Tsereteli Zurab

Автор: Андрей ВАНДЕНКО

Статья: Зураб Церетели о Путине, Шеварднадзе, Лужкове и Петре I

Сайт: АИФ.РУ

Фото: Зураб Церетели



Худой мир или хорошая война

- СКАЖИТЕ, Зураб Константинович, честно и откровенно, как и полагается добропорядочному московскому грузину: помирятся Владимир Владимирович с Эдуардом Амвросиевичем аль нет?

- Помирятся обязательно, хотя психи, больные люди хотят вбить клин между нашими народами. Грузия без России прожить не сможет, но и Россия без Грузии тоже. Мы носим общий крест, у нас общая история, которую никому не переписать и не изменить.

- Но пока паны ссорятся, чубы у холопов трещат.

- Не знаю, про каких холопов говорите. И что за паны? Нужно не только политикам, всем людям сказать веское слово. Вот вы вспомнили московских грузин. Мы недавно собирались. В третий раз за последнее время. И решили: надо восстанавливать дружбу народов через культуру и искусство. О себе скажу. Я делал иллюстрации к книге, рассказывающей об истории воссоединения Грузии и России, нарисовал Тифлис глазами Пушкина. Это давно было. Теперь про сегодня. 24 октября в здании Академии художеств открываем выставку, где будут работы, посвященные отношениям наших стран.

- До октября дожить надо, а отношения эти день ото дня портятся.

- Доживем...

- Шеварднадзе на выставку позовете?

- Почему только его? Мы всех кавказских лидеров пригласим! Вы говорите: октябрь далеко. А мы уже сейчас организовали показ картин художников Чечни, теперь на очереди работы мастеров Адыгеи, потом - Дагестана, Ингушетии, Осетии, Абхазии, Аджарии, Азербайджана, Армении, Грузии... Всех! Отберем лучшие произведения и позовем на выставку "Мир Кавказу" глав регионов. Владимира Путина - обязательно. Президент России должен открывать экспозицию. Я так думаю...

- К слову, про экспозицию. Во дворе созданного вами Музея современного искусства стоит фрагмент лестницы Эйфелевой башни. Не возьму в толк, как он попал в центр Москвы, откуда здесь взялся?

- Как откуда? Из Парижа! Я отдал французам несколько своих картин, а они за это подарили мне часть Эйфелевой башни, когда там шла реконструкция. А как по-другому? У нашего музея нет большого бюджета, приходится что-то выдумывать...

- Смотрю, у вас с французами особая любовь. Недавно вот приняли в свою Академию изящных искусств...

- Почему только с французами? Испанцы еще раньше выбрали меня в Королевскую академию.

- Все равно французы круче. Чего стоит только название - Академия бессмертных. Туда ведь пожизненно избирают?

- Да, такая традиция.

- Чувствуете себя приобщившимся к вечности?

- Даже близко нет! Я о работе думаю. Недавно провел собрание Российской академии художеств. Выбирали новых членов. Все люди очень достойные. Наш знаменитый художник Борис Ефимов, которому в сентябре исполняется 102 года, возглавил отделение искусства карикатуры. В какой форме человек находится, а?

После собрания я приехал домой усталый, думал, сил совсем нет, а потом пошел в мастерскую, стал рисовать и почувствовал: нагрузка уходит, легкость возвращается. Для меня работа - лучшее лекарство.

Мэр с метлою и в кепке

- ЗНАЧИТ, и в конкурсе проектов памятника Александру Второму участвовать будете? По вашей логике, конкурс - прекрасная микстура.

- Да, но с Александром Вторым, честно скажу, пока ничего не решил. Я сейчас другим занимаюсь. Работаю над образом графа Шувалова, который создавал императорскую Академию, основывал Московский университет.

- Вам заказали Шувалова?

- Самому хочется сделать. Моя инициатива. А заказы у меня на памятники Бальзаку в Париже и Ла-Рошели и Гоголю в Риме. Все на разной стадии готовности. Гоголя скоро закончу. Дальше - формовка, литье. Бальзака уже отливают.

Еще один интересный проект - монумент жертвам 11 сентября в Нью-Йорке.

- Кажется, в ваших соавторах значится мэр Лужков?

- Да, это задумка Юрия Михайловича. Гениальная идея!

- Попробовали бы вы, Зураб Константинович, сказать что-нибудь иное...

- Нет, наш мэр в самом деле предложил интересную концепцию монумента. "Слезы и радость - вместе". Юрий Михайлович - очень творческий человек. Если его близко знать, огромное удовольствие можно получить. Думаю, и американцам наше предложение понравится. Мы уже три варианта в макетах сделали. Я их президенту Бушу лично передал.

- Кстати, а как Лужков отреагировал на собственные изображения в бронзе? Вы же изваяли его в двух ипостасях - с метлой и в дворницком фартуке, а также в спортивных трусах, этаким атлетом тяжелой весовой категории...

- У Юрия Михайловича хорошо с чувством юмора, не беспокойтесь... В скульптурах я выражаю отношение к человеку, там нет ничего обидного. Мэр много занимается спортом - в теннис играет, в футбол, на лошади катается... Вот я и создал образ современного руководителя, который заботится о своем физическом состоянии. Что касается дворника, то Лужков сам рассказывал, как в 16 лет подрабатывал, подметая дворы. Что тут позорного? Я, например, вспоминаю свой тбилисский дворик, в котором жили грузины, русские, армяне, азербайджанцы, курды, и я не знаю, кто еще. Полный интернационал! Мы мирно соседствовали, и во дворе всегда было чисто, потому что чувствовали себя хозяевами. И Юрий Михайлович хозяин. Кто станет спорить, а?

Но я же не только Лужкова в бронзе отливаю, но и Пастернака, Цветаеву, Есенина, Высоцкого, Окуджаву, Бродского...

- Это все, извините, ушедшие в мир иной, а Лужков - на боевом посту. На подхалимаж смахивает...

- Почему ушедшие, почему подхалимаж? Зачем думаете, будто Церетели делает только то, что выгодно? Я делаю, что хочу! Недавно был в Тбилиси, ездил на сорок дней со смерти отца, прошел по знакомым местам, заглянул в свой детский садик... Посмотрел на улицу через окошко и вдруг вспомнил, как маленьким мальчиком удивился, впервые увидев негра. Тогда на весь город их двое было. Один работал пожарным, а второй на похоронах шел перед оркестром с венком. Вспомнил я и решил изобразить этот сюжет на картине. Какая мне с того выгода?

Вы сказали: "Ушедшие в мир иной". А я делаю скульптуры Евтушенко, Вознесенского, Спивакова, Башмета, Волчек, других людей, которые мне понравились и хорошо на меня подействовали.

Я шагаю по Москве

- ГОВОРЯТ, вы Михалкова собирались изваять шагающим через Москву-реку. Дескать, одна нога - там, другая - здесь.

- Почему нет? Займусь. Все сразу не успеваю. Видите, с вами разговариваю, а руки рисуют. Я ни минуты без дела не сижу. Считаю, что художник похож на пианиста или другого музыканта. Надо каждый день играть, репетировать. Вот я и тренируюсь, стараюсь форму поддерживать.

- Работаете, Зураб Константинович, а где благодарность? Как думаете, почему вас так не любят?

- Не знаю. Не думаю об этом. Стараюсь не думать.

- А если все же попробовать?

- Зависть к чужому успеху всегда была... Но я не хочу говорить на такую тему. Мне приятнее общаться с теми, кто меня любит. А их очень много, поэтому не согласен с вами, что благодарности нет, она есть.

- Но вы же не забыли пятилетней давности историю с памятником Петру, когда даже был организован сбор подписей за его снос.

- Я все помню, однако говорить не стану, поскольку тогда придется перейти на политику.

- А политика при чем?

- Думаете, тогда с Петром или с Церетели боролись? Нет. Это был повод. Считаю, грех использовать искусство в политических целях. Давайте не будем тему развивать, а? Но вы напрасно считаете, что я так сильно обиделся. Та шумиха мне только рекламу сделала. Например, я не собирался выдвигаться в президенты Российской академии художеств, но после кампании с Петром коллеги взяли и избрали меня единогласно. Единогласно! Это и был лучший ответ моим критикам!

- Выходит, император помог вам?

- Он всем помогает! А о памятнике что сейчас спорить? Он стоит, а рассудит всех будущее.

- И тем не менее остается много тех, кто главным вашим талантом называет умение дружить с властями и устанавливать нужные связи.

- Можно одну вещь скажу? Мои скульптуры стоят в 18 государствах мира. Это что, умение налаживать связи? Или Маргарет Тэтчер мне по блату разрешила в Лондоне памятник "Стена недоверия" поставить? Или власти Севильи? Так ведь можно до абсурда договориться! Я сделал для ООН в Нью-Йорке Георгия Победоносца, поражающего дракона. Кто мог мне это пролоббировать? Нет, я художник, а не менеджер! Тогда СССР и США сокращали ракеты, и в моей голове родился образ. Из корпусов ракет я сделал туловище дракона, а святой его убивает...

Получается, вы заставляете меня хвастаться, а я этого не люблю. На днях пришло приглашение от президента Чили. Просит сделать скульптуру... как его? Пабло Неруды. Поэта.

- Согласились?

- Почему нет? Я работы не боюсь! Еще в Уругвай зовут... Вы не волнуйтесь и тем, кто меня не любит, передайте: Церетели без дела еще долго не останется. Нет, так напишите: никогда не останется...