Titto Iosip

Источник информации: Сергей Дашков, журнал "Культ Личностей", сентябрь/октябрь 1999.

  "Исполин революционного движения" Иосип Броз, вошедший в историю под партийным псевдонимом Тито, родился 25 мая 1892 года в селении Кумровец, в Хорватии. Когда после Второй мировой войны выяснилось, что в приходской книге проставлено другое число - 7-е, менять официальную дату рождения Тито не стали, потому что к 25 мая уже был приурочен один из праздников коммунистической Югославии - День юности.

  Поскольку многое в судьбе Тито неотделимо от судьбы народов, которых он в свое время возглавил, стоит хотя бы в двух словах сказать о том, как и чем отличаются друг от друга словенцы, хорваты, македонцы, сербы, боснийские мусульмане и черногорцы. Все они - славяне, причем, кроме словенцев и македонцев, все эти народы говорят на диалектах одного и того же языка - сербскохорватского. Их основное различие - вера, унаследованная от предков. Хорваты (и большинство словенцев) - католики; черногорцы, сербы и основная часть македонцев - православные, а боснийские мусульмане - это славяне, чьи предки приняли ислам во время владычества Оттоманской Порты.

  Будущий маршал был сыном крестьянина-хорвата и словенки. Хотя семья Броз имела и надел, и свой большой дом, жили они небогато; у них было пятнадцать детей, но выжили только семеро.

  Как и сотни тысяч его сверстников, Иосип работал с раннего детства - пас скот, помогал взрослым в поле. Случалось, бабушка поколачивала его, да так, что даже на закате жизни он вспоминал об этом. Иосип закончил местную начальную школу, научился слесарить и отправился искать счастья. Работал в Словении, Чехии, Австрии, Германии. На один из первых заработков Иосип купил себе дорогой костюм. Мальчишка из полунищей крестьянской семьи был на седьмом небе от счастья. И вдруг беда. Костюм украли из комнаты! Потрясение запомнилось - до конца жизни Тито боялся и ненавидел воров. Кстати, привычка к дорогой одежде и вообще к роскоши отличала его всю жизнь.

  В 1913-м Броз вступил в австро-венгерскую армию, участвовал в боях в Сербии - естественно, против сербов. Позже, когда Иосип Броз превратился в "товарища Тито", соратники по партии порекомендовали ему поменьше вспоминать о своем боевом прошлом: все-таки в югославском освободительном движении именно сербы составляли большинство. Воевал Иосип и на русском фронте. В боях в Карпатах его взвод захватил несколько десятков русских пленных, за что Броз был представлен к награде (что позже скрывалось). В апреле 1915 года, во время неожиданной атаки российских войск, бравый Иосип Броз был ранен и попал в плен. Тринадцать месяцев он провел в госпитале в городке Свияжске, затем оказался в лагере для военнопленных - сначала в Ардатове, потом в печально известном Кунгуре. Работал он там на железной дороге.

  После Февральской революции Иосип из лагеря бежал, добрался до Петрограда и в 1917 году даже попал под пулеметный обстрел на улице столицы. Он пытался скрыться в Финляндии, но "компетентные органы" Временного правительства задержали его, и Иосипу пришлось провести три недели в Петропавловской крепости. Его выслали в Сибирь, однако по дороге он вновь бежал. В октябре 1917-го он, по официальной версии, вступил в Красную гвардию, затем, как пишут советские источники, "скрывался от банд Колчака в захолустной сибирской деревне". Для столь деятельного человека почти два года "скрываться" - поступок странный. Но вполне объяснимый, если учесть одно обстоятельство: будущий югославский лидер встретил в сибирском захолустье девушку по имени Пелагея Белоусова, полюбил ее и женился. В октябре 1920 года Иосип Броз вместе с женой вернулся в Кумровец. Ни тогда, ни позже о том периоде жизни в России Тито распространяться не любил, хотя русский язык выучил. Кстати, кроме русского и родного сербскохорватского он владел немецким, словенским, хуже - чешским, понимал английский и мог даже изъясняться по... киргизски - память о нашей многонациональной родине.

  После нескольких неудачных попыток Иосип поступил на работу механиком и, видимо, именно тогда стал членом коммунистической партии. Деятельность компартии в Югославии с 1921 года была нелегальной, и в конце 20-х годов Тито арестовали. Приговор - пять лет тюрьмы.

  Личная жизнь Иосипа не удалась. После нескольких выкидышей Пелагея родила наконец сына Жарко, но, когда Тито был в тюрьме, бросила мужа и сына и вернулась в СССР (позже Тито разыскал мальчика в детдоме и забрал его).

  В марте 1934 года Тито вышел на свободу. Через полгода, в октябре, югославский король Александр был убит в Марселе. В Югославии назревали перемены, но Тито покинул страну и направился в Москву, для работы в Исполкоме Коминтерна. В 1939 году товарищ Тито стал Генеральным секретарем ЦК Компартии Югославии. За партийными делами он не забывал и личных. У него родился сын от одной любовницы, и он вскоре завел себе другую подругу.

  27 марта 1941 года в Югославии произошел государственный переворот. Новое правительство аннулировало заключенный принцем Павлом пакт с Германией и Италией. 5 апреля Югославия подписала пакт о дружбе и ненападении с СССР, а днем позже немецкие самолеты засыпали столицу бомбами. Погибли сотни людей. Белград горел, его радио молчало, мародеры грабили магазины. Через границу двинулись немецкие дивизии. Хорваты, составлявшие значительную часть армии Югославии, не собирались умирать за сербского короля. Оборона разваливалась.

  11 апреля на Югославию напали венгры, затем к ним присоединились и другие союзники фюрера - итальянцы и болгары.

  12 апреля танки вермахта вошли в Белград, король Петр бежал из страны. 17 апреля войска капитулировали.

  Гитлер разделил страну на несколько частей. Участники агрессии отхватили каждый по куску, а на остатках Югославии возникло так называемое Независимое государство Хорватия (НГХ). Возглавил его прирожденный убийца, фанатик-националист Анте Павелич и его партия уста-шеи. Формально НГХ было королевством, на трон которого в мае 1941 года под именем Томислава II был возведен итальянец герцог Сполетский Аймоне, ни разу, впрочем, Хорватию не посетивший. Павелич правил страной без оглядки на заморского короля.

  Для сербов, евреев и цыган настали страшные времена. По сравнению с тем, что творили в своих концлагерях хорватские усташи, меркнут даже ужасы Майданека и Дахау. С первых месяцев существования НГХ католики-хорваты развернули чудовищный геноцид сербов. Доходило до того, что настоящие оккупанты - немцы и итальянцы - спасали население сербских деревень (а итальянцы не давали в обиду и местных евреев). Казалось, возродились времена Варфоломеевской ночи. О деяниях "добрых католиков", конечно же, знали в Ватикане, но осторожный папа Пий XII и не подумал их осудить.

  Насилие хорватов вызвало ответную народную войну, но ни коммунисты, ни сам Тито в ней на первых порах главной роли не играли. Борьбу против усташей начали сторонники изгнанного короля - четники (от "чета" - отряд) - во главе с полковником Драголюбом (Дражей) Михайловичем.

  В оккупированной Югославии разгоралась гражданская война. Усташи и мусульмане резали сербов, четники - мусульман и хорватов, и те, и другие, и третьи при случае расправлялись с коммунистами. Пока югославы убивали друг друга, итальянцы и немцы чувствовали себя относительно спокойно. Более того, и тогда, и позже все стороны конфликта не брезговали вести с оккупантами переговоры. В это смутное время Тито принял безумное на первый взгляд, но оказавшееся гениально верным решение: без поддержки каких-либо союзников, с легким стрелковым оружием, почти без боеприпасов маленькая армия Иосипа Броз Тито двинулась на запад, в Боснию, в самый центр усташского царства Павелича. Партизан-коммунистов поддержало местное население, в первую очередь уцелевшие боснийские сербы. Ничего удивительного - усташи прежде всего убивали сербских интеллигентов, буржуазию и священников. Когда появились коммунисты, у народа не нашлось никаких других вождей.

  К осени 1942 года штаб партизанской армии Тито располагался в западнобоснийском городе Бихач. Здесь в конце ноября 1942 года было провозглашено Антифашистское вече народного освобождения Югославии (АВНОЮ), зародыш будущего правительства. Но союзники, даже коммунист Сталин, поддерживали только Михайловича. Это было для Тито серьезным ударом.

  Совсем иначе относились к партизанам их враги. Командующий немецкими войсками на Балканах фельдмаршал барон фон Вейхс докладывал в ставку, что его противник - сильная, приспособленная к боям в гористой местности, хорошо вооруженная и централизованно управляемая армия. Он считал, что главный враг Рейха на Балканах - Иосип Броз Тито. Еще более определенно высказывался рейхсфюрер Гиммлер: "Он наш враг, но мне хотелось бы, чтобы у нас в Германии был десяток таких Тито - лидеров, обладающих огромной решимостью и крепкими нервами..."

  29 ноября 1943 года Тито присвоили звание маршала. Очевидцы рассказывали, что он сиял от счастья. Успехи Тито были отмечены не только его товарищами и врагами. Главное - к нему росло доверие союзников. Летом 1943 года Уинстон Черчилль направил в Югославию военную миссию. Сталин тоже отказал Михайловичу в поддержке и переключился на коммунистов.

  Силы четников таяли, в борьбе против коммунистов они все чаще пользовались поддержкой оккупантов. Их влияние падало. Партизаны становились единственной реальной антифашистской силой. В ходе последней крупной операции немцев "Россельшпрунг" - "Ход конем" - гитлеровцы сбросили на боснийский город Дрвар и пещеру близ города, где размещался штаб партизан, бомбы, а следом несколько сотен парашютистов из войск СС. Одновременно к Дрвару рванулись части трех немецких дивизий и хорватский полк. Главной целью был Тито. Каждый немецкий солдат имел при себе его фотографию. Немцы взяли то, что осталось от Дрвара после бомбежек, но сам Тито, члены советской и англо-американской военных миссий, офицеры Верховного штаба Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) и члены Политбюро ЦК компартии ушли - по пещерным ходам, канатным спускам и горным тропам. Через несколько дней всех их самолетом вывезли в Бари, а затем английские корабли доставили их на остров Вис, откуда Тито продолжил руководить Сопротивлением.

  В сентябре 1944 года Иосип Броз Тито тайно вылетел в Москву, чтобы встретиться со Сталиным. Встреча получилась прохладной. Как считал сам Тито, причиной были резкие радиограммы, которые югославские коммунисты посылали в Москву во времена, когда СССР поддерживал Михайловича. А может быть, он не мог забыть того, что его вторая жена, Люция Бауэр, сгинула в 1937 году в застенках НКВД по обвинению в сотрудничестве с Гестапо (Пелагея Белоусова тоже отсидела, причем дважды, всего одиннадцать лет; умерла она в 1968 году в Москве).

  Военные действия на территории Югославии завершились уже после 9 .мая 1945 года. Остатки немецких сил, пытавшиеся пробиться в Австрию и сдаться американцам, были окружены и буквально раздавлены восьмисоттысячной НОАЮ и ее советскими союзниками.

  Можно по-разному оценивать роль Тито в войне, но нельзя не отдать должного его мужеству и организаторским способностям. Тито - единственный из главнокомандующих Второй мировой войны, начавший войну без собственной регулярной армии, и единственный из главнокомандующих, получивший ранения в боях.

  В 1945 году Тито стал премьер-министром Югославии. После победы, проведя политическую чистку (одной из жертв которой стал Дража Михайлович, осужденный и расстрелянный в 1946 году), он начал строительство основ югославского социализма. Оно давалось Тито с трудом - ведь его познания в экономике ограничивались теорией Маркса-Ленина-Сталина. Испортились и отношения с Западом - в первую очередь из-за территориальных претензий Югославии к итальянцам. Еще одной серьезной проблемой стала наметившаяся размолвка с СССР.

  В 1947 году под руководством "отца народов" в Москве начало заседать Информбюро коммунистических партий. Сталин собрал этот орган, чтобы проводить единую линию на строительство социализма в большинстве освобожденных советскими воинами стран. Но Тито считал, что ВКП(б) не вправе принимать решения, обязательные для отдельных партий. Он понимал, как много сделал СССР для освобождения его страны от Гитлера, но еще в 1944 году он заявил: "Прежде всего мы хотим сильной и независимой Югославии, построенной на демократических принципах". И никакое чувство благодарности не могло заставить его отступить. Сталин же требовал от югославской делегации согласиться на создание федерации Югославии с Болгарией - а ведь сербы в XX веке дважды воевали с болгарами и не могли этого забыть. В 1948 г. Компартия Югославии вышла из Информбюро, отношения с СССР резко ухудшились. Обвинение в "титоизме" стало расхожим аргументом в борьбе с соперниками, "титоисты" пополнили лагеря. Не было, наверно, газеты или журнала, не считавших своим долгом так или иначе задеть Тито. Лучшие советские художники изощрялись в мастерстве, изобретая карикатуры на югославского руководителя. Советские спецслужбы готовили несколько вариантов покушения на Тито - однако Сталин колебался, и приказ на эту акцию так и не был отдан.

  Югославия осталась белой вороной соцлагеря и после смерти Сталина. Ни Хрущев, ни Брежнев не смогли заставить упрямца Тито, с 1953 года - президента Югославии, отказаться от собственных представлений о социализме. А они были далеки от советских. Например, начав после войны коллективизацию земель, югославы обнаружили ее неэффективность и отказались от нее. Сам Тито, выступая в 1959 году в Нише, сказал: "После войны мы приступили к коллективизации нашего сельского хозяйства. Это было дело, не имевшее тогда сколько-нибудь реальной основы... Мы не только дестимулировали, но даже обескуражили и пассивизировали наших крестьян, понятия которых имели корни в далеком прошлом, в прежнем укладе жизни, в частной собственности..." Тито признавал принцип "жизнеспособности кооперативов": те, которые могут выжить, должны быть примерами для прочих, нерентабельные пусть распадаются. Закон от 15 апреля 1953 года ограничил частное землевладение 10 га (!) обработанной земли. Какие уж там шесть соток...

  Национализация в промышленности тоже была проведена не полностью, а начиная с 50-х годов югославские коммунисты стали отходить от управления экономикой, внедряя систему "социалистического самоуправления". Предпринятая в середине 60-х годов реформа упрочила положение частного сектора. В общем, административно-командная система в Югославии не сложилась, а вот известная доля рыночной экономики присутствовала.

  Вторая серьезная размолвка с "большим братом" случилась из-за ввода советских войск в Чехословакию. "Вступление иностранных воинских частей в Чехословакию без приглашения или разрешения со стороны законного правительства, - заявил Тито 21 августа 1968-го, выступая по Белградскому радио, - вызвало у нас глубокую озабоченность. Таким образом нарушен, попран суверенитет одной из социалистических стран и нанесен серьезный удар силам социализма и прогресса в мире". Это была настоящая оплеуха - единственная от "стран победившего социализма".

  В Чехословакию вторглись войска всех стран Варшавского Договора. Для Тито это стало подтверждением того, что его политика неприятия любых блоков была правильной. Югославия стала одной из самых активных участниц Движения неприсоединения, а Тито - явным его лидером. Не случайно первый Конгресс неприсоединившихся стран заседал в 1961 году в Белграде.

  В последние годы Тито жил в резиденции на острове Бриони со своей последней женой Йованкой. К услугам состарившегося правителя была яхта, коллекция шикарных автомобилей, десятки костюмов и мундиров и даже токарный станок, на котором он время от времени с удовольствием работал. Он по-прежнему любил путешествовать (за свою жизнь Тито побывал в десятках стран), но с конца 60-х годов делал это все реже и реже. В югославскую политику Тито вмешивался только по самым серьезным поводам. Одним из таких событий стали волнения албанцев в Косове в начале 70-х годов и практически одновременно - хорватов. В июне 1971 года Тито устроил ЦК Компартии Хорватии настоящую выволочку, но конфессионально-национальный вопрос решить так и не смог.

  В мае 1974 года Скупщина избрала Иосипа Броз Тито президентом без ограничения срока полномочий, в том же году он стал председателем Союза Коммунистов Югославии без ограничения срока мандата. Тито был почетным членом всех югославских академий наук и искусств, почетным доктором множества университетов, доктором военных наук (первым в Югославии), кавалером всех высших орденов страны, высшего советского военного ордена "Победа", трижды Народным героем Югославии. Но не стоит думать, что к старости Тито одолела "звездная болезнь". Писатель Ричард Уэст, долгое время живший в Югославии, считал, что, "законно гордясь своими заслугами, он в то же время никогда не присваивал себе чужих".

  Если можно охарактеризовать Тито одним словом, лучше всего к нему подойдет эпитет "живой". Он действительно был поразительно живым человеком, со всеми слабостями и достоинствами. Азартно работал, любил повеселиться, посидеть с друзьями, обожал красивых женщин, знал толк в еде - в общем, любил жизнь так, как умеют это делать нормальные, здоровые люди.

  В 1980 году восьмидесятивосьмилетний Тито заболел (за ним, коммунистом, по его просьбе ухаживали католические монахини). Ампутация обеих ног не спасла престарелого лидера - 4 мая он умер. На его похороны прибыли товарищи по оружию, а из лидеров мира - Маргарет Тэтчер и Леонид Брежнев. Еще десять лет 4 мая в 15 часов 5 минут дату смерти вождя вся Югославия отмечала минутой молчания.

  ...Как-то, уже на закате жизни, Тито сказал: "У нас на Балканах, товарищи, нет непосредственной опасности какого-нибудь конфликта". Он был мудрым человеком. Но тут он ошибся...