Tyler John



  Когда 4 апреля 1841 года умер Уильям Г. Гаррисон, то впервые за эти полвека, прошедшие с инаугурации Джорджа Вашингтона, наступил такой случай, когда полномочия и обязанности президента без выборов были перенесены на вице-президента. Хотя конституция предписывает такой порядок преемственности, еще не было единства по вопросу, что же в действительности имеетсяв виду в соответствующих формулировках статьи II, разд. 1. Но Тайлер с самого начала не допускал сомнения в том, что будет играть роль управляющего президента. Более того, он настаивал на том, что смерть предшественника сделала его полноценным президентом со всеми конституционными правами и обязанностями по отношению к другим конституционным органам и что не существует президентов первого и второго порядка, независимо от того, стал ли он им в результате избрания на выборах или в результате ухода избранного президента.

  Десятый президент, происходивший из аристократии плантаторов Виргинии, был не тем человеком, с которым можно было бы спорить по этому вопросу. Его предки английского происхождения поселились 200 лет назад в Виргинии недалеко от Уильямсбурга, где его отец Джон Тайлер, плантатор и рабовладелец, друживший с Джефферсоном, был с 1809 по 1811 год губернатором, а потом судьей в федеральном суде Виргинии. Сын Джон Тайлер родился здесь же 29 марта 1790 года и был шестым из восьми детей. О его матери Мэри Армстед Тайлер, которая умерла в возрасте 36 лет, известно очень мало. После учебы в колледже Уильяма и Мэри в Уильямсбурге он учился на адвоката. В 1809 году закончил обучение и получил допуск к работе в суде. В 1813 году Тайлер женился на Летиции Кристиан, происходившей из зажиточной семьи плантаторов Виргинии и два года спустя после ее смерти в 1842 году - на Джулии Гардинер из известной нью-йоркской семьи, которая была на 30 лет моложе его. От двух браков он имел четырнадцать детей.

  Джон Тайлер в двадцать один год начал политическую карьеру, пойдя по стопам своего отца, когда в 1811 году как республиканец и приверженец Джефферсона вошел в палату делегатов Виргинии, в которую он входил до 1816, а потом снова с 1823 по 1825 и с 1838 по 1840 год. В остальные годы он входил в палату представителей (1816-21) и сенат (1827-36) или был губернатором Виргинии (1825-27). На выборах 1836 года Тайлер выступил как кандидат на пост вице-президента в некоторых штатах наряду с Хью Л. Уайтом, в других - наряду с Уильямом Генри Гаррисоном. Тайлер отстаивал политическую линию убежденного южанина, выступая за права отдельных штатов и против любого ограничения рабовладения, правда, он не поддерживал политику аннуляции Северной Каролины, но придерживался принципиального права на отделение и решительно высказывался против всякой попытки удерживать союз силой оружия. Так он стал в конце концов бескомпромиссным противником Джексона и примкнул к оппозиционным вигам и тем самым к политике Клея, активную федеральную политику которого прежде постоянно принципиально отвергал.

  На конвенте выдвижения кандидатов от вигов в 1839 году Тайлер поддержал кандидатуру Клея, но когда одержал верх Гаррисон, Тайлер был выдвинут как кандидат на пост вице-президента, чтобы улучшить шансы вигов на Юге. Он был избран вместе с Гаррисоном и 4 марта 1841 года вступил на свой пост, не имея возможности оказать какое-либо влияние на состав правительства, и вскоре вернулся в свое поместье в Уильямсбурге. Ранним утром 5 апреля он получил неожиданное известие о смерти президента, поспешил в Вашингтон, а 6 апреля 1841 года дал присягу как десятый президент Соединенных Штатов.

  Времени для вхождения в курс дела у Тайлера было очень мало, так как ввиду напряженного положения бюджета Гаррисон назначил чрезвычайное заседание Конгресса на конец мая, и Клей совершенно не скрывал, что воспользуется возможностью для того, чтобы политически осуществить восстановление банка Соединенных Штатов, который рухнул пять лет назад в результате вето Джексона. Принципы вигов, которым он бескомпромиссно требовал следовать, значили для него больше, чем конституционные опасения президента, выступающего за права отдельных штатов и более узкую интерпретацию конституции.

  Клей добился, чтобы существующий закон по управению государственными деньгами был отменен, и Конгресс принял решение о создании казначейского банка Соединенных Штатов в Вашингтоне и его филиалов в отдельных штатах. Мероприятие тотчас же было сорвано вето Тайлера. Так как сенат не смог набрать большинства в две трети, чтобы отклонить вето, срочно и невзирая на предложение Тайлера перенести заседание, был предложен измененный проект закона, благодаря чему вопрос банка стал личной борьбой за власть между Тайлером и Клеем. Если даже Тайлер и не обладал политической ловкостью Клея, то остается вопрос, мог ли он для политического авторитета института президентов на долгое время принять лучшее решение, чем второй раз наложить вето вместо того, чтобы уступить вымогательским попыткам Клея. Такой позицией он хотел демонстративно воспротивиться затушевыванию конституционного принципа разделения власти. Тем самым "Его несчастная случайность", как его презрительно называли противники, выводил себя политически в положение вне игры. Когда Клею на следующий день опять не удалось набрать необходимое большинство для отклонения вето, то через день, 11 сентября 1841 года, все министры, за исключением государственного секретаря Уэбстера, подали в отставку, а Тайлер как предатель был формально исключен из партии вигов.

  Тайлеру удалось всего за два дня составить новый кабинет, в который он пригласил знаменитых политиков-вигов с Севера и Юга. Сенат не мог разрушить это новое правительство, если не хотел довести до крайности борьбу с президентом. Но судьба не дала ему ни долголетия, ни особых успехов. Правда, министр иностранных дел Уэбстер в 1842 году после большой подготовительной работы еще при Ван Бурене и несмотря на дилетантское вмешательство Тайлера, заключил договор Уэбстера-Эшбартона, который не только урегулировал длящийся десятилетиями на северо-востоке пограничный конфликт между Мэном и Ныо-Брансуиком, но и установил также на северо-востоке линию границ от озера Верхнего до озера Лесного, что принесло Соединенным Штатам - тогда, правда, об этом еще не было известно - владение богатыми залежами железной руды. Когда на следующий год ушел в отставку Уэбстер, потребовалось новое преобразование кабинета. А в марте 1844 года стало необходимым третье, так как на одном только что взятом на вооружение военном судне при испытаниях взорвалась пушка и погибли министр иностранных дел и министр военно-морского флота. Тот факт, что Джон Калхаун после этого вошел в кабинет как министр иностранных дел, сигнализирует о том, что Тайлер близко сошелся с демократами южных штатов и политически выделился в обостренном конфликте между Югом и Западом.

  Поворот к демократам, явно проявившийся при преобразовании кабинета в 1843 году, был не в последнюю очередь ускорен тем, что на выборах Конгресса в 1842 году виги почти драматически проиграли, благодаря чему резко изменилась ситуация среди национальных партий в связи с предстоящими в 1844 году выборами президента. Клей вышел из сената, чтобы сконцентрироваться на своей четвертой и последней попытке добиться президентского кресла. До того как у демократов все сошлось на Ван Бурене, Тайлер не мог оставить смелую надежду на то, что они выдвинут его своим кандидатом.

  Однако для "президента без партии" такая надежда оставалась тщетной. Его правление слишком страдало от стимулируемых его личностью политических позиционных боев. То, что в 1842 году Тайлеру едва удалось уйти от судьбы, стать первым американским президентом, которому палата представителей официально предъявила должностное обвинение, объясняется только тем, что этот момент, ввиду уже полностью разгоревшейся борьбы за его наследие, в выборах 1844 года показался Клейю неподходящим.

  Политически общие действия исполнительной и законодательной власти были невозможны из-за усиливающейся оппозиции. Когда Тайлер в последний год своего пребывания в должности выступил за аннексию Техаса и не побоялся применения американского военно-морского флота, тогда же договор с Техасом, которого добился Калхаун, натолкнулся на решительный отпор в сенате, большинство усмотрело в нем заговор рабовладельцев с целью расширения рабства в Соединенных Штатах. Попытка Тайлера посредством общей резолюции Конгресса добиться приема Техаса рухнула через несколько дней из-за массивного сопротивления сената и из-за недостаточной готовности Конгресса заняться этим вопросом. С избранием Полка в ноябре 1844 года для Тайлера, казалось, возникла новая ситуация, так как, по его убеждению, речь шла о явном решении народа в пользу аннексии. Он снова призвал Конгресс принять Техас в союз общей резолюцией обеих палат. После строгого голосования согласно партийным линиям демократов "за", а вигов "против" приема, причем соответствующие внутрипартийные меньшинства вигов из южных штатов голосовали с демократами, а демократы из северных штатов с вигами, Техас был принят к 1 марта 1845 года.

  Но президентству Тайлера не суждено было закончиться этой политической победой. 3 марта, за несколько часов до окончания его президентства согласно конституции, Конгресс начал свое последнее обсуждение вето президента, направленного против относительно незначительного проекта закона, и с неизвестным до сих пор единодушием впервые в американской истории отклонил вето президента необходимым большинством голосов в две трети. Хотя Тайлер почти и не отметил это, но многолетнее разногласие между законодательной и исполнительной властью достигло новой, для его президентства последней, высшей точки.

  Президентство Тайлера было самым неоправдавшимся в американской истории, исключая лишь одномесячное пребывание в должности Гаррисона. В этой оценке ничего не изменилось до сегодняшнего дня. Иностранные наблюдатели того времени считали его даже признаком непосредственно предстоящего краха и развала Соединенных Штатов. Однако, невзирая на недостаточную личную пригодность Тайлера, можно легко увидеть, что его президентство имело в конституционно-правовом отношении важное значение, укрепив институт президентов по отношению к враждебному Конгрессу прежде всего в до сих пор невыясненном вопросе признания наследования должности и воспрепятствовав тем самым сведению роли института президентов до уровня футбольного мяча между партийно-политическими интересами. Тайлер в роли послушной марионетки в руках Клея был бы для конституционно-правового развития Соединенных Штатов более роковым, чем Тайлер как противник Клея. Даже если Тайлер лично проиграл Клею в борьбе за власть, то институт президентов вышел из этого конфликта скорее закаленным. Эта точка зрения обычно упускается в традиционных изложениях.

  Его уход с поста был достойным и более блистательным, чем его политическая карьера, и он был уверен, что история когда-нибудь признает его правоту. Он вернулся на свою плантацию в Виргинии в круг растущей семьи, откуда поддерживал контакты с демократической партией, однако активно не вмешиваясь в политику. Вместо этого посвятил себя своему бывшему колледжу в Уильямсбурге, где служил канцлером в последние годы своей жизни.

  Только грозящая гражданская война вырвала его из блаженной сельской жизни, и в феврале 1861 года он как председатель одного из конвентов штатов, созданных по инициативе Виргинии, еще раз вернулся в Вашингтон, чтобы содействовать последней попытке предотвратить грозящую войну. Когда стала явно видна тщетность этих усилий, он посоветовал своему родному штату отделиться и предложил свои услуги конгрессу южных штатов. В ноябре его выбрали в палату представителей отделившихся штатов, но прежде, чем смог вступить на свой пост, он умер 18 января 1862 года незадолго до завершения 72-го года своей жизни.