Tadj-&-Makhal

Источник информации: Прободх Пурно Кумар, журнал "КАРАВАН ИСТОРИЙ", январь 2000.

  Изо дня в день он смотрел на другую сторону реки - там, на противоположном берегу Джамны, парила в воздухе его мечта, любовь, воплотившаяся в белый мрамор, золото и самоцветы. Казалось, что купола, минареты и покрытые ажурной резьбой фасады Тадж-Махала плывут над землей. Говорили, что свою возлюбленную Шах-Джахан встретил на базаре - девушка продавала деревянные бусы и была так прекрасна, что дешевые поделки показались принцу бриллиантами чистой воды. На самом деле Арджуман была дочерью ближайшего везиря падишаха и племянницей его любимой жены - но в остальном легенда не лжет.

  Принц так сильно любил свою избранницу, что не мог расстаться с ней ни на час: она сопровождала его даже в походах; после того как Шах-Джахан, подняв против отца мятеж, потерпел поражение, жена отправилась вместе с ним в ссылку. Теперь Арджуман стали величать Мумтаз-Махал - Избранница Дворца. Другие предпочитали имя Тадж-и-Махал - Венец Дворца. Прошли века, но ее усыпальница до сих пор называется именно так.

  ...Войско было так велико, что через деревни, встречавшиеся на пути, оно проходило целый день. Шах-Джахан шел походом на взбунтовавшихся подданных, беременная жена сопровождала его с караваном прислужниц. Она умерла родами и перед смертью просила императора никогда больше не жениться и почтить ее память таким мавзолеем, равных которому не было и не будет. Муж сдержал слово: строительство продолжалось двадцать два года и обошлось в неслыханную даже для императорской казны сумму: стены выкладывали сердоликами, бирюзой, ляпис-лазурью, кораллами, жемчугом и малахитом, внутренние ширмы были сделаны из чеканного золота и украшены драгоценными камнями.

  Легенда говорит, что после того, как стройка подошла к концу, император приказал отрубить архитектору руки - он не хотел, чтобы тот воздвиг второе такое же чудо.

  Напротив Тадж-Махала, на другом берегу реки, должен был стоять построенный из черного мрамора мавзолей Шах-Джахана. Влюбленных соединял бы черно-белый ажурный Мост вздохов - символ вечной, нетленной, неподвластной времени любви. Мавзолей стал делом жизни императора - он забыл о том, что владыке, желающему сохранить трон, нужно быть безжалостным, нетерпимым и коварным. Таким стал его сын Аурангзеб, храбрый воин и не знающий сомнений исламский фанатик: расправившись с братьями и захватив власть, он разогнал зодчих и камнерезов, а отца заточил в угловую башню агрской крепости. Бывшему императору оставили нескольких слуг и серебряное зеркало, в котором он ловил отражение минаретов Тадж-Махала: через десять лет заточения старик наполовину ослеп и почти ничего не видел вдали.

  Аурангзеб создал мощную, внушавшую ужас соседям державу: его слово было законом, ему повиновались сотни тысяч свирепых конников, по его приказу с лица земли исчезали целые города. Сейчас его не помнит никто.

  Гробницы Мумтаз и Шах-Джахана теперь стоят рядом. Прах императора по воле Аурангзеба был перенесен в Тадж-Махал ночью и захоронен без почестей. Саркофаги находятся в нижнем, сводчатом помещении, свет проникает сюда лишь через дверной проем верхнего вестибюля. Солнечные лучи отражаются от полированной гробницы Мумтаз - ее поверхность кажется теплой, дышащей, живой. Саркофаг Шах-Джахана примостился рядом, у стены, в густой тени, - ему солнечных лучей почти не достается. Властитель и его жена прожили свои жизни, после их смерти прошли века, но самый незадачливый из Великих Моголов, променявший власть на память о любимой, все так же наслаждается светом, исходящим от прекрасной Мумтаз.