Фошар

Автор: Яна Плотникова
Источник информации: "Алфавит" No.37, 2000.

  Пьер Фошар родился в Анжере в 1678 году. Семья его была небогатая: отец работал писчим в адвокатской конторе, мать растила пятерых детей. Пьер с детства увлекся медициной. Почему? Отец всегда повторял ему, что врач никогда не останется голодным, ведь он всегда нужен людям: и на войне, и в мире, и в праздники, и в будни. Но еще Пьеру нравился сам вид врачебного кабинета, величественная роль, которая всегда отводится доктору при посещении больного, банки и склянки с пахучими растворами, примочки и поблескивающие инструменты.

  В общем, он последовал совету отца. Уже в 15 лет, пройдя двухгодичный курс, он стал хирургом. Практика его была столь удачна, что через некоторое время он был приглашен в морской госпиталь - место по тем временами престижное и доходное. Пьер вырезал больным гнойники, вправлял вывихи, отнимал захваченные гангреной конечности, выдирал зубы. Но никакие успехи и деньги не могли заглушить в Фошаре стремления к яркой жизни, полной огней, праздничных фейерверков и веселого хохота светских дамочек. За всем этим надо было ехать в Париж. Фошар придумал, как покорить столицу: он решил оставить общую хирургию и погрузиться в изучение стоматологии, а затем и в ее практику. Это, небезосновательно полагал он, откроет ему дорогу в высший свет - бедняки зубы не лечат и тем более не вставляют протезы. Его учителем в этом деле стал главный хирург королевского флота Александра Потельре, известный своими стоматологическими талантами и знаменитой клиентурой. Стоматологическая наука увлекала и вдохновила Фошара. Он скрупулезно изучает древние "зубовные атласы", найденные при раскопках финикийского города Сидона в IV - III вв. до н. э. Рассматривает приводящиеся во французском комментарии к ним рисунки искусственных зубов из кости животных и человеческих зубов, которые прикреплялись к соседним посредством золотой или серебряной проволоки. Изучает отчеты о раскопках города Тарквиния, где в гробницах этрусков были найдены протезы из искусственных зубов и ряда золотых колец, укреплявшихся на соседних здоровых зубах. Читает учебники по зубоврачебному ремеслу, написанные римскими цирюльниками и ювелирами - в Древнем Риме именно они занимались протезированием зубов.

  Но с особой тщательностью Пьер Фошар изучал трактаты знаменитого арабского хирурга Абуль-Касима, который одним из первых заявил; зубопротезирование - это медицина, так как помогает человеку излечить недуг и исправить дефект. Фошара в этих взглядах утверждали и труды французских стоматологов, которых к совершенствованию своего ремесла всегда подталкивали изысканные нравы французской придворной жизни. Например, в 1575 году французский хирург Амбруаз Паре предложил закрывать дефект твердого неба золотой пластинкой, соединенной с куском губки, проникающей в носовую полость, и назвал такой протез обтуратом. Этот тип протеза пользовался большой популярностью у французских аристократов и буржуа, которые тщательно следили за своим внешним видом и предъявляли спрос на квалифицированную стоматологическую помощь, в первую очередь в области протезирования. Но таких примеров тогда было немного, а теперь (об этом Фошар слышал от учителя) в столице все буквально охвачены манией вставить себе зубы.

  Фошар написал тогда в Париж несколько писем известным стоматологам и предложил научные контакты и совместную практику. В этих письмах он выразил свое возмущение тем, что в такой стране, как Франция - особенно в провинции, где не хватало дипломированных зубных врачей,- столь сложным делом продолжают заниматься цирюльники, банщики и даже палачи. И это при том, что еще в 1700 году королевским декретом, положившим начало стоматологии как самостоятельной отрасли медицины, была создана новая специализация хирурга-дантиста, дававшая право на зубоврачебную практику. А добросовестные доктора для получения этого звания должны были выдержать специальный экзамен в комиссии, состоявшей из именитых хирургов .Пьер Фошар выдержал этот экзамен с отличием и не мог терпеть дилетантов в таком деле, как стоматология.

  У Фошара завязалась интенсивная переписка со столичными дантистами, и к 1720 году он уже переехал в Париж. Где быстро обзавелся самой достойной клиентурой. Так, Фошар. стал личным дантистом Дидро (у которого были плохие зубы и неправильный прикус), а тот привел к нему других просветителей. Однако их, по свидетельству доктора, не слишком волновала эстетическая сторона дела. А вот лечившиеся у него генералы французской армии и их жены, а также его постоянный пациент кардинал де Флери к своей внешности относились с большим вниманием. Несколько раз Фошар лечил зубы и Людовику XV, в частности сделал ему маленький мост на задние зубы, что сразу же прославило его. Солидные доходы позволили Фошару поселиться в огромном доме на знаменитой рю Фоссе-Сен-Жермен-де-Пре рядом с парком, в котором часто гуляли самые известные люди Парижа.

  В 1747 году Фошар перебрался на не менее престижную рю де Кордельер. Там у него был уже не только приемный кабинет, но и прилегающее к нему крыло с протезной мастерской и лабораторией, где он проводил исследования и готовил противовоспалительные и отбеливающие составы для зубов.

  Дантистом Фошар был гениальным. Прежде всего он сразу заявил, что зубные болезни происходят не от червей, как тогда считалось, а по совершенно иным причинам, о которых он много рассказывал своим пациентам и которые изложил в трактате Le Chirurgien-dentiste ou traite des dents ("Дантист-хирург, или трактат о зубах"), выделив 102 разновидности зубных болезней. Он разработал и новый метод удаления зубов, изменив положение тела больного при этой операции. Раньше с больными поступали бесчеловечно: клали на стол или сажали на пол, при этом голова пациента находилась между колен врача. "Голову больного не следует зажимать между колен,- писал Фошар.- Он от этого переходит в состояние нежелательной нервозности". И научно обосновал другое положение, удобное для экстракции зубов: когда больной сидит в кресле, а доктор располагался справа или позади него. В таком положении он удалял зубы даже беременным женщинам, которые переносили операцию на удивление спокойно. Такое по тем временам считалось верхом врачевания.

  Но если бы доктор Фошар умел делать только это, он бы наверняка не прославился за пределами Франции. И уж тем более его известность не преодолела бы границ отмеренного ему века. Однако Фошар не только умел виртуозно вырывать зубы. Он придумал, как их вставлять. Точнее говоря, именно он изобрел вставные зубы в их современном виде. Фошару, в частности, принадлежит идея применения фиксирующих протезных пружин из утолщенной золотой проволоки или из спирали: оттисков или небных пластин в то время еще не было, а пружины позволяли устанавливать зубной протез гибко, учитывая индивидуальные особенности пациента. Эту серьезную проблему до Фошара решали чудовищным образом. Вот что сам он пишет: "Некоторые доктора для укрепления протеза пробуравливают отверстия в челюстных костях пациентов и вводят туда золотую проволоку - метод, который свидетельствует скорее о смелости хирургов, чем об их разуме". В качестве материала для протезов Фошар использовал выпавшие зубы, слоновую кость, клыки моржа и гиппопотама. Он кропотливо подбирал цвет вставного зуба, за что парижские дамы с радостью платили огромные деньги и ждали приема именно у него месяцами, а иногда годами. Он же изобрел штифтовые зубы и придумал укреплять на одном или двух штифтах несколько соединенных зубов, что явилось прототипом современных мостов.

  Другое важное изобретение Фошара вызвано соображениями косметического характера: чтобы придать зубам из слоновой кости более естественный вид, он покрывал их колпачками из золота, на которые наносился слой обожженной фарфоровой эмали различных цветов. Именно это и положило начало изготовлению искусственных зубов из фарфора. Фошар также усовершенствовал обтураты Паре, заменив губку подвижными, похожими на крылья "отростками" из слоновой кости, соединяющимися с небной пластинкой (отростки вводились в носовую полость вертикально и при помощи специального винта перемещались в горизонтальное положение, благодаря чему удерживалась небная пластинка). Наконец Фошар придумал и столь популярные ныне металлические пластинки для исправления прикуса. Он отказывался удалять ненормально растущие зубы, как это делалось в его время, а стремился с помощью проволоки, шелковой лигатуры, серебряных и металлических пластинок поставить аномальный зуб на место.

  Каким человеком был доктор Фошар? Во-первых, весьма и весьма состоятельным. А во-вторых, размеренным, солидным, остроумным, никогда не нарушавшим своего досуга или заранее составленного распорядка из-за непредвиденных обстоятельств. Говорят, однажды его попытались вызвать со спектакля в "Комеди Франсез": первый советник короля, мол, мучается зубами уже несколько недель, а сейчас и вовсе на стену лезет. Фошар со спектакля не ушел и на следующий день объяснил свою позицию: "Зубной врач, имея обычно дело с сильно страдающим пациентом, не должен поддаваться панике. Испорченный в поспешности зуб назад выправить уже невозможно". На входе в его кабинет на рю де Кордельер за несколькими столами сидели вышколенные секретари, которые вели тщательную запись на прием. Регистрационные книги хранят сотни имен, большинство обладателей которых составляли гордость французской нации. Но что бы ни происходило в приемной, Фошар никогда не нарушал заведенного порядка.

  Огромное количество пациентов привело Фошара к мысли о необходимости открытия зубопротезного цеха. Работников он набирал из ювелирных мастеров средней руки, засаживал их за медицинские книги и анатомические атласы и только после сдачи экзамена передавал им секреты мастерства. Из бухгалтерских книг этой мастерской, носившей его имя, мы знаем, что в ней производилось до 1000 вставных зубов в год. Для особо важных клиентов он делал вставные зубы собственноручно. Известно, что для маркизы де Помпадур он сделал несколько штифтовых зубов по особенной технологии исключительно из драгоценных материалов, и каждый такой зуб стоил французской казне 100 луидоров (столько стоило дорогое бриллиантовое кольцо).

  На вызовы доктор Фошар ходил редко, ссылаясь на то, что ему необходимо оборудование его кабинета: привинченное к полу кресло, система маленьких зеркал, сконструированных по его чертежам, горелки для кипячения и приготовления всяческих жидкостей, особый свет, для точного направления которого он также придумал специальный прибор с линзами и зеркалами. Но в редких, исключительных случаях он шел к больному - и иногда даже вместе с женой (Фошар женился в 1729 году, уже будучи известным и состоятельным дантистом, на Элизабет-Гийеметт Шемен, происходившей из прославленной актерской семьи; в 1737 году у них родился сын Жан-Батист Фошар, который стал адвокатом парламента и советником короля в адмиралтействе). Одним из его постоянных клиентов был Жан-Жак Руссо, страшно нетерпеливый и пугливый, для отвлечения внимания которого жена Фошара с чувством декламировала стихи Ронсара.

  Тем не менее старость Фошара была неспокойной. Он добился указа короля о присвоении ему и его детям дворянского титула. Однако младший Фошар, заработав достаточно денег на откупе налогов, неожиданно последовал примеру предков со стороны матери и стал актером в "Комеди Франсез". Для этого театра он даже самостоятельно поставил одноактную комическую оперу "Веселый сапожник". Доктор Фошар любил театр, но желал для сына своего более серьезной карьеры. И сокрушался, что у него не будет преемника. В 1738 году Пьер Фошар овдовел, женившись во второй раз только через девять лет, будучи уже 70-летним стариком. Его избранницей стала Катрин Руссело, дама из высшего света, двоюродная племянница умершей жены. Остаток дней Фошар провел в бесконечных судах: Катрин отчаянно судилась с ним по поводу наследства другой ее тетки, оставленного сыну покойной, опекуном которого был Фошар. Страшные семейные дрязги полностью омрачили последние годы великого протезиста. В 1761 году Фошар умер, оставив своей семье огромное состояние, а потомкам - стереотип. О том, что протезист - элитарный и очень дорогой доктор, способный вернуть то, что однажды уже было отнято природой: зубы.