Trumpeldor

Автор: (по материалам израильских СМИ)


  Герой русско-японской войны Иосеф Трумпельдор имел в виду маленькую еврейскую страну, которой в те годы даже не было на карте мира. Впрочем, может быть, ничего такого он и не говорил - и эти слова ему приписывает людская молва.

  Трумпельдор стал первым евреем, получившим в царской армии офицерский чин. Это была награда за героизм, проявленный им при обороне Порт-Артура в 1904 году. Тогда же он лишился левой руки и был взят в плен.

  На Святую землю он прибыл в 1912 году. Сначала работал на сельскохозяйственной ферме "Мигдаль", затем в группе Дгания (ставшей впоследствии коммуной, а затем - киббуцем).

  Кстати сказать, идея создания коммун, которую поддерживал Трумпельдор, была выдвинута Львом Толстым и впервые осуществлена на практике в России поселенцами-толстовцами неподалеку от Ростова-на-Дону. Семена этой идеи упали на благоприятную сионистскую почву - так что всю последующую жизнь Трумпельдор был сторонником создания таких сельскохозяйственных коммун в Эрец-Исраэль (Земля Израиля). Но с учетом того, что их в случае необходимости следовало защищать с оружием в руках. Поэтому в его обязанности входила и организация охраны первых еврейских поселений в Нижней Галилее от набегов арабских вооруженных отрядов.

  Вопреки всему (набегам, поджогам, убийствам) еврейские поселения, называемые в просторечии "стена и башня" (стена защищала дома, а башня помогала дозорному увидеть приближение врага), воздвигались евреями на этой святой, но каменистой земле. Однако с началом Первой мировой войны основная масса российских евреев, которые были и первопроходцами, и обитателями поселений, была выселена из Палестины - то есть за пределы Турции. Все дело в том, что Турция, воюя против России, не хотела иметь на своей территории граждан Российской империи, коими являлись первые репатрианты.

  Турки предложили им принять турецкое подданство (а значит, призваться в турецкую армию и воевать против России). Никто из евреев, в том числе и Трумпельдор, не согласился на это предложение. И потому 11 тысяч молодых евреев были изгнаны из Палестины в Египет.

  Там, в городе Александрия, встретились два человека - Зеэв Жаботинский (один из лидеров сионистского движения) и Иосиф Трумпельдор. Оба мечтали о создании еврейского государства, и оба считали, что эту задачу можно решить даже в такое тяжелое военное время. Они предложили англичанам создать добровольческий Еврейский легион из числа молодых парней, изгнанных из Палестины, который бы участвовал в освобождении Эрец-Исраэль от турецкого владычества. Но английский закон запрещал принимать в британскую армию иностранцев.

  Англичане предложение Трумпельдора и Жаботинского вначале отвергли. Но потом согласились на компромисс - сформировать из евреев-добровольцев транспортный отряд, который мог быть использован на любом участке англо-турецкого фронта. Таким образом, была найдена возможность обойти британский закон.

  Жаботинский - сугубо гражданский человек - от этого предложения отказался. Он рвался в бой, и предложение подвозить снаряды на передовую казалось ему унизительным. Трумпельдор, прошедший русско-японскую войну и японский плен, это предложение принял. Причем произнес крылатую фразу: "В этой войне любой фронт - это фронт за Сион".

  С Трумпельдором связана и другая крайне интересная история. Она тоже заканчивается "крылатой", но антисемитской фразой, высказанной его командиром.

  Дело было под Порт-Артуром. Солдат Трумпельдор находился в засаде на передовой. С этой позиции ему стали видны слабые места в японских позициях, которые могли бы использовать российские солдаты, чтобы одним "суворовским натиском" опрокинуть врага. Он решил сообщить об этом офицеру, находившемуся на командной высоте. Под обстрелом японцев он добрался до командного пункта и доложил офицеру об увиденном. Тот согласился с мнением солдата и отдал распоряжение вернуться на передовую и передать солдатам его приказ атаковать японцев.

  И вновь под обстрелом Трумпельдор стал пробираться к своим. Но когда он достиг передовой, никого из российских солдат там не оказалось.

  Тогда Трумпельдор, опять же под огнем противника, вернулся и доложил, что солдаты бросили свои позиции. На что офицер, уязвленный трусостью "ребятушек", закричал (в присутствии солдата-еврея): "Бежали, как жиды!"

  Официальное формирование Еврейского легиона произошло в марте 1915 года. Тогда же новой воинской единице было присвоено название "Сионистский корпус погонщиков", хотя чаще его называли "Отрядом погонщиков мулов".

  После 15 дней учений в лагере подразделение, насчитывавшее 650 человек, было отправлено морским путем на фронт. 20 апреля отряд прибыл на остров Лемнос и был включен в состав ударной группы, которая готовилась к вторжению на полуостров Галлиполи.

  Когда стало ясно, что Галлиполийская операция провалилась, командование приняло решение эвакуировать части с полуострова. "Отряд погонщиков мулов" перевез снаряжение на корабли и был в числе подразделений, последними покинувшими полуостров. Усталые и подавленные "галлиполийцы" в конце 1915 года прибыли в Александрию. В прощальной речи Трумпельдор сказал: "Мы закончили свою работу и можем сказать, что сделали ее хорошо: Нам нет причин стыдиться:"

  После расформирования "Отряда погонщиков мулов", выполнившего свою задачу на Галлиполийском полуострове, через который проходила линия англо-турецкого фронта, заместитель командира Еврейского легиона Трумпельдор отправился в Англию. Там вместе с Жаботинским он стал добиваться создания Еврейского легиона из числа проживавших в Лондоне русских евреев. Но основой легиона должны были стать закаленные в боях бойцы Отряда погонщиков мулов.

  Вскоре Еврейский легион был создан, но Трумпельдор уже находился к тому времени в России (июнь 1917 года), где пытался убедить Временное правительство, как ранее правительство Англии, сформировать в составе русской армии еврейский полк. Цель - сразиться с врагом на русско-турецком фронте, а затем, прорвавшись через Кавказ, дойти до Эрец-Исраэль.

  Идея создания полка получила поддержку. Однако задачу перед ним предполагалось поставить несколько иную: защита еврейского населения России от погромов и грабежей. Но даже и это осталось на бумаге.

  В следующем году Советская Россия подписала мирный договор с Германией. Идея еврейского полка была объявлена незаконной, а ее инициатор - арестован. Это произошло в 1918 году в Петрограде.

  Но под арестом Трумпельдор находился не слишком долго. После освобождения он решил "идти другим путем" и основал новое еврейское движение в России - "Ха-Халуц" (сионист, сельскохозяйственный переселенец на Землю Израиля), целью которого была подготовка молодых еврейских юношей и девушек к жизни в Эрец-Исраэль. На первом же съезде организации в 1919 году Трумпельдор был избран председателем. Он выступил с большой речью, в которой предложил ввести военную подготовку для ее членов.

  По всей видимости, и путь отрядов "Ха-Халуц" на историческую родину должен был быть тот же - через Турцию. Этот вывод можно сделать из того факта, что позже Трумпельдор отправился в Стамбул, чтобы основать там "Справочное бюро" и учебную ферму "Месила хадаша" ("Новая колея") - для еврейской молодежи, направляющейся в сельскохозяйственные поселения Эрец-Исраэль.

  Но Трумпельдор всегда помнил, что еврейские поселения - это все-таки "стена и башня". И их нужно защищать. И потому он неоднократно обращался к британским властям подмандатной Палестины с предложением привести в страну 10 тысяч - иные источники сообщают и о 100 тысячах - еврейских солдат из России, которые бы занимались охраной еврейских поселений.

  Но это предложение было отвергнуто. Вполне возможно, что англичане боялись усиления влияния России в этом регионе, а может, англичане опасались, что Экспедиционный британский корпус генерала Алленби не сможет совладать с 10 тысячами еврейских солдат, прошедших боевую выучку в России.

  В 1919-1920 годах арабы восстали против французских властей в Сирии, а заодно уничтожали еврейские поселения в соседних районах Эрец-Исраэль. Трумпельдору было поручено организовать защиту этих поселений.

  1 января 1920 года он прибыл на место. Вместе с поселенцами и членами своего небольшого отряда он занялся укреплением таких "стен и башен", как Тель-Хай, Кфар-Гилади и Метула. Как солдат и командир он был на голову выше своих друзей и соратников по обороне. Однако он не был знаком с особенностями поведения арабских налетчиков.

  В день 11 адара (1 марта 1920 года) значительное число пеших и конных вооруженных арабов окружили Тель-Хай. Командир арабского отряда заявил, что они хотят провести в поселении обыск, чтобы обнаружить скрывающихся в нем французов. Трумпельдор разрешил Камилю аль-Хасану и группе его подчиненных войти в помещение. Когда же те попытались разоружить одну из участниц обороны, Трумпельдор сделал первый выстрел, и приказал всем, находящимся на позициях, открыть огонь и отогнать арабов.

  В ходе перестрелки Трумпельдор был смертельно ранен в живот. Бой продолжался весь день, и лишь вечером он вместе с семью раненными был эвакуирован в Кфар-Гилади. Однако в пути умер:

  Его смерть на поле боя стала символом героизма. На могиле Трумпельдора и пяти его соратников установлен памятник со скульптурой льва, голова которого гордо поднята вверх.