Корикова Елена

, актриса

Автор: Марина Зельцер

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Елена Корикова: <Я начала сниматься на 8-й день после родов>



Эмиграция в подарок

– Лена, как ты оказалась в Нью-Йорке?

– Мы хотели сделать ребенку подарок на день рождения и поехали с ним в Диснейленд. Но доехали только до Нью-Йорка, где мужу предложили снять клип (до этого он уже работал в Америке). По чистой случайности мы уехали буквально за неделю до кризиса.

– Мне кажется, риск вообще присущ твоему характеру: переезд в Москву, где тебя никто не ждал, съемки в фильме с ребенком на руках, вождение мощной машины...

– Я начала сниматься, когда ребенку было восемь дней... Можете себе представить? Я и так своей беременностью задержала съемки, другую актрису на мою роль искали, но почему-то не нашли. Через два часа после родов я позвонила и сказала, что готова снова сниматься. И упала в обморок – прямо около телефона. Но через неделю все же вышла на съемочную площадку.

По сценарию, в моей роли – бесконечные истерики, а я хотела кормить сына сама, и нервотрепка была некстати. Сначала я брала сына с собой, потом мама стала привозить его на машине в часы кормления. Мне было так жалко его! Он целый день дымом дышал (туманная дымка, необходимая по сценарию, создавалась при помощи пиротехников. – М. З.). Я снималась в корсете – он на мне еле затягивался (за время беременности я поправилась). Лишнего кусочка нельзя было съесть.

Целый матрас слез

– Ты сейчас длительное время проводишь без мужа... Как переносишь разлуку?

– Мне кажется, мы знакомы еще с прошлой жизни. Когда мы расстались, думала, с ума сойду. А Макс, когда я приехала в Москву, как-то перед сном сказал мне, надеюсь, в шутку: «Я промочил здесь слезами две подушки, матрас, одеяло и даже затопил слезами соседей. Пришлось им ремонт сделать». Я спросила: «А соседка была красивая девушка?» «Нет, старуха», – засмеялся он. Я стараюсь постоянно что-то делать, чтобы времени свободного не оставалось для воспоминаний.

– И чем ты себя отвлекаешь?

– Занимаюсь самосовершенствованием. Это и спорт, и курсы английского языка. Языком занимаюсь сама. Смотрю американские фильмы без перевода. В первое время я и представить себе не могла, что когда-нибудь заговорю. Много читаю. У меня есть несколько любимых книжных запахов, еще с детства. Моя бабушка была учительницей и параллельно работала в библиотеке – жила она в деревне. И я помню, что, когда мне дарили новую книгу, я открывала ее и, пока всю не вынюхаю, из рук не выпущу... Я до сих пор обожаю это ощущение новой книги... Поэтому люблю бродить по книжным магазинам. Кстати, в Нью-Йорке очень хочется читать русских писателей.

Мы нашли замечательный дом – привратник открывает и закрывает за тобой дверь, в шикарном подъезде – камин и ящик для писем. Поначалу мне было очень интересно его открывать, так как постоянно приходили письма. Создавалось ощущение, что ты кому-то нужен. На самом деле это были счета за свет и за газ. Их присылают в конвертах, и кажется, что тебе кто-то пишет... Наш дом находится в верхнем Манхэттене. Рядом шикарный парк с цветниками, с лесами, с башнями-крепостями и двумя детскими площадками. В нем мы по утрам бегаем.

Лекарство от безделья

– Макс снимает там клипы, может быть, и актрисе нашлась бы работа в Америке?..

– Я снималась там в клипе. Но это делал наш хороший знакомый. Знаешь, в Москве постоянно от чего-то отказываешься, боишься испортить себе карьеру, имидж. Я постоянно отказывалась от съемок в рекламе.

В Америке же совершенно другое отношение к работе. У человека исчезают комплексы. Он хочет работать, тем более по профессии. Идеально иметь профессию, связанную с компьютером, – это более востребованно. Актрисой здесь больших денег не заработаешь.

– А ты пыталась пробоваться там на роли?

– Нам посоветовали пойти в агентство, чтобы сделать пробы Арсения. Свои фотографии я взяла случайно. К просмотру не готовилась. И вдруг меня заставили пройтись по подиуму! Я пыталась отказаться: «Да вы что? Для подиума нужен рост два метра. Ну куда мне, не смешите!..» Мне возразили, что у них работают разные девушки. В результате у меня есть агент, который готов мной заняться.

– Модель не может обходиться без макияжа, а ты везде снимаешься без грима.

– Так складывается помимо моей воли. Пример – фильм «Му-Му». Танечка – главная героиня – должна быть красивее всех. Меня загримировали: реснички подклеили, губки подкрасили. Сделали фотопробы – всех устроило. А в первый съемочный день оператор говорит: «Что-то она слишком красивая, не может быть прачка такой. Такой может быть дочка барыни, а не крепостная. Перегримировываем!» С меня смывают всю мою красоту, делают темный крестьянский загар, много-много веснушек, и больше ничего.

– Ты интересуешься модой?

– Очень. Мой стиль все время меняется. Но то, что он у меня есть, – это точно. Мне повезло, мама очень хорошо шьет. Когда мне чего-то очень хотелось, мы садились и рисовали модели. На следующий день я шла в новом наряде. В тяжелые времена мама умудрялась даже из подкладки создавать красивые вещи. Однажды я проснулась и увидела красивый новый сарафанчик в красную клеточку – его ткань мне что-то сильно напоминала. Оказалось, пока я спала, мама отрезала ткань от матраса... Я и сейчас много экспериментирую. Люблю вещи оригинальные. Но при этом практичные. Одежда должна быть универсальной и подходить к ситуации. Сейчас я смотрю на свои наряды с огромными юбками, на шикарные вечерние платья, которые бестолково висят в шкафу... Раньше мне нужно было на каждую церемонию, где я получала приз, иметь туалет. Но необходимость в этом уже года три как отпала. Если бы жизнь можно было растянуть, я бы с удовольствием пошла в институт, чтобы поподробнее заняться модой, стилем. Я прихожу в магазин и сразу вижу свою вещь. Я могу ее даже не мерить. Сейчас из Москвы везу полные чемоданы вещей. В Америке нет ничего оригинального. Помню, когда просто приезжала туда, ко мне постоянно подходили люди и спрашивали, где я купил такие красивые сапоги или такие сабо?