Karelin

Автор: Константин Круглянский

Фотографии: Сергея Киврина, Спорт-экспресс

Сайт: www.karelin.ru



Почти полгода прошло, а эта схватка до сих пор стоит перед глазами... Мы смотрели ее в телебаре "Нокаут" и были довольны, что здесь не было такого ажиотажа как в подобных заведениях, расположенных на центральных улицах города. На экранах телевизоров серия финальных поединков борцовского турнира Олимпийских игр в Сиднее. Когда кто-то вошел в помещение и спросил у сидевших за столиком: "Что смотрите?". Ему ответили: "Да Саня Карелин, парень с Новосибирска, сейчас бороться будет". Мы пропустили эту реплику мимо ушей, все внимание было обращено к мониторам, к прямой трансляции из Сиднея... Не часто удается, вот так, почти в живую, наблюдать за процессом рождения спортивных кумиров. Тем более, что ни сомнения, ни особого беспокойства по поводу предстоящего, главного для нас финала, не было... Но мы оказались в "Нокауте", поэтому не услышали сирены и не увидели счастливого лица Олимпийского чемпиона 2000 года в весе до 130 килограммов. Минута молчания продолжалась часа полтора, и нарушить ее пришлось только потому, что надо было комментировать произошедшее для журналистов, обрывавших телефон в приемной.

Мне кажется, что могу вспомнить все до самой мельчайшей детали с 1 января до того момента, когда в далеком Сиднее прозвучала финальная сирена схватки за титул Олимпийского чемпиона в весе до 130 килограммов. Однако невозможно узнать, какое из звеньев имело решающее значение и предопределило столь неожиданный исход того драматичного поединка. Как нет и возможности что-либо изменить, реку времени вспять не повернуть, не исправить ошибку в программе, которая безотказно работала 13 лет. Сказать, что это банально, нельзя. Эти слова - жизнь реального человека, его эмоции и переживания, его боль. Может ли правда быть банальной?

Это может выглядеть странным, но с самого начала года Карелина сопровождала череда каких-то событий, примет, значение которых, кажется, стало ясно 27 сентября.

Чемпионат России открылся за 9 месяцев до Олимпиады, там Карелин в 13 раз завоевал титул сильнейшего атлета страны. Победа далась нелегко, ведь бороться и побеждать с температурой под 40 и с насморком довольно трудно. Счет 1:0 явно не принес удовлетворения, поэтому после схватки наш чемпион наотрез отказался от интервью. Говорить о предстоящей подготовке к чемпионату Европы было рано, комментировать свое состояние бессмысленно, впереди были сборы, на которые возлагались большие надежды, но которые, к сожалению, сбылись не полностью. Два сбора не принесли желаемого результата: травма реберной дуги, осложнения после гриппа привели к тому, что для подготовки к Европе-2000 оставалось всего 4 недели. Только на последнем этапе подготовки в Подольске наставник Карелина, заслуженный тренер СССР Виктор Михайлович Кузнецов, смог сказать, что его подопечный находится в нормальной форме, но идеальной ее не назовешь.

С момента первой победы Александра Карелина на Олимпиаде в Сеуле прошло 12 лет, по восточному календарю 12 лет - это некий жизненный цикл, поэтому олимпийский, високосный год замыкал временной круг 1988 - 2000 г.г.

Сам с иронией относился к подобным символам, потому что это отвлекало от тренировочного процесса, мешало сконцентрироваться. В одном из интервью, записанном на базе Олимпийской подготовки "Семинский перевал", Карелин сказал: "Вера, конечно, есть. Для меня это вера в Бога, как представитель России, я исповедую православие. Суеверие вещь другая, суеверие - это удел слабых".

Перед Олимпиадой мы старались не искушать судьбу и уходили от прогнозов на предстоящие игры, от комментариев по поводу спортивной формы. Однако журналисты буквально пытали странными вопросами, требовали экслюзивов и очень негодовали, когда получали жесткий, но вежливый отказ. Некоторые из них с лукавой улыбкой библейского Фомы-неверующего задавали на пресс-конференциях и на личных беседах вопросы типа: "А что, Вы правда никому и никогда не проигрывали? А как Вам это удается?". Ассоциации с библейской тематикой возникли неслучайно. Карелин стал серебряным призером Олимпиады в возрасте Христа, в 33 года.

В заключение одного из интервью Карелин сказал: "Яркая победа с обилием приемов и бросков лучше всяких слов демонстрирует состояние атлета. Я хочу, чтобы все было сказано на ковре, чтобы все сказано мнением арбитра".

После Олимпиады эти слова приобрели какое-то особое звучание. Будто наш герой смог заглянуть на несколько месяцев вперед, в будущее, или просто прочувствовал, что именно позиция судьи станет решающей в спорной схватке за золото.

Я понимаю, что все эти размышления ни в коей мере не претендуют на абсолютную истину. Абсолютная истина - это итоговые протоколы. Статистика лишена эмоций, сухой язык цифр лучше всего отражает суть произошедшего. Правда, мало кто желает мириться с установленными и утвержденными фактами, с тем, что является, своего рода, аксиомой и не требует больших доказательств, кроме того, что было сделано для завоевания высших наград. Одни, в таком случае, хотят пожалеть человека, другие поспекулировать и заработать на этом определенные дивиденты, третьи ставят перед собой еще какие-то, только им понятные, цели. Даже попытка сформулировать мои мысли неконструктивна. Любое из этих проявлений - соль на рану. Потеря Олимпийского золота и без того сильный удар. Ремарк написал, что память - это зверь, который может нас сожрать. Даже если хватит воли выбросить ненужные воспоминания из головы, как балласт, негативные эмоции, неприятные ассоциации наполнят сновидения. От этого можно будет сойти с ума. Так или иначе, память заставляет прокручивать в голове один и тот же эпизод. Оказалось, чтобы перевернуть мир, вывести его из состояния равновесия, много времени не надо, хватило и нескольких секунд, неуловимого для глаз арбитров движения.

О том, что Карелин принес современной борьбе популярность, любовь и уважение сотен тысяч болельщиков, написано и сказано много. Большинство зрителей посещали турниры только ради того, чтобы увидеть его коронный "обратный пояс". А что принесет борьбе Гарднер, в принципе не важно, Гарднер уже в истории, он победитель Олимпиады, и этим все сказано. Естественно, многое будет зависеть от правил. При ныне действующем регламенте слишком велика роль случая. А до олимпиады все было гораздо проще и понятней, и даже нулевой исход поединка не создавал проблемы для выявления сильнейшего. Так произошло в 1998 году в Швеции, когда наш Александр Третьяков стал чемпионом мира. Он победил, потому что у его соперника было больше замечаний за пассивное ведение борьбы. Однако в предолимпийском 1999 правила изменили и ввели обязательный крестовой захват, или просто "крест". Ассоциации с сюжетами из Нового завета, когда 33-хлетний Иисус был распят на кресте, не дают покоя. Понятно, что борцовский ковер - это не Голгофа, и такие сравнения делать - Бога гневить, но и в нашей истории тоже есть 33-хлетний Герой, есть "крест", сыгравший свою роковую роль.

Похожая ситуация с "крестом" уже случалась в Софии на чемпионате Европы-99, в поединке с Дмитрием Дебелка. Накануне, в ночь с четверга на пятницу, мне приснился сон, очень нехороший сон, я видел схватку, но по непонятной причине руку подняли сопернику Карелина. Самые худшие предчувствия едва не сбылись. По существовавшим тогда правилам, если в основное время никто из соперников не набирал три выигрышных балла, оппонентов, после овертайма, опять ставили в крестовой захват. В первом "кресте" Дебелка повел 1:0, а во втором попытался бросить прогибом. Он был так близок к тому, чтобы стать автором сенсации, но засуетился, а Карелин хладнокровно провел контрприем - накрывание - и прижал соперника лопатками к ковру. Вот как он сам вспоминает ту схватку:

Да, я помню тот поединок, уходил с ковра, чувствовал какую-то вялость, понимал, что только чудо помогло избежать конфуза. К счастью, потом разборолся. В полуфинале встретился с итальянцем Джузеппе Джунта, вытащил его на "обратный". Похоже, ему это не очень понравилось, так как на чемпионате мира в Афинах, в том же 1999 году, в подгруппе он просто отказался от поединка, вышел на ковер и пожал руку. Получилось как в песне у Владимира Высоцкого про боксеров "И руку, которой не бил я, поднял рефери". Удивительно было за ним наблюдать на разминке, обычно многие соперники до схватки боялись в глаза смотреть, отворачивались. А Джузеппе ходил спокойно, с гордо поднятой головой и улыбался. В чем причина, я понял, когда вышел на схватку.

А в финале Олимпиады, в финале состязаний, к которым готовился, я проиграл - не хватило эмоций.

И это было хорошо заметно, даже в коротких информационных сюжетах, в которых показывали фрагменты предварительных поединков с участием Карелина. Его лицо не светилось улыбкой, когда он победил своих основных соперников в одной четвертой и в полуфинале. Не было видно привычной радости...

А чему было радоваться, когда для сборной России олимпиада тысячелетия начиналась из рук вон плохо. В Сиднее фортуна отвернулась от многих наших спортсменов, которые являются фаворитами в своих дисциплинах. Александр Попов (плавание, серебро), Андрей Чемеркин (тяжелая атлетика, бронза), неудача гимнастов в командных видах состязаний. Казалось, что вероятность их успеха - 100 процентов поэтому, был велик, соблазн примерить на себя мантию оракула и провидца. Особенно этим грешили братья журналисты. Они, в любом случае, в проигрыше не оставались, поскольку поражение признанного лидера - это сенсация, богатая пища для размышлений и плодородная почва для спекуляций. Может, наших звезд просто-напросто сглазили?

Я до сих пор вижу во сне эту схватку, рассказывает Александр Карелин. Она, будто огромная чернильная клякса, темным фиолетовым пятном накрыла все хорошее, что было за 19 лет моих занятий греко-римской борьбой. Впрочем, с Сиднейской олимпиадой меня связывают и приятные воспоминания. Это было в первый день борцовского турнира. После тренировки я отдыхал в разминочном зале, просто лежал на ковре с закрытыми глазами. Я не сразу понял, откуда идет звук, но отчетливо услышал слова одной из своих любимых песен из репертуара Александра Розенбаума "Вальс-бостон": "На ковре из желтых листьев в платьице простом, из подаренного ветром, крепдешина, танцевала в подворотне осень вальс-бостон.." Так меня с днем рождения поздравил президент нашей федерации Михаил Геразиевич Мамиашвили. Это был настоящий сюрприз и один из самых запоминающихся подарков...

Осень 2000 года должна была стать золотой, как в прямом, так и в переносном смысле. Сколько красивых эпитетов было подобрано к предстоящим материалам, повествующим о завоевании четвертой Олимпийской медали. Многим "Олимпийская осень-2000" виделась "Осенью патриарха, непобедимого чемпиона чемпионов". В голове неизменно звучал мотив "We are the champions", в королевском исполнении классиков рок-музыки, квартета "Queen". Однако 27 сентября в 15 часов по новосибирскому времени струны души оборвались и музыка замолчала...

Результат финального поединка в тяжелом весе состязаний по греко-римской борьбе в Сиднее - это не гримаса капризной фортуны, не злой рок, не что-либо еще. Скорее всего, это новое испытание. Но не огонь и не вода и тем более не медные трубы, - это что-то неопознанное, но весьма осязаемое, давящее на психику с силой гигантского пресса в тысячи атмосфер.

Оглядываясь назад, - говорит Александр Карелин, - мне трудно определить, что в подготовке к олимпиаде было сделано не так. Условия были нормальные, и на последнем сборе во Владивостоке я чувствовал, что действительно нахожусь в пике формы.

Я прошел всех своих основных конкурентов: Сергея Мурейко в первом круге, потом венгра Михали Дика, Георгия Солдадзе из Украины и неудобного белоруса Диму Дебелка, а вот на Гарднере споткнулся. Перед финалом, впервые за всю спортивную карьеру, возникла предательская мысль о четвертом золоте как о свершившемся факте. Оказалось, рано было подводить итог.

Хотя мне, наверное, больше повезло, чем моему товарищу по команде, пятикратному чемпиону мира, бронзовому призеру олимпиады в Барселоне Гоги Когуашвили. Сидней-2000 для него тоже стал последней олимпиадой и, к сожалению, лучший борец мира второй половины 90-х годов в весе до 97 килограммов не смог завоевать Олимпийское золото. Учитывая, что в истории советской классической борьбы есть пятикратный чемпион мира Виктор Михайлович Игуменов, которому также разные неприятные обстоятельства мешали завоевать самую престижную награду в мире большого спорта. Получается, что история идет по кругу? С Гарднером, а в особенности, с его тренером призером Олимпийских игр Даном Чандлером связан один эпизод, который, похоже, возник не случайно. На мемориале Ивана Поддубного в Подольске Чандлер в последний день турнира подарил две футболки с символикой национальной олимпийской сборной США. Я тогда подумал: надо бы Дану тоже что-нибудь подарить...

Для меня как для спортсмена, естественно, высшими наградами являются три золотых Олимпийских медали, как для россиянина - Золотая звезда Героя России, а какая награда может быть для главы семьи, для отца своих детей. На сборах на Семинском младший сын со мной был, это, конечно, противоречило принципам подготовки, но парню шел шестой год, еще через год он отправится в школу и взрослая жизнь... Когда из-за занятости на работе приходишь поздно домой, когда 11 месяцев из 12 проводишь на сборах, в командировках, любой бы на моем месте использовал возможность отправиться на Алтай вместе с детьми. Вначале сбора Иван простыл, хлопот из-за этого прибавилось, но, подчеркну, не повлекло нарушение режима тренировок. А сегодня мне приятно вспоминать то время. После Семинского, провожавшего нас минусовой температурой и ливнем, долина встретила нас теплом и неописуемой красотой. Экскурсия по Горному Алтаю продолжалась еще два дня и я буду рад, если у моих детей останутся хорошие воспоминаниями о той поездке, для меня сейчас именно это имеет большую ценность.

Артистические ухищрения, красивые метафоры - это как декорации к объективной реальности, с ними интереснее, но иногда они выходят на первый план и мешают адекватно воспринимать окружающий мир. В конечном итоге, в Сиднее я проиграл достойно, после финального свистка пожал руку сопернику, вышел на награждение и встал на вторую ступень пьедестала почета. Я выполнил все, что от меня требовалось по неписаным законам мира спорта. А многих удивило, что я не появился не пресс-конференции. Не о чем мне было там говорить... Отношение моих родных, друзей, коллег по работе, простых людей, с которыми я знаком только через интернет, стало другим, но не отрицательным, а более бережным. Сотни писем приходили на мой электронный адрес, и не в одном не было упрека, только слова: "Саша, ты все равно лучший!". Причем, писали и наши соотечественники, и американцы. Девочка одна, помню, рисунок котенка прислала, в качестве талисмана, чтобы в будущем все было хорошо. Поначалу, эти "все равно" буквально убивали, но время - лучший лекарь. Избежать неприятных вопросов о причинах поражения не удалось, но не могу я рационально объяснить, почему так получилось. Да и нет смысла это объяснять, поскольку так можно навсегда остаться там, в 27 сентября 2000.

Борьба научила меня работать над собой, совершенствоваться, а значит, надо идти вперед и пытаться делать так, как советовал Островский, так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы".