Фрэнкс Томми

, генерал

Автор: Максим Токарев

Сайт: Известия

Статья: ПОБЕДИТЕЛЬ САДДАМА



В завоеванный Багдад прибыл главнокомандующий союзными войсками генерал Томми Фрэнкс - победитель Саддама Хусейна. В одном из дворцов иракского диктатора генерал провел видеоконференцию с президентом Бушем. Глава государства поздравил Фрэнкса с победой и предупредил, что самое трудное - умиротворение и обустройство Ирака - впереди. Впрочем, это генерал прекрасно знал и без напоминания президента. Кто же он - этот человек, на плечах которого лежит ответственность за судьбу "освобожденной" страны, где еще недавно безраздельно властвовал Саддам Хусейн?

За весь богатый большими и малыми войнами ХХ век не просто в историю, но в легенду вошли всего два американских полководца. Два главкома, расписавшихся в 1945 году от имени США под актами о безоговорочной капитуляции Германии и Японии. Два первых руководителя американской военной администрации в этих странах. Дуайт Эйзенхауэр, ставший в 1953 году президентом США, и Дуглас Макартур, отправленный двумя годами раньше в глухую отставку как "козел отпущения" за военные неудачи Америки в Корее. Сегодня, спустя 50 лет, у нас на глазах рождается новая американская легенда. Но никому пока не ведомо, какое будущее ждет ее главного героя. Кандидата номер один на пост наместника Штатов в Багдаде. Человека и генерала по имени Томас Рэй Фрэнкс.

В одной школе с будущей "первой леди"

Даже самые матерые "пиарщики" из тех, кто трудится в поте лица в Вашингтоне и Катаре, прославляя победу ведомой Америкой коалиции над злокозненным Саддамом, не смогли бы сочинить для Томми Фрэнкса лучшей биографии, нежели его реальная судьба. Ставшая зримым воплощением множество раз осмеянной, но бессмертной "американской мечты", история успеха сына разорившихся фермеров Рэя и Розы Фрэнкс, рожденного 17 июня 1945 года в самом что ни на есть американском захолустье - городишке Виннивуд в Оклахоме.

Продав в начале 1950-х годов злополучную ферму, семья Фрэнксов переехала в "нефтяную столицу" штата Техас - город Мидленд. В то время он славился самым большим в США процентом миллионеров от числа всех его немногочисленных жителей. А также тем, что именно по Мидленду и его окрестностям разъезжал один из двух бывших тогда в Америке "автомобилей королей и президентов" марки "Роллс-Ройс". Он принадлежал жившему в Мидленде отпрыску нефтяного короля Техаса Джорджу Герберту Уокеру Бушу - тому самому, который стал в конце 1980-х годов президентом США, а ныне имеет сына-президента.

Семья Фрэнксов, где отец трудился механиком на буровых установках в окрестностях Мидленда, а мать подрабатывала прачкой, тогда не водила близкого знакомства с Бушами. Хотя соседство с ними еще в детстве помогло Томми - благодаря добровольным пожертвованиям и налоговым отчислениям Бушей и других местных богачей в казну Мидленда у городской школы, куда ходил юный Фрэнкс, не было проблем с учителями и оборудованием. Правда, как уже в наши дни признался бывший классный руководитель Фрэнкса Лесли Хинтс, "Томми был не из тех ребят, чьи таланты раскрываются уже в школьные годы". Во всяком случае, по сравнению с учившейся двумя классами младше в той же школе отличницей, активисткой, спортсменкой Лорой Уэлч (ныне - первая леди США Лора Буш).

Как вспоминают учителя и одноклассники Фрэнкса, нынешний глава Центрального командования вооруженными силами США (CentCom), имеющий в подчинении 300 тысяч американских военнослужащих, базирующихся в 25 странах мира - от Северной Африки до границ с Россией, Индией и Китаем, в отрочестве не мечтал о военной карьере. При том, что школа, куда ходил Томми, носила громкое имя генерала Роберта Ли - командующего армией рабовладельческих южных штатов, побежденных в Гражданской войне 1861-1865 гг.

Воинственные увлечения Фрэнкса в старших классах не шли дальше охоты. Плюс баскетбол, благо Томми ростом не обижен - 192 см. В середине 1960-х, когда первые американские солдаты отправились во Вьетнам, путь Фрэнкса лежал в Университет штата Техас в Остине. Дававший, как и другие вузы США, отсрочку от призыва в армию.

Томми Фрэнкс надевает военную форму

До сих пор генерал Фрэнкс избегает воспоминаний о двух годах своей студенческой жизни в Остине, ограничиваясь фразой: "О, это был ужас!" В итоге ему пришлось лично убедиться в древней мудрости: "Студент, помни! От академической задолженности до долга перед Родиной - один шаг!" Будущий полководец сделал его в 1967 году, шагнув с повесткой в кармане за ворота "учебки" для призывников "Форт-Дэвинс" в штате Массачусетс. Здесь Фрэнкс впервые задумался о том, чтобы связать жизнь с непобедимой и легендарной (в глазах американцев) армией: "Как-то утром наш лейтенант, драивший форму к параду, попросил меня съездить за каким-то чистящим средством в город на его машине. Ее лобовое стекло было украшено виньеткой офицерского чина хозяина. Издали увидев его, дежурный на КПП первым откозырял мне, сидевшему за рулем новобранцу. И тогда я подумал: да, вот это по мне!"

Свои первые офицерские погоны Томми получил в том же 1967 году после ускоренного курса в училище "Форт-Силл" в Оклахоме, штамповавшем кадры командиров-артиллеристов для всерьез разворачивавшейся войны во Вьетнаме. Где вскоре оказался молодой и холостой второй лейтенант Фрэнкс.

После года боев в джунглях и трех осколочных ранений в ноги Фрэнкс вернулся в "Форт-Силл" уже на должность командира курсантской батареи. К тому времени его мундир был украшен солидным "фруктовым салатом", как именуются на американском военном сленге наградные планки. Помимо колодок трех, по числу ранений, медалей "Пурпурное сердце", там красовались такие боевые регалии, как медаль "Бронзовая звезда", "Легион почета" и "Медаль за летные заслуги", полученная Томми за вертолетную разведку целей для артиллерии.

Кроме этих наград Фрэнкс, как и многие его товарищи по оружию, привез с войны "вьетнамский синдром" и засобирался в отставку. Но тут ему повезло попасть в только что учрежденную тогда в Штатах программу гражданского высшего образования для желавших уволиться офицеров. Сохранив статус военнослужащего, выслугу лет и прочие льготы, в 1969 году Фрэнкс пошел за счет Пентагона учиться на менеджера в Арлингтонский университет штата Техас. Эта "загогулина" в биографии Томми оказалась для него судьбоносной.

Едва начав учебу, 23-летний Фрэнкс познакомился с будущей учительницей младших классов по имени Кэтти Керли. "Когда я впервые увидел ее, то закричал "Вау!" Мы поженились в том же году. С тех пор я твердо убедился - крепкой семью делают взаимное участие, забота друг о друге и уважение", - заявил недавно генерал, разменявший 34-й год семейной жизни.

Век живи - век учись

К получению диплома в 1971 году Фрэнкс, посоветовавшись с Кэтти, решил-таки остаться в армии, переходившей тогда на контрактную основу. Следующие 20 лет он успешно служил как на строевых, так и на штабных должностях, чередовавшихся с военной учебой. В 1973 году Фрэнкс принял под командование батарею в размещенном в Западной Германии 2-м бронекавалерийском полку - разумеется, раскатывавшем уже не на лошадях, а на танках и БТР. Год спустя батарея Фрэнкса была признана лучшим артиллерийским подразделением США в ФРГ, а ее командир был послан на родину - постигать премудрости стратегии на высших курсах командного состава американских сухопутных войск. Затем он трудился в инспекционном управлении Пентагона, снова служил в Германии уже на должности командира артполка (с 1981 по 1984 г.) и опять учился - в элитном военном институте в Карлисле, штат Пенсильвания.

Этапным в жизни Фрэнкса стал 1987 год. Занятая им тогда должность начальника артиллерии элитной 1-й "кавалерийской" дивизии открыла для Томми прямую дорогу к большим генеральским звездам. Путь к которым пролег для него через Персидский залив, где в 1991 году Фрэнкс участвовал в первой войне против Саддама, уже будучи замкомандира "лошадиной головы" (1-я кавдивизия США носит такое прозвище с конца Второй мировой войны, когда она первой вошла в Манилу и Токио).

В 1990-х годах Фрэнкс уже входил в военную элиту Америки. Возможно, какую-то роль тут сыграло то, что он земляк семьи Бушей. Однако западные СМИ считают Фрэнкса прежде всего "человеком команды госсекретаря Колина Пауэлла". Хотя вряд ли можно назвать "блатной" доставшуюся Фрэнксу с подачи Пауэлла в 1995 году "развеселую" должность командира 2-й пехотной дивизии США, развернутой в Южной Корее. Тем более что именно тогда по соседству, в проблемной для Вашингтона и Сеула КНДР, любимый руководитель Ким Чен Ир брал всю верховную (в том числе и военную) власть после кончины папы - великого вождя Ким Ир Сена.

На "тропе войны" с терроризмом

Во главе Центрального командования ВС США (CentCom) Фрэнкс был поставлен в июле 2000 года, что сразу добавило ему и новоявленных друзей, и завистников-недоброжелателей.

Так, уже в октябре 2000 года, когда в порту Йемена террористами "Аль-Каиды" был подорван американский эсминец "Коул" и погибли 17 военнослужащих, несколько конгрессменов-демократов возложили часть вины за трагедию на Фрэнкса: дескать, "новый главком никак не прореагировал на сводки ЦРУ о росте антиамериканизма в регионе". В те дни серьезную поддержку Томми оказали его бывшие командиры. Так, отставной генерал Кросби Сэнт, под чьим началом Фрэнкс служил еще в ФРГ, несколько раз созванивался с ним. Потом он признался: "Тогда Фрэнкс напоминал кошку, внезапно попавшую в гостиную с множеством кресел-качалок, каждое из которых могло отдавить ее длинный хвост."

Но самые серьезные потрясения ждали Фрэнкса, как и всю Америку, в сентябре 2001 года. Позднее он вспоминал: "10 сентября с группой штабных офицеров я вылетел на Крит, где мы заночевали, чтобы дать отдохнуть пилотам. Я всегда буду помнить следующий день, 11 сентября. Нам надо было срочно вернуться в Штаты - но еще на полпути мы не знали, пропустят ли нас в воздушное пространство США. А в это время моя жена Кэтти названивала диспетчерам в штаб ВВС, чтобы узнать, как проходит наш полет. В тот день дежурил молодой парень, ответивший после беглого взгляда на экран: "Сейчас над Атлантикой нет ни одного нашего самолета". "Эту фразу, о которой я узнал после посадки, я не забуду до конца жизни".

Афганская кампания

Уже на следующий день, 12 сентября, глава военного ведомства Дональд Рамсфелд лично поручил генералу Фрэнксу подготовить для президента Буша доклад о возможности проведения военных акций США в тех регионах мира, где могли базироваться террористы. Именно тогда в штабе CentCom во флоридском городе Тампа в условиях строжайшей секретности был разработан "План 1003", предусматривавший нанесение ударов как по Афганистану, так и по Ираку. Сам Фрэнкс тогда не дал прессе ни малейшего намека об этом, ограничившись заявлением: "Я полностью согласен с тем, что сказал 175 лет назад прусский генерал Карл фон Клаузевиц. Исход любой войны зависит от единства трех факторов. Для победы нужна решимость властей государства, его военный потенциал и воля народа. После 11 сентября я впервые ощутил, что Америка обладает всеми этими факторами".

Если верить западным СМИ, первые разногласия между возглавляющим военное ведомство штатским Рамсфелдом и подчиненным ему кадровым военным Фрэнксом возникли при подготовке операции в Афганистане. Взяв за образец планы "Бури в пустыне" 1991 года, Фрэнкс предложил ввести в Афганистан для гарантированной "зачистки" талибов и "Аль-Каиды" ограниченный контингент в 100 тысяч военнослужащих США, а до этого бомбить страну как минимум в течение трех недель. Рамсфелд и его первый зам Пол Вулфовиц продвигали альтернативный вариант - несколько дней ударов с воздуха, отправка в Афганистан максимум 15 тысяч спецназовцев и широкая опора на союзников-афганцев из антиталибской коалиции.

Фрэнкс отстаивал свой план, ссылаясь на личный опыт поездок в Среднюю Азию. (Он дважды посетил Астану, Бишкек и Ташкент - в сентябре 2000 и мае 2001 гг., обещая местным лидерам финансовую и техническую поддержку США для укрепления их оборонных ведомств и борьбы с исламистами. При этом Томми заявил, что "региональные интересы Вашингтона и Москвы не будут пересекаться".) Тогда как Рамсфелд основывался на рекомендациях ЦРУ - ведомства, к которому армейские служаки вроде Фрэнкса часто относятся скептически.

В итоге к исполнению был принят "вариант Рамсфелда", но ответственным за его реализацию был назначен Фрэнкс. Первые ракетно-бомбовые удары по базам талибов в Афганистане были нанесены 7 октября 2001 года, а в начале декабря, когда силы антиталибской коалиции овладели Кандагаром, Фрэнкс впервые заявил журналистам: "Да, сейчас я могу подтвердить, что в наземной операции в Афганистане участвуют военнослужащие США". Месяцем раньше Фрэнкс был вызван "на ковер" в резиденцию президента в Кэмп-Дэвид, где в присутствии Буша подвергся упрекам от членов Совета национальной безопасности США за "чрезмерную осторожность, следствием которой стала затянувшаяся операция в Афганистане". На что последовал ответ: "Мне впервые пришлось иметь дело с ситуацией, когда для разведки целей для бомбардировщиков, работавших с высоты 10-15 тысяч метров, надо было посылать конных спецназовцев".

Пятнышко на мундире

Эпизод в Кэмп-Дэвиде не улучшил отношений между Рамсфелдом и Фрэнксом, не без скрытого сарказма именующим главу Пентагона сугубо по-граждански: "босс". Так, в конце 2001 года с подачи руководства военного ведомства США огласке было предано начатое еще летом расследование обвинений в адрес Фрэнкса, "использовавшего служебные полномочия в личных целях". Якобы с момента назначения Томми главой CentCom он не раз приводил жену Кэтрин на закрытые совещания, приставил к ней телохранителя и женщину-адъютанта, а также катал ее за счет государства на служебном "Боинге".

Похоже, именно в это время за Фрэнкса заступился его самый главный земляк. Еще в ноябре 2001 года президент Буш перевел на должность директора CentCom по связям с общественностью замдиректора Белого дома по планированию 32-летнего Джима Уилкинсона, имеющего репутацию одного из лучших "пиарщиков" США. В декабре того же 2001 года семья Бушей пригласила Фрэнкса на президентское ранчо в Техасе. А в феврале 2002 года именно Фрэнкс, а не его непосредственный шеф Ричард Майерс, возглавляющий Комитет начальников штабов ВС США, был послан в Москву на переговоры о ситуации на постсоветском пространстве.

Тогда же, в феврале 2002 года, Рамсфелд был вынужден выразить Фрэнксу "свое полное доверие". А курируемое министром расследование оправдало генерала по всем пунктам обвинений: "Кэтти Фрэнкс действительно иногда присутствовала на закрытых заседаниях, но ее всегда просили выйти, когда речь заходила о секретной информации. Когда она, согласно протоколу, участвовала в визитах мужа в Ташкент и Карачи, к ней, следуя опять-таки общепринятым правилам, приставляли сопровождающих лиц".

Что касается полетов Кэтти на "воздушном КП" генерала - построенном еще в 1960-е гг. Боинге-707 с усиленным корпусом и массой новейшего электронного оборудования, то просочившиеся в прессу подробности перелетов четы вызвали прямо-таки слезы умиления. Если за последние годы главным содержанием светской хроники США стали семейные скандалы всех мастей, увенчавшиеся "делом Моники Левински", то Фрэнксы даже в их мелких привычках оказались идеальной парой: "После того, как спинка личного кресла Томми Фрэнкса в салоне "Боинга" была украшена, согласно обычаю, четырьмя шитыми генеральскими звездами, его новый хозяин распорядился нашить на соседнее сиденье, предназначенное для его жены, четыре красных сердечка..."

С ведома пиар-директора Уилкинсона прошлой весной западным СМИ стали известны и другие подробности перелетов Фрэнкса, добавившие теплых красок к образу грубоватого, но добродушного генерала: "За время бесконечных полетов между Вашингтоном, Тампой и базами CentCom на Ближнем Востоке Фрэнкс нередко будил дремавших в "Боинге" офицеров своего штаба, брызгая им на макушки минералкой из бутылки, украшая их головы дольками фруктов или просто с размаха плюхаясь им на колени".

Столь же своеобразная манера общения была выбрана в последний год для его встреч с журналистами. Так, первые публичные выступления генерала в начале операции в Афганистане цитировались прессой на манер перлов российского экс-премьера Черномырдина. Достаточно привести такие цитаты: "Бен Ладен жив или мертв, он находится в Афганистане. Либо где-нибудь еще" или "Если нам попадутся те, кто захочет сдаться, мы пленим их. Если они не захотят сдаться, мы убьем их".

"Чтобы победить, надо знать, насколько ты силен"

Однако с приближением новой войны против Саддама Фрэнкс все чаще проявлял себя с той стороны, на которую намекал бывший соратник Томми, контр-адмирал Крэйг Куигли: "Ошибаются те, кто не может разглядеть за манерами этого неторопливого, растягивающего слова техасца его острейший ум". Образчиком которого стало выступление перед журналистами незадолго до начала второй иракской кампании: "Давным-давно в Китае жил один неглупый парень по имени Сунь-Цзы, который говорил: чтобы суметь победить, ребятки, нужно знать, насколько ты сам силен, и весьма долго изучать грозящую тебе опасность".

Следуя этому завету автора "Трактата о военном искусстве", написанного в V в. до н.э., Фрэнкс посвятил весь последний год поездкам по столицам союзных государств и военным базам США вокруг Ирака. После которых в СМИ просачивались забавные подробности. Вроде той, что очарованный обаянием генерала король Иордании Абдалла II подарил ему мотоцикл "Харлей Дэвидсон" - предмет несбывшихся мечтаний юности Фрэнкса. (Теперь он стоит в генеральском гараже в Оклахоме рядом с мотоциклом "Кушман" и автомобилем "Форд Мустанг" образца 60-х, купленными на генеральскую зарплату в 154 тысячи долларов в год.)

"За кадром" осталась лишь теперь преданная огласке работа Фрэнкса над планом операции в Ираке. Его контуры были доведены до Рамсфелда и вице-президента США Дика Чейни еще в январе 2002 года: "После двух недель воздушных ударов с наземных баз в регионе и с пяти авианосцев, подтянутых к Персидскому заливу, в Ирак должны войти минимум 250 тысяч американских военнослужащих в составе пяти дивизий". Альтернативный план Рамсфелда, авторство которого приписывают Полу Вулфовицу, предлагал бомбить Ирак в течение недели, а затем ударить по Саддаму силами враждебных ему курдов и 75-тысячным контингентом Сил специальных операций США, включая отряды "Дельта", "Морские котики" и "Зеленые береты".

Говорят, что, ознакомившись с этим планом, копировавшим идеи вторжения в Афганистан под девизом "Незыблемая свобода", Фрэнкс назвал Вулфовица "генералом с линейкой" и подал лично президенту просьбу об отставке. Но Буш не принял ее, в целом поддержав вариант Фрэнкса. Который с учетом реальных американских возможностей пришлось дорабатывать еще полгода. Все это время офицеры штаба CentCom вслед за командующим работали на пределе сил - с 5-6 часов утра до полуночи почти без выходных. Чтобы расслабиться, генерал охотно применял и рекомендовал подчиненным свою любимую "стратегическую триаду" - сигары, коктейль "Маргарита" (текила, апельсиновый ликер плюс лимонный сок) и музыку кантри. В тот период ее ведущие исполнители часто выступали по приглашению Фрэнкса перед американскими "джи-ай" - и всякий раз, когда генерал присутствовал на этих концертах, он неизменно подпевал и подыгрывал им на банджо перед микрофоном.

Такие выступления придавали "солдатскому генералу" Фрэнксу все большую популярность. Как и его неизменная простота в обращении с подчиненными: "Я всегда представляюсь так: "Привет! Я - Томми Фрэнкс".

Винни-Пух - "освободитель"

Впрочем, в кругу семьи, куда кроме супруги Кэтти входят их единственная дочь 26-летняя Джеки, зять и две внучки, Томми Фрэнкс носит прозвище "Винни-Пух" благодаря фигуре, манерам, а также в честь своей малой родины - городка Виннивуд. Редко откровенничая о родне, генерал однажды признался: "Внуки учат многим вещам, которые поневоле упускаешь, пока растишь их будущих пап и мам".

С начала операции в Афганистане старшая, 6-летняя, внучка Фрэнкса не раз задавала ему вопрос: "Дедушка, а ты уже поймал бен Ладена?" Быть может, это дитя эпохи прямых военных телетрансляций сейчас задает деду такой же вопрос о Саддаме. Война с которым началась для Фрэнкса 6 марта 2003 года. В тот день он в последний раз отчитался в Вашингтоне перед Джорджем Бушем, получив добро президента приступить к боевым действиям 21 марта.

Тогда предполагалось, что первыми, до летчиков и артиллеристов, в бой будет брошен спецназ, которому предписывалось не допустить поджога иракских нефтяных полей и запуска ракет с химическими боеголовками на Израиль и Кувейт. Однако, как любит повторять сам Фрэнкс: "Любой военный план живет до первой стычки с врагом", перефразируя утверждение, сделанное еще за 150 лет до него другим офицером-артиллеристом по имени Лев Толстой: "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги..."

19 марта Фрэнксу, находившемуся на своем передовом КП - базе "Аль-Салийя" в Катаре, из Пентагона поступили сведения, добытые ЦРУ. Двое военных из близкого окружения Хусейна были завербованы американской разведкой и сообщили в обмен на гарантии личной безопасности точные координаты бункера, где должен был находиться Саддам в ночь на 20 марта.

Соблазн покончить с иракским лидером до начала войны перевесил прежние планы. В воздух были срочно подняты два бомбардировщика-невидимки F-117 "Стелс". Каждый из них нес по "сверхточной" бомбе весом в тонну, запрограммированной на бункер. Его окрестности для надежности были обстреляны еще и крылатыми ракетами. Как сообщалось позднее, обе бомбы поразили цель, но до этого Саддама успели вывезти из бункера по подземному тоннелю. Фактически этот удар начал войну - за 24 часа до намеченного срока. И за трое суток до того, как Фрэнкс дал первый пресс-брифинг.

"Кроме военных учебников, - заявил тогда генерал в вводном слове, - за всю жизнь я прочел еще пару книг. Одна из них была о Юлии Цезаре. Он тоже был генералом и любил произносить длинные речи. И его убили". Столь же кратко Фрэнкс отвечал на вопросы. "Как проходит операция". - "Она идет по всему Ираку 24 часа в день". - "Как долго она продлится?" - "Может быть, несколько дней, а может - несколько недель". - Жив ли Саддам?" - "Возможно, и мертв, но мне лично все равно".

Теперь, когда война фактически завершена, контроль над Ираком фактически переходит к американским солдатам. Всецело доверяющим, в отличие от чиновников из Вашингтона, своему командиру - четырехзвездному генералу Томми Фрэнксу. Человеку, однажды сказавшему: "Никто так сильно не ненавидит войну, как солдат..."