибегая к этой обтекаемой метафоре из нежелания сказать, что мух ловят на мед.

  Аднан Кашоги родился в одной из самых консервативных и аскетических стран мира - Саудовской Аравии. Он вырос в атмосфере уверенности в своих силах, которая могла быть создана только в стране, где старший сын в семье является почти принцем.

   Его отец - Мухаммед Кашоги (сириец по происхождению) - был главным врачом короля Абдель Азиза, основателя современной Саудовской Аравии. Кашоги рассказывал, что отец научил его различать страдания и реальности жизни, а также искусству давать - как прелюдию к получению.

   В те времена Саудовская Аравия была бедной страной, королевством пустынь, далеко отстающим в своем развитии от стран Запада. Но Кашоги-старший был полон решимости дать своему первенцу современное образование. Он отправил Аднана в Египет в колледж королевы Виктории - английской школе, пестовавшей будущих лидеров Ближнего Востока. Товарищами Кашоги-младшего по классу были два принца, ставшие королями, - Фейсал из Ирака и Хусейн из Иордании.

   Здесь будущий мультимиллиардер и проявил впервые свой талант посредника. Он узнал, что отец одного из однокашников, торговец из Ливии, хотел купить большую партию простыней и полотенец. Юный предприниматель также выяснил, что отец другого товарища по классу владел фабрикой, производившей их. Он свел фабриканта с купцом и получил свои первые комиссионные - 1.000 долларов.

   Кашоги хотел стать инженером-нефтяником и записался в Горный институт Денвера (штат Колорадо). Но местный климат оказался чересчур холодным для горячей крови выходца из аравийских пустынь. С помощью отца он перевелся в университет Чико. В этом учебном заведении, расположенном в небольшом консервативном городишке, центре сельскохозяйственного района в Калифорнии, училось около двух тысяч студентов. В большинстве своем это были отпрыски ближневосточных богачей, и университет превратился в оазис для студентов из арабских стран, стремившихся получить американское образование.

   Когда отец прислал Кашоги 10 тысяч долларов с тем, чтобы сын купил себе новую машину и уплатил за квартиру, тот приобрел два грузовика и сдал их напрокат владельцу небольшой строительной фирмы за 125 долларов в месяц.

   - Я получал из дому 225 долларов в месяц, - вспоминает Кашоги. - Таким образом, мои доходы выросли до 350 долларов. Я был богатым студентом.

   Он незамедлительно перебрался в гостиницу, нанял студентку в качестве секретарши и начал устраивать элегантные приемы, на которых напитки подавали на серебряных подносах с льняными салфетками и свежими цветами. Кашоги, по существу, создавал себе определенный имидж. Именно в это время 18-летний студент стал агентом автозавода в Сиэтле, производившего грузовики. Вскоре многие бизнесмены, считая, что он имеет влияние в Саудовской Аравии, начали предлагать ему всевозможные сделки.

  - Мой образ жизни был единственным путем налаживания нужных контактов, - признался позднее Кашоги. - Я тратил деньги, чтобы попасть в списки приглашенных на прием в высшем обществе и мире бизнеса. Через несколько лет все хотели попасть в списки приглашенных на мои приемы.

   Кстати сказать, будучи студентом, он прибегал к весьма любопытным методам. Когда у него не было денег, он занимал 5 долларов у своего друга и тут же давал их "на чай" горничной. Заимодавец удивлялся, а Кашоги объяснял:

   - Завтра мне должны представить счет. У меня нет денег, чтобы его оплатить. Но с этими чаевыми все будут думать, что я богат и не будут ничего с меня требовать.

  Кашоги покинул Чико после первых трех семестров - заключение посреднических сделок стало альфой и омегой его образования. В 1956 году он сумел заполучить контракт на поставку грузовиков для саудовской армии. Определился метод: сделки, комиссионные, приемы, новые контакты, новые контракты. В 1962 году он стал представителем фирмы "Крайслер" в Саудовской Аравии. Затем последовали ФИАТ, "Вестленд геликоптерс", "Роллс-Ройс".

   - Одна сделка вела к другой, один бизнес давал начало другому, - вспоминает Кашоги.

   Западные компании видели в нем того человека, с которым можно иметь дело, если хочешь делать бизнес в Саудовской Аравии. Когда в 1964 году на трон взошел король Фейсал и взял курс на сотрудничество с США, Кашоги сумел стать посредником между американскими производителями оружия и саудовским министерством обороны. Под его влиянием Саудовская Аравия заключила контракт с американской фирмой для оценки нужд национальной обороны и выработки рекомендаций о закупках военного снаряжения и систем вооружения.

  В результате Кашоги был в курсе всех переговоров и получил посреднические права от таких компаний как "Локхид", "Рейтэон", "Нортроп". Кончилось дело тем, что при его посредничестве осуществлялось 80 процентов всех военных закупок Саудовской Аравии в США.

  За девять лет (с 1966-го по 1975-й) он заработал 200 миллионов долларов. Причем, только на бизнесе в Лос-Анджелесе. Он приобрел три пассажирских самолета, которые превратил в ночные клубы.

  После арабо-израильской войны 1973 года арабские страны лихорадочно пополняли свои арсеналы. Повышение цен на нефть дало им миллиарды долларов для оплаты любых систем вооружения, какие могли им только присниться.

  - Вот тогда-то и наступил звездный час таких посредников как Кашоги и они начали набивать себе карманы, - говорит один из ближневосточных торговцев оружием. - Это была золотая лихорадка ХХ века. Каждый сидел в это время в Саудовской Аравии.

  Начиная с 1970-го и по 1975-й год только "Локхид" уплатила Кашоги 106 миллиардов долларов комиссионных. За тот же период времени он, по некоторым данным, получил от других западных компаний многие сотни миллионов долларов. Его комиссионные, составлявшие в начале 2,5 процента, выросли до 15 процентов.

   Кашоги широко использовал женщин для обеспечения успеха своих сделок. Они всегда вились вокруг него стайкой экзотических, прелестных рыбок. Его много раз обвиняли в найме проституток высшего класса, которых он посылал соблазнять своих партнеров по бизнесу. Кашоги считал, что женщины подслащают сделку.

   - Они придают окружению налет красоты и благоухания, - убежден он. - Женщины очень деликатно играют роль хозяек на приемах. Но пусть кто-то сумеет доказать, что я сказал кому-либо, что мои девушки доступны в сексуальном плане.

   В 70-х годах Кашоги истратил кучу денег и массу времени, нанимая к себе на службу девушек, ставших "компаньонками" шаха Ирана. Он стремился добыть информацию о планах перевооружения иранской армии.

   - Шах был робок с женщинами, - поясняет Кашоги. - Он любил производить на них впечатление, доверяя им секреты.

   Кашоги лично инструктировал девушек, как выуживать нужную ему информацию. И они, по его словам, "всегда приносили богатую добычу".

  К середине 80-х годов, по мере того как цены на нефть падали, для Кашоги начался закат эры многомиллиардных контрактов. Нефтяные шейхи научились разбираться в сложном мире закупок оружия. Этим занялись их сыновья, получившие образование в американских университетах.

   В ответ Кашоги начал расширять сферу своего бизнеса в таких отраслях, как банковское дело, сельское хозяйство и наукоемкая промышленность. Его адвокат Мортон Маклеод пытался создать для него корпоративную организацию с четкой структурой, которая охватывала бы все предприятия Кашоги. Дело не пошло...

   - Мы думали о структуре, оборотном капитале, минимальных прибылях, - рассказывал много лет спустя Маклеод. - Кашоги же думал о людях, отношениях, партнерах...

   Кашоги не администратор и никогда им не был. Им руководила интуиция. Детали его не интересовали, и он оставлял их своим помощникам.

   Но не всегда ему сопутствовал успех. Некоторые его начинания принесли многомиллионные убытки, как, например, проект в Солт-Лейк-Сити стоимостью в миллиард долларов. Планы по строительству туристского центра около Каира, в который предполагалось вложить 600 миллионов долларов, также не были осуществлены из-за озабоченности египетского парламента, что пирамидам может быть нанесен урон. Пошли прахом и проекты разведки и эксплуатации нефтяных месторождений в Судане - падение президента Нимейри сделало их невозможными, поскольку новые правители захлопнули двери страны для Кашоги.

   По мере того как некоторые его проекты стали разваливаться, возросла заинтересованность Кашоги в дипломатии. Он выдвинул идею свести израильтян и палестинцев для мирных переговоров при участии американцев, египтян и иорданцев. Кашоги предложил создать фонд в 300 миллиардов долларов для развития стран ближневосточного региона - некое подобие плана Маршалла для Ближнего Востока. Он считал, что это побудит страны, замешанные в конфликте, сесть за стол переговоров.

   В конце 1985 года он за десять дней посетил восемь арабских стран с целью продвинуть свое предложение. Но из этих планов ничего не вышло. Кашоги пояснил позднее:

   - Я не был заинтересован в политике. Но если она служила интересам моего бизнеса, я принимал участие в игре.

   Для своих семи детей Кашоги не был политиком. Он был прежде всего - отцом. Его четыре старших сына и дочь (от первой жены Сурайи) учились в США. От второй жены Ламии у него есть сын, которому сегодня 21 год.

   Кашоги впервые встретился с Ламией в Милане, когда ей было 17 лет и ее еще звали Лаурой Бьянколини. Перед тем как они поженились в 1978 году, Лаура перешла в мусульманство.

   "АК" всегда был окружен толпой прихлебателей - антураж занимательных, а часто и просто комических характеров. Он любил демонстрировать свою близость с великими мира сего, и в его офисе на Манхэттене на видном месте висели фотографии: Кашоги с Рейганом, Киссинджером, Папой Павлом VI.

   Он жил на грани двух миров, двух культур. Разрывался между Востоком и Западом. Между "галабеей" (длиннополая рубаха), которую он надевал в компании своих соотечественников-арабов, и смокингом, в котором он появлялся на Западе среди партнеров по бизнесу.

   Со второй половины 80-х годов великий расточитель начал испытывать трудности. Французские власти конфисковали его любимый самолет "Ди-Си-8" за неуплату долгов. В Марбелье забастовали 60 работников, обслуживавших эту роскошную виллу, из-за не выплаченной вовремя зарплаты.

   - Временами Кашоги с трудом мог набрать 200 тысяч долларов на карманные расходы, - признался его близкий друг.
  - Все было заложено, кроме жены, - говорил его телохранитель.

   24 марта 1989 года генеральный прокурор Нью-Йорка выдал ордер на арест Кашоги. 18 апреля швейцарская полиция арестовала саудовского миллиардера в отеле "Швазерхоф" в Берне, куда он прибыл для прохождения курса омоложения. Обвинения прокурора были весьма серьезны - рэкет, мошенничество, коррупция.

   Его сфотографировали в анфас и в профиль, присвоили номер 67391 и поместили в камеру с бронированными стеклами, куда подавался кондиционированный воздух. Каждое утро хозяин соседнего ресторана доставлял ему в тюрьму изысканные блюда.

   А в это время деловой мир США объявил ему войну. Апартаменты в нью-йоркском отеле "Олимпик тауэр" пришлось заложить, 53 истца требовали 150 миллионов долларов.

  *  *  *

   Сегодня Кашоги не ходит с протянутой рукой. Но и не шикует, как раньше. И денег поубавилось, и возраст дает о себе знать. Тем не менее, он по-прежнему хочет оставить след в истории. Впрочем, как и древние расточители Крез и Мидас, он, скорее всего, останется в памяти людей как человек, накопивший и растративший несметные богатства.