Kachalina

  Актриса кино. Родилась 3 мая 1971 года в Саратове. Мама - инженер. Училась два года на актерском факультете в Саратовской консерватории им. Собинова, затем во ВГИКе (мастерская С. Соловьева и В. Рубинчика). Первый фильм - "Нелюбовь" В. Рубинчика. Снялась в главных ролях более чем в десяти картинах, в том числе-"Арбитр" И. Охлобыстина, "Тьма" И. Масленникова, "Над темной водой" Д. Месхиева, "Цирк сгорел, и клоуны разбежались" В. Бортко, "Тот, кто нежнее" А. Карпыкова, "Три сестры" С. Соловьева, "Мужские откровения" Ю. Грымова, "Венценосная семья Романовых" Г. Панфилова (не закончен). Три приза за лучшие женские роли. в том числе и "Созвездие". Только что закончила съемки в новой картине Гарика Сукачева "Праздник". Замужем, муж - актер и режиссер Михаил Ефремов.


  Мне вообще-то грех жаловаться: всегда везло на партнеров. В первом фильме у меня был Любшин. Он мне очень помог на съемках. Мой первый съемочный день прошел с ним. Обращался всегда только по имени-отчеству: "Ксения Михайловна, пройдемте! Ксения Михайловна, вы готовы?" А мне тогда было девятнадцать... Второй партнер - Янковский, третий - Абдулов в картине "Над темной водой". Легче всего было работать с ним. Он человек замечательный. Мы всегда встречаемся с радостью...

  Помимо того что я актриса, я ведь и рядовой зритель, который смотрит российское кино. Оно где-то чуточку лучше, где-то чуточку хуже... Но все осталось на одном уровне. Почему? Не знаю. Не могу сказать. Вроде, кажется, и техника уже позволяет. И деньги находятся. Но дело, кажется, не в деньгах...

  Мне, конечно, обидно, что сейчас работы нет. Но участвовать абы в какой работе я не хочу... Предложения, конечно, поступают, хотя я и не завалена сценариями... Они есть, но настолько... вяленькие. С рекламой отношения не складываются. И думаю, что тоже не много теряю...

  Мне ближе такие черты Тельцов, как упрямость и спокойствие... Но в любом случае - не материализм. Отсюда - страсть к чтению. Книжки читаю разные. И детективы, и эзотерику. Хочу быть в курсе новых веяний... Я по жизни чтец. У меня талант: я очень быстро читаю. И неплохо запоминаю. Поэтому в один присест книжку проглотить для меня не проблема. Проблема - найти хорошую.

  А началось все в деревне с татарским названием Увек, куда меня сослали родители за "примерное" поведение. В детстве я очень спокойным, тихим ребенком была. Мечтала не о сцене, а о чем-то другом. Вот никак не могу вспомнить, о чем... Но лет с тринадцати до шестнадцати я активно самоутверждалась в компании. Всякое было. Даже поставили на учет в милицию. Могло дойти до суда. Получила направление в спецПТУ - это же по сути мягкий вариант воспитательно-трудовой колонии! Но родители позаботились и вовремя отправили под опеку к теткам и дяде. Там я сначала рыдала, а потом стала читать книжки - от Чехова до Кастанеды. Хозяйством занималась, ухаживала за козочками, утками, курами... Через год все-таки сбежала домой и вернулась в родную школу. Деревня меня перековала. Я стала примерной девочкой. И поступила в консерваторию.

  Кстати, не люблю с тех пор экранизаций. Вот "Полет над гнездом кукушки" я сначала прочитала, потом посмотрела фильм - очень хороший... А все равно книга - лучше.

  В Казахстане, в трехстах километрах от Алма-Аты и ста километрах от границы с Китаем, на Тянь-Шане, существует безумно красивый каньон. О нем никто не знает - в отличие от Аризонского в Америке, который охраняется как памятник природы. А казахский - еще красивей, и по размерам такой же. Идет степь, степь, степь... И вдруг - обрыв километра на два. Ничуть не хуже, чем в Америке!

  Мы там жили несколько месяцев в бывшей обсерватории на съемках фильма Абая Карпыкова "Тот, кто нежнее". Я играла переводчицу с арабского языка. Вели натуральное хозяйство - резали барашков, ловили форель, охотились на рябчиков... Я даже пробовала стрелять.

  Там-то меня однажды и понесла лошадь. Нужно было скакать - я в первый день спокойно села. Два дня нормально отъездила, чувствовала себя просто великолепным ездоком, и... Километра три лошадь скакала, а потом в разумном пределе от обрыва остановилась. Я висела у нее уж на холке... Мне сказали: если ты покажешь лошади, что ты ее боишься, - ты на нее никогда больше не сядешь. Поэтому, размазывая слезы и сопли, я встала и раза два дала ей в морду, и засунула морковку... А поджилки еще трясутся. Потом надо было еще месяца два на ней ездить...

  Разные режиссеры - как разные мужчины. Они очень сильно отличаются друг от друга. С кем-то было интересней говорить, за кем-то было интересно наблюдать, кому-то, наоборот, очень хотелось показать себя...

  Вот с Рубинчиком мы в первый раз встретились на такой откровенной картине, и все достаточно бережно происходило по отношению ко мне. Поэтому на съемках была очень спокойная, доброжелательная обстановка... Хотя у меня не было дублерши, и вся группа присутствовала при съемке постельных сцен.

  А в "Тьме" по Леониду Андрееву вообще сюжет такой: встреча революционера и проститутки. Поэтому эротики было много... Что очень тяжело. Тем более что там моим партнером был Янковский, монстр советского кино.

  Когда снимаются постельные сцены, все должно быть основано на доверии к режиссеру. Если ты подписываешься под этим - ты доверяешь... Конечно, в результате получается все совсем другое - не так, как у тебя в голове... Получается совсем третье кино.

  Поэтому на первом просмотре кинофильма меня душат эмоции - от ненависти до обожания... Все по кусочкам: где-то нравится, где-то - совсем нет... Серьезно можно говорить через какое-то время. Тогда происходит адекватная оценка того, что сделано. Должно пройти не меньше года...

  Я по жизни одиночка. Хотя и посещаю всякие места. Может быть, потому, что по натуре я человек ночной. Днем - сплю. Мне больше нравится ночь: она ретуширует все неприглядное, что днем оголяется...

  Но когда попадаешь в центр светского мероприятия - у меня такое ощущение, что на частички разрываешься. Ты не успеваешь сфокусироваться на одном лице, а возникает уже другое. Идет такое бессмысленное броуновское движение...

  Хотя у меня много хороших знакомых. Грань между ними и друзьями, безусловно, для меня существует. Как и для любого человека. Мне нравятся открытые люди, которые называют вещи своими именами, невзирая на угрозу потерять работу или еще что-то. Но все-таки стараюсь держать людей немножко на расстоянии - чтобы они не подходили часто, не теребили и не предлагали выпить пятьдесят грамм...

  Вот Миша (Ефремов) как бы втянул меня в свою орбиту. Он настолько эгоцентрик! V него столько энергии, что я оказалась... спутником. V него больше весовая категория. Он ставит серьезные вещи: "Максимилиан Столпник" во МХАТе, "Демон" в "Новой опере"... Наверное, когда любишь, принимаешь человека каким есть...

  А вот с коллегами - по-другому. Я достаточно жестокий в этом смысле человек. Потому что если работа говно - то говорю, что говно. Труднее, когда актер при этом - хороший человек. Вот с этой дилеммой я никак еще не могу разобраться: как же так может быть?.. А это встречается достаточно часто. Но тогда можно спрятаться за формулировку: "Не суди, и сам не судим будешь". Собственно, ничего больше и не остается.

  Если человек мне нравится, то нравится. Если нет - то заставить себя тяжело.

  Речь ведь о такой влюбчивости-жизнерадостности... Я стараюсь быть оптимистом, сколько хватает сил. Не такой уж я и большой специалист по любви-нелюбви. Но в любом случае любовь как бы окрыляет. В таком состоянии хочется сделать все лучше, больше, изумительнее... Все хорошее воспринимаешь через призму близкого, родного человека: мамы, любимого. Когда любимым нравится - тогда и сама радуешься.

  На втором "Кинотавре", десять лет назад, я получила приз за лучшую женскую роль и денежный приз, достаточно большой... Позвонила на следующий день после закрытия маме в Саратов и сообщила. Она, по-моему, схватилась за сердце. Мама есть мама. Она ведь, как все мамы, переживает за меня, волнуется. И искренне наблюдает за тем, то творится в киномире. Не советует, но делится эмоциями уже после работы. Маме все нравится, но мама и лучший критик. Она приезжала на съемки в Петербург - на масленниковскую картину. Раз в год я езжу к ней в Саратов.

  В августе-сентябре мы работали с Гариком Сукачевым - снимали кино под рабочим названием "Праздник" (студия им. Горького). Там заняты Саша Балуев и другие хорошие театральные актеры. Съемки проходили в Калужской области недалеко от Оптиной Пустыни - в 7 километрах. Деревенька в окружении трех монастырей. Место блаженное, шикарное. Жили артисты по домам. И так - полтора месяца. Отдых получился знатный... Если бы не погода: на две недели заладили дожди, и была очень холодная вода - это в августе-то! Местные говорили, что это выгнанные из монастырей бесы здесь орудуют...

  А сюжет - реальная история, которая произошла с гариковскими бабушкой и дедушкой в первый день войны. Мы попытались показать, как люди жили тогда, как были счастливы и как все разрушилось в один день. Все видится как бы глазами девочки, у которой день рождения - 5 лет - 22 июня. Я играю ее маму - кажется, приблизительно бабушку Гарика.

  В незаконченном, "законсервированном" фильме Глеба Панфилова "Венценосная семья Романовых" я играю дочь царя Татьяну, а Саша Галибин - Николая II. Картина снималась в Праге и на "Ленфильме". Панфилов, видимо, хотел закончить в прошлом году - не удалось. Нет денег отдать долги (с артистами обещают расплатиться после выхода фильма на экран), нет денег на озвучание готового материала...

  А выбрал меня он, я так понимаю, потому, что мы с Татьяной очень похожи визуально. Помимо соответствия грандиозных талантов, портретное сходство сыграло свою роль и в подборе актрис на роли Ольги, Марии и Анастасии. Их играли новенькие девочки. А Миша играл Керенского - была подборка фактурная. И, что странно, оказался тоже похож безумно... Императрицей Александрой у нас была англичанка. Говорят, звезда. Но думаю, что наша Чурикова могла сыграть ее не хуже... Но, видимо, нужно было, чтобы играла иностранка.

  У нас кино не про царя, не про расстрел - про семью. Это попытка рассказать о взаимоотношениях в одной семье. Мне было очень интересно. Мы подняли кучу материалов. У Глеба Анатольевича - великолепная архивная подборка. Он везде ездил, перерыл все...

  Мне сны странные снились тогда. Шло такое наслоение лиц реальных на исторические. Герои фильма приходили во сне - но ничего не подсказывали. Хорошо, что не ругались. Всего не расскажешь. Да и не только у меня это было - у многих в группе...

  Я до съемок не увлекалась этой темой, а потом... Мне кажется, прочитала весь архив. Но четко знала: стоп, играть канонизированного человека, святую, не буду. Она должна быть живым человеком.

  Но! Где-то к середине съемок меня все стали называть Татьяна. Меня очень это испугало. Происходило какое-то слияние образа и актрисы. А когда еще пытались зимой поздравить с Татьяниным днем (а мы как раз снимали сцену расстрела), сказала: стоп! Я не могу больше! Я Ксения, Ксюша!..


  Тренажеры и диеты противоречат всем законам физики. Я встаю поздно. Спать человеку нужно столько, сколько он хочет. Есть - тоже столько, сколько хочется и чего хочется. Обязательно. И с хорошим настроением. Тогда все это быстренько переваривается. Бог пока бережет от диет... И от чего-то уже серьезно-фатального.

  На судьбу ты можешь полагаться. Можешь - нет. Куда она выведет - туда и выведет. И ничего не попишешь. Чему быть - того не миновать. Но на Бога надейся, а сам не плошай. Я, наверное, помесь христианки с язычницей. На Руси ведь культура всегда была языческой... Сейчас она просто положена на христианскую основу. Но у нас все перемешалось достаточно свободно. На то она и Русь...