Кошельков Янька

, вор

Автор: Валерий БОРИСОВ

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Как Янька Кошельков грабанул Ленина



Москва после революции

ВОСТОРЖЕННЫЕ вожди, движимые наивной верой в мгновенную и всеобщую революционную перековку человечества, выпустили из тюрем даже тех, кого ни под каким видом нельзя было отпускать на свободу. Московский ЧК так оценивал обстановку тех дней: «Крики «караул» на улицах, в домах и учреждениях, а позднее — безмолвное поднимание рук вверх ночью и днем стали бытовым явлением в Москве. Первые же шаги добросовестного расследования обнаружили полный контакт бандитствующих со многими в уголовном розыске на почве материальных и иных интересов».

Рядом едва ли не с каждым вторым происшествием в уголовной хронике тех лет мелькает имя московского налетчика Кошелькова.

Блатной король

БАНДА Якова Кошелькова, сколоченная в Сокольниках, разрастаясь, скоро стала известна всей Москве и Подмосковью. Сын каторжника, бандит «по наследству» Яков Кошельков еще в 1913 году был поставлен на полицейский учет как опытный домушник и поначалу на «мокрые» дела шел только исключительно в целях самозащиты.

Но однажды судьба Яньки, признанного в блатном мире «короля», сделала крутой и окончательный поворот. Зимой 1918 года 28-летний «король» выехал «развеяться» на бандитскую свадьбу в Вязьму. В разгар застолья на свадьбу прибыли незваные гости — сотрудники местного ЧК. Под конвоем троих сотрудников Кошелькова повезли поездом — держать ответ за содеянное — в Москву. Дружки Кошелька, задавшиеся целью спасти атамана, ехали в соседнем вагоне. План спасения созрел на ходу. Было куплено несколько буханок черного хлеба. В одну из них бандиты упрятали заряженный кольт. На вокзале в Москве бандит, переодевшийся торговцем-разносчиком, подошел к конвойным и попросил разрешения продать арестованному хлеба. Неопытные сотрудники пожалели арестованного, не удосужившись проверить буханку. Когда шли по Мясницкой, Кошельков, разломив буханку, вытащил кольт, убил на месте двоих конвойных, тяжело ранил третьего и скрылся в поднявшейся суматохе.

Теперь Кошельков не знал пощады, убивая направо и налево. Дело дошло до того, что с документами сотрудника МЧК в кармане он устраивал даже «обыски» и «изъятия» на различных московских заводах.

Но самым нашумевшим ограблением Кошелькова было нападение на Ленина.

Зимой 1918/19 г. в связи с болезнью и общим ухудшением здоровья Н. К. Крупская по настоянию Бонч-Бруевича была отправлена на отдых и лечение в лесную школу в Сокольниках. В. И. Ленин регулярно навещал ее там, привозя детям еду и игрушки. Факт этот многократно в литературе описан. О последующем сегодняшние читатели знают мало.

«Черт с тобой, что ты Левин»

19 ЯНВАРЯ 1919 года около 17 часов В. И. Ленин с сестрой Марией Ильиничной в сопровождении шофера С. Гиля и сотрудника личной охраны И. Чабанова выехал в лесную школу на детский праздник. Зима была морозной и снежной, сугробы на улицах не убирались, чистили пока лишь трамвайные пути, по которым только и могла пройти автомашина. Недалеко от Сокольнического райсовета наперерез машине вышли несколько вооруженных людей и потребовали остановиться.

Ими оказались уже известный нам Кошельков, Василий Зайцев (кличка Заяц), Федор Алексеев (Лягушка), Алексей Кириллов (Ленька Сапожник), Иван Волков (Конек) и Василий Михайлов. Незадолго до того компания решила на своей сходке ограбить Лубянский пассаж. Нужна была машина.

Увидев недалеко от райсовета вооруженных людей, Ленин приказал остановиться, приняв шестерых за красноармейский патруль. Угрожая оружием, бандиты заставили пассажиров выйти из машины.

Видя такую бесцеремонность, В. И. Ленин вытащил из кармана бумажник с документами: «В чем дело? Я Ленин».

На что Кошельков ответил: «Черт с тобой, что ты Левин. А я Кошельков, хозяин города ночью». Обыскав всех, бандиты забрали у Ленина документы, из кармана его пальто вытащили браунинг и укатили. По дороге Кошельков решил посмотреть, чьи же все-таки документы у него в руках, и приказал повернуть машину обратно: у бандита мелькнула мысль взять Ленина в заложники, чтобы обменять его на «своих» в Бутырской тюрьме. Однако на улице уже никого не было.

Гиль в это время докладывал о случившемся в ВЧК Петерсу по телефону из районного Совета.

Машину примерно через час нашли брошенной. На бандитов был объявлен розыск. Длился он несколько месяцев.

26 июля засада возле дома на Божедомке, в котором иногда появлялся Кошельков, увидела наконец человека, за которым так долго охотились. Вызывать подмогу было некогда. Чекисты открыли огонь на поражение. Спутник Кошелькова Емельянов был убит сразу. Сам преступник отстреливался, пока не получил смертельное ранение.

При Кошелькове был обнаружен принадлежавший Ленину браунинг, а кроме того — дневник, в котором среди прочих записей была и такая: «…боже, как я себя плохо чувствую и физически, и нравственно. О, как мне сейчас все ненавистно. Мне ненавистно счастье людей. За мной охотятся, как за зверем…»

После убийства главаря банда его распалась, и жизнь в Москве начала постепенно входить в спокойное русло.