Кортнев

Автор: Елена Садовникова

Статья: Кусок счастья "Несчастного случая"

Сайт: Алфавит

Официальный сайт: www.ns.ru

Кусок счастья "Несчастного случая"

Алексей Кортнев, солист группы "Несчастный случай", - персона оригинальная. Он совершенно спокойно говорит о своем дилетантизме и ничуть его не стыдится. За тридцать с небольшим лет он успел многое. Учился на мехмате МГУ, был актером студенческого театра, снимался в кино, работал менеджером по рекламе в известном рекламном агентстве, режиссером на телевидении, ведущим теле- и радиопрограмм. Его часто приглашают для ведения самых разных концертов и прочих шоу. При этом он делает то, что хочет. Начавший свою творческую деятельность в младенческом возрасте (свои первые стихи он сочинял, сидя на горшке), Кортнев до сих пор не может остановиться.

С Алексеем Кортневым беседует наш корреспондент Елена Садовникова.

- Прежде всего, вы - солист "Несчастного случая". Однако существуют еще две ваших передачи, два поставленных спектакля, десятки ролей. Как это сочетается с тем, что в юности вы и ваши ребята считали себя московскими снобами?

- Да, в юности хотелось быть непонятными, и тексты мы писали с особым смыслом для посвященных. Взросление наступало долго, поэтому от желания выглядеть загадочным и непонятным я избавился лишь к 30 годам. Как-то вдруг понял, что надо разговаривать на языке, который поймет необходимая мне публика. Сейчас я пишу для нормальных людей.

А что касается свободы, то ее просто нет. Мы всегда от чего-то зависим. Вот я, например, люблю выпить пивка, эдак бутылочек десять, когда за рулем. Так ведь нельзя. Общаясь с друзьями, люблю иногда матом разговаривать, но позволить себе такое при маме я не могу. Потому что в семьях математиков такое не положено. Там другие ценности и другие условности.

- А кого вы называете нормальными людьми?

- Тех, с кем мне интересно общаться.

- Все-таки элитарность прочно в вас сидит.

- Да не элитарность это, ни в коем случае. Мне вообще не нравится это слово. Просто есть интересная мне прослойка людей с определенным уровнем образованности, которая обладает литературным вкусом и читает не только Сидни Шелдона.

- Начинали вы с сочинительства стихов на горшке. А продолжили свою творческую деятельность в легендарном месте - студтеатре МГУ. И играли наверняка в революционных пьесах:

- Нет, пьесы были абсолютно традиционные, классические инсценировки. Играл там я бессловесные роли. И вообще мы тогда дурковали, серьезно к своей деятельности не относились. Играть профессионально я просто не умею, и группа моя непрофессиональная - мы ведь этому нигде не учились.

- Вы были ведущим двух развлекательных программ на телевидении. А как вы вообще туда попали?

- Мы с Валдисом Пельшем начали работать режиссерами на авторском телевидении в 89-90 годах. Там тогда происходили революционные перемены. У нас была возможность переломить телевизионные стереотипы и сделать новую картинку. И кое-что нам удалось. Мы начинали работу в чудесной компании людей, которые сейчас составляют элиту нашего TV, - Дима Дибров, Андрей Столяров, Леня Парфенов. Мы с Валдисом были режиссерами первой программы Парфенова. Работали с Игорем Угольниковым, авторами первых выпусков "Оба-на" были мы.

- А вы не ревновали Валдиса к его внезапному успеху? Начинали-то вы вместе, теперь его и вашу популярность не сравнить.

- Конечно, ревновал. Три-четыре года назад. Как всякий человек, работающий в области шоу-бизнеса, я амбициозен. Но, слава богу, мне хватило воспитания, чтобы не дать ревности проявиться. Никогда в жизни не вставлял палок в колеса Валдису и не говорил уничижительно о его передаче. Конечно, подобной популярности мне не добиться никогда. С другой стороны, где теперь "Угадай мелодию"? А "Несчастный случай" и сейчас активно работает.

- Вы так много и разнообразно работаете. А в чем источник вашей энергии?

- Конечно же, в спорте. Основное коллективное занятие нашей группы - это лыжи и доска. Лыжи я освоил еще в школе. И раз в году мы позволяем себе выехать в горы на две недели, чтобы накататься вдоволь. А летом - виндсерфинг. Ну и бильярд, в который мы обычно играем с двенадцати до трех ночи. Волейбол, трое на трое, - это нечто совершенно замечательное. В него я могу играть 6 часов подряд. Уже и на ногах не стою, и знаю, что утром все будет болеть, и вот уже потянул спину, руки, ноги, но все равно - остановиться невозможно.

- Вы азартный человек? Наверное, болезнь под названием "рулетка" заразила и вас?

- Я азартен только в том, что зависит от моих собственных усилий. А случайно выпавшие числа меня не берут. Поэтому в рулетку я не играю.

- Ну хорошо, спорт. А люди разве не помогают вам справиться с жизнью и взятыми на себя обязанностями? Имею в виду - близкие люди?

- Конечно же. Контакт с людьми, которых любишь и уважаешь, - обязателен. Это вообще единственная вещь, которая поддерживает все наши творческие начинания. Должна быть точка отсчета, начало координат. Нужно всегда четко представлять, для кого ты работаешь.

- То есть вы работаете не для публики?

- Можно работать для публики, если ты гиперпопулярен. Когда любой человек, буквально любой, тебя знает и любит. Андрею Губину, Филиппу Киркорову и Земфире можно работать для публики, потому что их слушатели измеряются стадионами. Я о себе не могу так сказать, меня не слушают стадионы. Я работаю для 20-30 человек.