Karatone

Автор: Ольга Леонтьева

Статья: ТОНИНО КАРОТОНЕ - ЭЛЬ ПАНКО ИСПАНЬОЛ

Сайт: ОМ.РУ



ТОНИНО КАРОТОНЕ - ЭЛЬ ПАНКО ИСПАНЬОЛ

У себя на родине Тонино фигура не только музыкальная, но и политическая. В 1990 году, организовав группу The Huajalotes и не удержавшись от признания в своих взглядах на некоторые моменты в испанской политике, Тонино написал опасную песню 'Insumision', которая привела его прямиком в места лишения свободы. Это одна версия. Вторая версия немного с другим акцентом: в то время в Испании военная служба была обязательна, но Каротоне по идеологическим соображениям наотрез отказался 'вступать в ряды', за что и провел год в тюрьме.

-Ольга Леонтьева: Музыкант в тюрьме - что может быть хуже?

Тонино Каротоне: Моя деревня, все жители моей деревни привыкли выступать против милитаризма, поэтому тот факт, что я попал в тюрьму, не повлиял особо ни на меня, ни на моих близких. В тюрьме я писал песни и совершенствовал свою игру на гитаре. Выступал перед 'соседями', конечно. А так как я был 'политическим', то переезжал из одной в другую раз двадцать, так что у меня получился своеобразный тур. Самый захватывающий момент был, когда я смог устроить небольшое выступление в итальянской тюрьме, куда меня перевели, т.к. в итальянских тюрьмах музыка запрещена вообще. Ощущал себя просто революционером.

-ОЛ: Тюрьма - это все-таки тюрьма, человек ограничен во многом, как пишутся песни в таких условиях?

ТК: Ну, это вообще два совершенно разных мира: тюрьма и все, что вне ее. В каждом из этих миров ощущаешь себя по-разному. За то время, что я провел в заключении, я успел подумать. Ведь жизнь снаружи намного быстрее и суматошнее. Столько мыслей проходит мимо тебя. А в тюрьме все твои мысли и чувства с тобой, и они свободны. И это вдохновляет, потому что ты чувствуешь себя даже свободней, чем в обычной жизни.

-ОЛ: Как вы познакомились с Ману Чао?

ТК: Мы познакомились еще до тюрьмы, в Барселоне, то есть в самом-самом начале 90-х. Когда я вышел, мы встретились недалеко от Гранады, в моей деревне, и решили играть вместе на улицах, не ради денег, а так, для удовольствия. Потом мы стали участвовать в записи альбомов друг друга, ну и пошло. Однажды, во время записи альбома, так напились сангрии, что открываем глаза - а все вещи вверх ногами, вся студия вверх дном. Оказалось, что мы просто совершенно потеряли какую бы то ни было ориентацию в пространстве и даже не поняли, что элементарно лежим на полу.

-ОЛ: Народу на улице много собиралось послушать двух испанцев, играющих панк?

ТК: Ну, это нормальное тут явление, да, собирались, слушали. Некоторые танцевали. Я же говорю - мы для удовольствия играли: для своего и всех остальных. Сейчас вообще столько искусственной музыки. Рынок завоеван коммерческой поп-музыкой, не знаю даже, кого винить. Просто публика слепнет и глохнет от всех этих искусственных поп-групп, для хорошей музыки не остается публики. А ведь существуют настоящие музыканты, которым просто не хватает промоушна.

-ОЛ: С другой стороны, когда есть возможность промоутировать хорошую, другую музыку, вы от нее отказываетесь. Ману Чао, например, из-за своих антиглобалистских принципов напрочь отказался от любой телевизионной рекламы своего нового альбома.

ТК: Ну, иногда это просто политическая борьба - не принимать участия в определенных акциях. Например, в прошлом году меня пригласили выступать на концерте, посвященном FAO (Организация питания и сельского хозяйства Объединенных Наций. - О.Л.). Там выступали Элтон Джон и многие другие. Но я просто не верю вообще в то, что делает эта контора, во всю эту идею, мне просто совесть не позволила выступать там. Так же и с Днем Испанидад (День испанской нации), я не приемлю того, что испанцы сделали с американскими индейцами, поэтому на этом празднике тоже никогда не выступаю. А сейчас в мире вообще что происходит? Война везде, все без разбору торгуют оружием. Но я не Ману, я это только иногда делаю, от остального промо не отказываюсь. Хочу, чтобы мою музыку услышали нужные люди.

-ОЛ: Ваши антимилитаристские взгляды немного отдают идеями хиппи - никакой военной службы, никакого оружия:

ТК: Не: Я не террорист, но и не пацифист.