Клинтон

Энергичная женщина и партнер президента

Хиллари и Билл Клинтон женаты уже более двадцати лет. Они вместе вкладывали средства в профессиональную карьеру. Их друзья утверждают, что они только друг другу доверяют полностью и дополняют друг друга по характеру. Без поддержки Хиллари Билл Клинтон никогда бы не выставил свою кандидатуру на президентских выборах. Тайна успехов Клинтонов, по мнению их друзей, заключается в том, что оба считают друг друга самым важным человеком в мире. Во время предвыборной борьбы 1992 года Билл Клинтон сказал как-то раз: "Если меня выберут президентом, то между супругой и мной будет беспримерное партнерство, еще более сильное, чем это было между Франклином Делано Рузвельтом и Элеонорой Рузвельт".

Когда у Хиллари спросили, не хотела бы она стать вице-президентом мужа, она в шутку заметила: "Меня не очень привлекает перспектива принимать участие в похоронах во всем мире", но уже серьезно добавила, что охотно содействовала бы решению многих проблем. Позже она опровергла информацию, распространяемую по американскому телевидению, что велела своему обслуживающему персоналу не называть ее "Первой леди", а только "Партнером президента".

Прежде чем Клинтон представил свою команду, шла речь о том, что Хиллари могла бы занять пост генерального прокурора, так как была известным юристом. Ее квалификация намного выше, чем была у Роберта Кеннеди, которому брат доверил этот пост. Эти разговоры лишены всякого основания, поскольку закон об оплате служащих, принятый в 1967 году и именуемый в народе "Законом Роберта Ф.Кеннеди", запрещает назначать членов семьи на должности, подчиненные тому лицу, кто осуществляет данное зачисление.

Хиллари Родэм родилась 26 октября 1947 года в Чикаго. Ее родители - выходцы из Англии и Уэльса. Ее мать, Дороги, уже получила образование, когда вышла замуж в Чикаго за продавца Хьюго Родэма, который основал потом небольшое текстильное предприятие. Дороти Родэм воспитывала троих детей и уже никогда больше не работала.

Когда Хиллари было четыре года, ее родители переехали в район города Парк-Ридж, недалеко от аэропорта 0'Хара. Став старше, Хиллари считала себя республиканкой и сторонницей выдающегося консерватора, сенатора Берри Голдвотера. Будучи школьницей старших классов, она помогала местному пастору в работе с латиноамериканскими и негритянскими детьми в кварталах Чикаго "Южная сторона", принимала участие в организации благотворительных мероприятий для детей сезонных рабочих. Ее мечтой была астронавтика, она даже отправилась в НАСА (NASA - Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства), но, к своему сожалению, узнала, что женщин не принимают. Вероятно, это и было одной из причин ее последующих феминистических настроений.

Родители напутствовали ее словами: "Ты будешь выигрывать, а потом снова проигрывать - но ничего не принимай близко к сердцу. На следующее утро вставай и борись дальше".

В 1965 году она поступила в женское высшее учебное заведение Веллесли-колледж. Атмосфера 60-х годов способствовала тому, что ее республиканские взгляды становились более радикальными. Как председатель студенческого самоуправления, она организовала первую демонстрацию против войны во Вьетнаме. Дипломная работа о борьбе с нищетой была написана уже с либеральных позиций. В 1968 году она руководила предвыборной кампанией сенатора Юджина Маккарти, противника войны во Вьетнаме.

Хиллари была отличной студенткой. Вскоре вокруг нее собралась большая группа девушек. Ее популярность возросла благодаря нескольким победам в телевизионных передачах на кубок колледжа.

В 1969 году как лучшей студентке ей было поручено подготовить доклад по поводу окончания учебного года. Выступление, в котором она критиковала политику администрации Никсона, произвело впечатление на присутствующих журналистов и было напечатано в журнале "Лайф" вместе с фотографией. Джефф Шилдз, в которого Хиллари была влюблена в те годы, вспоминает, что в свободное время она предпочитала бесконечные дискуссии на общественные и политические темы посещению кинотеатров или спортивных мероприятий.

Изучая юриспруденцию в Йельском университете, Хиллари уже была сторонницей демократической партией. Она стала редактором журнала "Ейл Лоу", имела собственный ключ от библиотеки, где работала до поздней ночи. Профессора вспоминают о ней как об интеллигентной, умной и прилежной студентке.

Шел 1970 год. Однажды, когда Хиллари, как обычно, сидела в библиотеке над книгами, она заметила студента, пристально смотревшего на нее. В конце концов не выдержав сказала: "Послушай, если ты не перестанешь смотреть на меня, я повернусь к тебе спиной. Или, может быть, нам стоит познакомиться? Меня зовут Хиллари Родам". Студента это так ошеломило, что он забыл назвать свое имя. Это был Билл Клинтон.

Когда он впервые увидел ее, она была для него "сумасбродкой на двух ногах". Хиллари, отвечая на вопрос, что привлекло ее в нем, сказала: "Он меня не боялся".

В 1972 годы, еще студентами, они поехали в Техас, чтобы возглавить предвыборную кампанию Джорджа Мак-Гавена, кандидата от демократической партии. Эта работа сблизила их еще больше.

Через два года выпускница юридического факультета переехала в Вашингтон. Она работала в юридической комиссии палаты представителей, которая готовила обвинительный акт против президента Ричарда Никсона, замешанного в деле "Уотергейт". В комиссию она попала по рекомендации судьи Джона Дора, специалиста по гражданскому праву, который знал ее еще по высшей школе.

Билл вернулся в Арканзас, где безуспешно добивался места в конгрессе. Он предложил Хиллари приехать к нему. Разум подсказывал ей остаться в Вашингтоне или переехать в Нью-Йорк, чтобы работать в престижной юридической фирме. У нее уже было несколько очень хороших предложений, но сердце влекло к Биллу. Разум и сердце боролись за правильное решение. Она объездила юридические фирмы в Вашингтоне, Нью-Йорке и Чикаго, чтобы определить, сколько она потеряет, если не будет сотрудничать с известными юристами. Потери будут незначительными, так решило ее сердце. В 1974 году она переехала в Арканзас. Вначале преподавала право в университете Арканзаса, а затем перешла в юридическую фирму "Роуз Лоу Фирм".

11 октября 1975 года Билл и Хиллари поженились. Биллу было в то время 29 лет, Хиллари - 28. На церемонии венчания присутствовало человек двадцать, но на свадебное торжество собралось более ста гостей. В свадебное путешествие молодая пара отправилась в Акапулько, в Мексику.

В 1976 году они переехали в столицу Арканзаса, Литл-Рок, где Билл стал генеральным прокурором штата.

Начиная с 1978 года, Билл неоднократно избирался губернатором штата Арканзас. Хиллари сопровождала его в поездках во время предвыборной гонки, изъездив Арканзас вдоль и поперек. Вместе они разработали стратегию предвыборной кампании. Жители южного штата недоверчиво встречали Хиллари, для них она была "янки" и к тому же феминистка, демонстративно подчеркивавшая девичью фамилию Родэм. В роли Первой леди Арканзаса Хиллари чувствовала себя не очень комфортно. Ее брат Хьюго Родэм сказал: "Эта роль очень утомительна и слишком провинциальна для тебя". Вначале феминистская установка, которую она всегда старалась показать, наталкивалась на юге США на отрицательное отношение избирателей. Поэтому неудивительно, что Билл, проработав два года, проиграл на выборах 1980 года.

В 1980 году Хиллари родила "гениального ребенка", как она обычно говорила. Чельза появилась на свет на три недели раньше срока, после кесарева сечения. Хиллари утверждала, что преждевременные роды наступили лишь потому, что она как адвокат была слишком эмоциональна на процессе о праве опеки.

Но ни роль Первой леди Арканзаса, ни рождение ребенка не могли заставить Хиллари отказаться от карьеры юриста. Ее деятельность в "Роуз Лоу Фирм" вызвала споры, когда выяснилось, что фирма заняла пятое место по объему договоров, заключенных со штатом Арканзас, губернатором которого был супруг Хиллари, Клинтон.

Как юрист Хиллари добилась больших успехов. С 1988 она занесена в список самых лучших юристов, напечатанный в "Национал Лоу Журнал" и, кроме того, причислена к сотне самых влиятельных юристов Соединенных Штатов. Она специализировалась в области семейного права и прав на недвижимость. В 1974 году в журнале "Гарвард Эдьюкешинал Ревю" была опубликована статья, под названием "Дети вне закона", в которой высказывалось мнение о необходимости более эффективной правовой защиты детей. Американцы, связанные давними традициями, были против ее концепции. Они считали, что юстиции не следует так открыто вмешиваться в дела семьи. Дальнейшее развитие идеи Хиллари Клинтон получили в статье, опубликованной в 1979 году Колумбийским университетом под названием "Права детей: юридические перспективы". Будучи Первой леди Арканзаса, она доказала, что может находить время для мужа, дочери и работы и, помимо этого, для общественной деятельности.

Общественная работа Хиллари была разнообразной, но в первую очередь касалась заботы о детях. В организацию "Адвокаты Арканзаса для детей и семьи", основанную в 1977 г., объединились юристы, которые выступали в штате Арканзас за защиту родительских прав, за медицинское обеспечение и хорошее школьное образование детей. А еще в 1976 году Хиллари Клинтон стала членом президиума фонда по защите детей CDF, с 1989 по 1992-й - его председателем. Ее интересовали не только проблемы медицинского обеспечения детей и сохранения их здоровья, она боролась за права детей на школьное образование. По ее мнению, нужно вкладывать больше средств в здравоохранение и образование детей, если нация хочет обеспечить себе хорошее будущее.

Хиллари начала кампанию против жестокого обращения с детьми и пренебрежения родительскими правами. Особенно ее беспокоили случаи, когда родители в экстремальной ситуации принимали решение, наносящее вред ребенку. Она считала, что в этих случаях проблемы должны решаться не судебным путем, а беседами с родителями, что поможет им найти благоразумное решение. Хиллари принимала участие в комиссии, созданной в южных штатах, которая разработала программу снижения смертности новорожденных, в Соединенных Штатах очень высокой. До сегодняшнего дня она является членом попечительского совета детской больницы Арканзаса.

Борясь за права детей, Хиллари изучала опыт других стран. С этой целью в 1990 году она ездила во Францию. Результаты этой поездки были опубликованы в "Нью-Йорк Таймс" 7 апреля 1990 года. В статье говорилось о том, что необходимо перенять французскую систему, связывающую повседневные наблюдения за детьми с дошкольным воспитанием и медицинским обслуживанием, и приспособить ее к американским условиям жизни. При этом подчеркивалась ответственность государства за своих молодых граждан. В Израиле она видела, как дома родители осуществляют дошкольное образование. Эта программа "носила название "Хоум Инструкшин Програм фо Прескул Юнгстерс", или сокращенно HIPPY.

Хиллари Клинтон энергично выступала за повышение уровня образования в Арканзасе, была председателем комиссии штата Арканзас по разработке директив в системе образования. Эта комиссия предложила целый ряд изменений при обучении детей в школе. Несмотря на ожесточенное сопротивление учителей, ей удалось получить политическую и общественную поддержку для введения тестов, в которых предъявлялись более высокие требования не только к учителям, но и к ученикам. По ее инициативе была разработана программа, стимулирующая родителей принимать активное участие в духовном развитии детей, так как именно в дошкольном возрасте особенно сильно проявляется влияние родителей.

Барбара Буш в своей книге "Первые учителя" похвально отозвалась об участии Хиллари Клинтон в дальнейшем развитии дошкольного образования. В интервью, опубликованном 14 августа 1992 года в журнале "Америка сегодня", Барбара Буш выразила одобрение активности Хиллари в этой области и пригласила ее в Белый дом обменяться мнениями.

Хиллари Клинтон всегда интересовалась положением женщины в обществе и в политике. Только под давлением избирателей и чтобы не навредить карьере мужа, вопреки своим феминистским убеждениям, она везде выступала под именем супруга. Она поддерживала борьбу женщин за должность директора школы, так как, по ее мнению, при повышении по службе в школьном образовании женщин обходят. Вместе с другими авторами в 1977 году она опубликовала справочник "Справочник по законным правам для женщин Арканзаса", который вышел затем в 1980 и 1987 годах, каждый раз с дополнениями.

С 1978 по 1981 годы Хиллари была членом президиума ведомства, которое финансирует больницы для бедных и часто испытывает нападки американских консерваторов.

С дочерью Чельзой Хиллари поддерживает тесный контакт, насколько это возможно. Когда она уезжает, то по факсу помогает ей справиться с домашними заданиями, часто разговаривает с ней по телефону. Отпуск они обычно проводят все вместе.

Чельза училась в восьмом классе школы, когда ее отец победил на президентских выборах. Родители старались избавить ее от забот предвыборной гонки. Это время она провела у дедушки и бабушки, которые ограждали ее от назойливой прессы. Зато пресса нападала на Хиллари, обвиняя ее в том, что обязанности супруги политика она ставит выше обязанностей матери, но эти упреки не изменили мнения избирателей. Согласно опросу, только 14% опрошенных придерживались мнения, что Хиллари слишком мало заботится о семье.

Когда вся семья собирается вместе, то время они проводят, как правило, в кухне или у рояля. Все трое играют, но, как говорит Хиллари "ни один из нас не преуспевает в этом". Охотно они играют в карты. Несколько лет назад родители Хиллари переехали из Чикаго в Литл-Рок, чтобы быть поближе к дочери и ее семье. Признанием общественной деятельности Хиллари было звание "Молодая мать года", которого она удостоилась в 1984 году в Арканзасе. Различные организации и учреждения, среди них "Национал Лоу Журнал", университет штата Арканзас и "Национал Вуменс Экономик Аллэнс", награждали ее за деятельность по улучшению условий жизни семей и детей Америки.

Хиллари удалось привлечь на свою сторону деловых людей для поддержания ее общественных программ. Крупные фирмы, такие как "Вол-Март" и "Тайсон Фуд", финансировали некоторые ее начинания. Хиллари смогла добиться таких успехов в Арканзасе, конечно, благодаря тому, что имела большое влияние на супруга-губернатора. Между супругами были и разногласия, но о них очень мало было известно другим. Как губернатор Билл Клинтон поддержал предложение, согласно которому девушки, прерывая беременность, должны в любом случае поставить родителей в известность. Хиллари высказалась против этого.

Хиллари могла выставить свою кандидатуру на должность губернатора. В 1990 году она подумывала об этом, когда муж решил отказаться от выборов на эту должность на пятый срок. Он хотел подготовиться к президентским выборам. Когда Биллу Клинтону сказали однажды, что у некоторых людей есть сомнение, якобы не тот член семьи Клинтонов сидит в губернаторском кресле, он спокойно ответил: "И я так считаю". А когда его спросили, не боится ли он, что жена опередит его, сказал: "Я всегда любил сильных женщин... Мне не повредит, если люди считают, что моя супруга будет хорошим президентом. Я и сам это утверждаю".

С самого начала президентской кампании 1992 года стало ясно, что Хиллари Клинтон не станет довольствоваться лишь тем, чтобы сопровождать мужа на предвыборные митинги, радостно улыбаться и восторгаться, когда он держит речь. Ее часто спрашивали, в чем она видит свою задачу, если муж победит на выборах. Она отвечала, что не станет влиять на решения президента, а посвятит себя общественной работе.

Хиллари принадлежала к узкому кругу советников, стратегов и сотрудников в предвыборной борьбе мужа. Самым лучшим признанием ее труда было утверждение, что она, по всей вероятности, войдет в правительство.

Опрос мнений исследовательского института Янкеловис, проведенный с 27 по 29 марта 1992 года, в начальный период предвыборной борьбы за пост президента, показал для Хиллари хорошие результаты: 41% опрошенных оценили ее положительно, 24% - отрицательно; 55% считали, что она служит мужу козырем, 24% полагали, что она ему мешает, 84% ничего не имели против работающей супруги президента. Дальнейший опрос в апреле 1992 года показал, что 38% опрошенных придерживались мнения, что Хиллари усиливает позицию мужа на президентских выборах, а 30% высказали противоположные суждения.

Однако нужно было выделить положительные и отрицательные черты характера Хиллари Клинтон. В качестве ее положительных черт назвали: интеллигентность (75%), решительность (65%), образец для женщин (48%), феминизм в хорошем смысле этого слова (44%). К отрицательным чертам отнесли: стремление к власти (44%), назойливость (36%), главенство в семье (28%). Клинтонам было интересно узнать, как избиратели оценивают их брак: 53% считали их брак "профессиональным договором", и только 22% назвали их брак "настоящим".

Друзья Хиллари подчеркивают ее тщеславие и ее энергичную целеустремленность: "Она знает, чего хочет и как этого можно добиться". Ее считают интеллигентней, спокойней и более осмотрительной в выборе слов по сравнению с мужем. Те, кто знает ее поближе, ценят ее остроумие и чувство юмора. Она удивительно может подражать другим людям. В сумочке у нее всегда находится книжечка с интересными цитатами из Священного писания.

Хиллари Клинтон независима и в финансовом отношении. В 1990 году ее годовой доход составил 190 000 долларов, в 1993 уже 250 000 долларов, губернаторский доход ее мужа - 35 000 долларов в год. Деньгами в семье распоряжается она. У нее есть акции ряда магазинов "Вол-Март", конфекционной фирмы "Лиз Клиборн" и других предприятий. Клинтоны относятся к самым состоятельным людям Америки.

На предвыборных собраниях Хиллари выступала с докладами на самые важные общественные, экономические и политические темы. Иногда на митингах, где она должна была представлять мужа, ее речи были длиннее, чем выступления Билла Клинтона. Создавалось впечатление, что не ее супруг, а она является кандидатом на президентский пост.

В предвыборной кампании 1992 года особенности личности Хиллари, ее неудержимая активность вызывали недовольство. Когда ее упрекали в излишней профессиональной деятельности, она отвечала: "Так может быть, мне сидеть дома, печь пироги и устраивать послеобеденный чай?" Республиканцы тотчас набросились на нее за эти слова, считая, что она обидела миллионы женщин, которые сознательно решили быть домохозяйками, вместо того, чтобы сделать себе профессиональную карьеру. Хиллари попыталась нейтрализовать эту необдуманную фразу, добавив, что она уважает право каждой женщины самостоятельно выбирать собственный жизненный путь, и что у нее не было намерения обидеть тех женщин, которые полностью посвящают себя ведению дома. "Моя профессиональная деятельность юриста преследует одну лишь цель - помочь женщинам сделать свободный выбор: профессиональная карьера, материнство или то и другое вместе".

Певица Дженнифер Флауэрс рассказала прессе, что у нее был роман с Биллом Клинтоном, который продолжался двенадцать лет. Как правило, подобный скандал означает политический крах кандидата на пост президента. Хиллари спасла карьеру мужа, выступив вместе с ним в популярной телепередаче "60 минут". Когда ведущий вынуждал Клинтона сознаться во внебрачной связи, энергично подключилась Хиллари: "Я не думаю, что мы должны на свет общественности вытаскивать личную жизнь. Это только наше дело". В сообщениях прессы она видит только грязные методы политических противников, которые не могут повлиять на их семейное счастье, добавила она. Республиканцы стремились скомпрометировать систему ценностей, которую представляла Хиллари Клинтон, и высмеять ее. Ее упрекали в том, что брак она приравнивает к рабству, требуя для детей права привлекать родителей к суду, заступается за групповой секс свободных пар, и что ей лучше в кабинете председателя общества адвокатов, чем в кухне с семьей. Ричард Никсон предполагал, что интеллигентность и активность Хиллари превратит ее мужа в "слабака". Кандидат в президенты от республиканский партии Патрик Бученен говорил о президентской фирме "Клинтон и Клинтон", которая хочет укрепить свои позиции, защищая аборты, права гомосексуалистов и возможность призыва женщин в армию.

Консервативный публицист Дэниэл Ваттенберг назвал Хиллари Клинтон "Леди Макбет из Литл-Рок". А газета "Хумен Эвент" присвоила ей титул "Эвита Перон американской политики". Журнал "Тайм" писал: "Редко бывало, чтобы жену кандидата в президенты так основательно обсуждала и так резко критиковала политическая оппозиция". Республиканцы так язвительно атаковали Хиллари, что Билл Клинтон открыто заявил: "Можно подумать, что Джордж Буш борется за пост Первой леди Америки". Все нападки республиканцев он считал "абсолютно нечестными", а Хиллари отклонила всю критику как "абсурдную" и как "жалкое искажение моих намерений". "Единственный упрек, который я действительно принимаю и который соответствует истине, заключается в том, что я - женщина средних лет", - сказала она.

Все споры вокруг Хиллари Клинтон объясняются различными взглядами американцев на роль женщины в современном обществе. Супруга Билла Клинтона воплощает собой образ женщины, который противопоставлен традиционному образу жены, какой была Барбара Буш. Консерваторы боялись, что с приходом Хиллари Клинтон в Белый дом распределение сил в американском обществе может сместиться в пользу феминизма.

Консерваторы часто цитировали высказывание Хиллари 1979 года, согласно которому родители не должны вмешиваться в дела детей, если речь будет идти о "материнстве, аборте, учебе в школе, косметической хирургии, лечении венерических заболеваний и выбора профессии". У Хиллари, конечно, было намерение дать детям возможность самим принимать решение по важным вопросам, касающимся их будущего. В качестве примера она приводила случай из жизни собственной семьи. Когда Чельзе было восемь лет, она и Билл попросили дочь решить, какой религии она хотела бы принадлежать, быть баптисткой, как отец, или методисткой, как мать. Чельза присоединилась к вероисповеданию матери. Хиллари посещала службы в Фёст Юнайтед Методик Четч в Литл-Рок, ее муж ходил в Иммануэл Баптист Четч.

В период резкой критики со стороны республиканцев Хиллари изменила поведение. Если на предварительных выборах весной и летом 1992 года во время публичных мероприятий она часто стояла на полшага впереди мужа, то теперь, можно сказать, она отошла на шаг назад, сознательно отступила на задний план. На выборах 1992 года они представляли собой довольно традиционную картину: Клинтон говорил, а жена не отрываясь смотрела на него, как на икону, улыбалась, кивала и аплодировала. Эти сцены должны были успокоить людей, связанных старыми традициями. Хиллари не стыдилась показать публике, что и она умеет печь пироги. Журнал "Фамэли Кёсл" попросил миссис Клинтон и миссис Буш дать рецепт домашнего печенья. Опрос читателей должен был решить, чей рецепт лучше. 55% читателей высказались за рецепт Хиллари, как было сообщено в следующем номере.

Журнал "Гламур" попросил 300 журналистов выбрать женщину года. Хиллари Клинтон победила. Барбара Буш заняла третье место, Тэппи Тор, жена американского вице-президента, - шестое.

Атаки на Хиллари Клинтон не нашли большого отклика. При опросе мнений, проведенном "Тайм" и "Си-Эн-Эн", 74% опрошенных заявили, что взгляды миссис Клинтон никак не повлияли на их убеждения. 9% ответили, что их мнение о Хиллари Клинтон послужит поводом к тому, чтобы голосовать за ее мужа, а 14% признались, что, принимая во внимание Хиллари, они будут голосовать против Билла Клинтона.

Хиллари, по сравнению с мужем, лучше организована, быстрее принимает решения и высказывается точнее. Интерес к Хиллари казался беспредельным. После победы на выборах Клинтона журналист Франк Мариэфот из "Конкорда" в Нью-Гемпшире объявил об издании бюллетеня, под названием "Королевство Хиллари Клинтон". Этот бюллетень должен содержать информацию о деятельности и влиянии Хиллари на американскую политику. Газета "Вашингтон Пост" предсказывала, что в США начнет развиваться культ Хиллари и своего рода "мания Хиллари".

В ноябре 1992 года Клинтоны получили приглашение в Белый дом. Барбара Буш сердечно приветствовала преемницу, провела ее по всем салонам и по первому этажу резиденции, где находятся жилые помещения президента и его семьи, дала много хороших советов. Один из них касался журналистов: "Избегай их, как чумы", - сказала Барбара Буш. "В этом у меня уже есть некоторый опыт", - ответила Хиллари Клинтон.

В разговоре с журналистами Барбара Буш о преемнице сказала следующее: "Она удивительный и действительно хороший человек. Надеюсь, что вы будете относиться к ней точно так же, как и ко мне. Дождитесь, пока она станет делать первые ошибки. Вы же ждали моих первых ошибок. Дайте и ей передохнуть".

Непосредственно перед вступлением в должность Клинтоны дали интервью журналу "Тайм". Спрашивали обоих. И если не знать, кто из них победил на президентских выборах, то по ответам это трудно было бы определить. Репортер из "Тайм" спросил Билла Клинтона между прочим: "Когда Кеннеди избрали президентом, он, вероятно, задумывался над тем, кого лучше пригласить в свой кабинет для решения важных проблем. И он выбрал своего брата, Роберта Кеннеди. А кого бы выбрали вы?" - "Хиллари", - ответил новый президент коротко и ясно.

Они бы могли часто беседовать, спорить и удивительно дополнять друг друга, объяснил Билл и добавил: "Я по-настоящему уважаю ее мнение. По многим вопросам у нее богатый запас знаний и опыта". Хиллари добавила: "Мы и думаем одинаково и руководствуемся одними и теми же ценностями".

Уже перед самым въездом в Белый дом Хиллари объявила, что везде на официальных документах она будет ставить и девичью фамилию: Хиллари Родэм Клинтон.

На церемонии приведения к присяге в 1993 году она, по традиции, стояла позади мужа, но было очевидно, что в Белом доме она не будет играть второстепенную роль. Она сразу же заняла бюро в Западном крыле Белого дома, вблизи Овального кабинета. До сих пор бюро жены президента и ее сотрудников находились в Восточном крыле резиденции, достаточно далеко от бюро президента. Представитель прессы президента Ди Майер заявила, что Хиллари займет бюро в Западном крыле. "Президент выразил желание, чтобы она работала там. Она будет заниматься различными внутриполитическими вопросами, одновременно сотрудничая с другими советниками". Всем бросилось в глаза, что в Овальный кабинет президент впервые вошел вместе с Хиллари. "Тайм" писал, что "в настоящее время помимо президента никто в Белом доме не имеет большего влияния, чем Хиллари Клинтон".

В первом интервью прессе Хиллари Клинтон заявила, что во время президентства супруга Белый дом будет более доступен для общественности, чем это было ранее. По ее распоряжению во всех помещениях Белого дома было запрещено курить. Клинтоны никогда не курили, и говорят, что подобный запрет был введен и в резиденции губернатора в Литл-Роке.

Хиллари изменила и меню в Белом доме. Французскую кухню сменила не такая изысканная американская. Она вновь ввела брокколи, которую не любил Джордж Буш и поэтому исключили ее из меню Белого дома и президентского самолета. "Мы любим брокколи. Мы вообще охотно едим овощи и фрукты", - сказала новая хозяйка Белого дома.

Клинтоны любили обедать в кухне. К этому они привыкли в губернаторской резиденции в Литл-Роке. Когда этот обычай они хотели ввести в Белом доме, персонал заволновался. Как-то вечером дочь Клинтонов, Чельза, почувствовала себя плохо и попросила яичницу. Хиллари принялась готовить блюдо так, как любила ее дочь, но служащие на кухне непременно хотели приготовить изысканный омлет. Хиллари настояла на своем, и все трое ели яичницу в маленькой кухне на первом этаже Белого дома.

Хиллари считается доброй, заботливой матерью. Она всегда старалась создать, сегодня уже семнадцатилетней, дочери по возможности "нормальные" условия жизни, насколько это вообще приемлемо для дочери президента. Чельза учится в частной школе в Вашингтоне. Хиллари старается каждый день отвозить ее в школу и забирать. Она выполняет с ней домашние задания, берет с собой за покупками, разрешает встречаться с друзьями.

В первые недели президентства Клинтона Хиллари слыла в Соединенных Штатах вездесущей. Портреты Первой леди появлялись на обложках популярных журналов. Серьезные газеты, "Нью-Йорк Тайме" и "Вашингтон Пост", печатали статьи об активности супруги президента. В своих статьях "Вашингтон Пост" представляла ее как честную и серьезную женщину, стремящуюся объединить "свою физическую, психическую и политическую жизнь" в единое целое. Она подобна музыкантам в оркестре, исполняющим одно и то же произведение. В "Нью-Йорк Тайме" было написано достаточно коротко и ясно: "Она - строгий человек, и у нее есть власть".

"Ньюсуик" назвал ее "Первой леди плюс". "Принимая важные решения, миссис Клинтон больше, чем только Первая леди. У нее есть собственная организация, которая простирается не только на всю страну, но и на новое правительство. Она объединила вокруг себя сотрудников более высокого ранга, чем вице-президент Ал Тор... Это придает Хиллари небывалую силу и власть... Единственная проблема состоит в том, что однажды кто-нибудь задаст вопрос, кто же, собственно говоря, имеет право голоса в Овальном кабинете". Вероятно, эта организация даже и называется "Друзья Хилларн". Хиллари не отрицает своего влияния в Белом доме, но протестует против упрека в том, что она "Леди Макбет". В одном интервью для телевидения Эн-Би-Си она сказала, что ее влияние на президента нисколько не больше, чем десятка его ближайших помощников.

Летом 1993 года Америку развеселил следующий анекдот: "Президент Клинтон дал Хиллари дополнительную охрану. Зачем? А если она падет жертвой покушения, то ему придется стать президентом Соединенных Штатов".

В начале президентства Билла Клинтона повсюду ходили слухи о семейных разногласиях президентской четы. Одни рассказывали, что Хиллари бросила в мужа вазу, другие утверждали, что это была Библия, но упоминали и пепельницу. Якобы во время этого семейного скандала кто-то из охраны президента встал перед Хиллари и сказал ей: "Президента мы должны защищать и от вас".

Фидель Кастро дал Хиллари хорошую характеристику. Невзирая на то, что видел ее только по телевизору, сказал, что она производит "хорошее впечатление", и добавил: "Если бы я не боялся вызвать ревность Клинтона, я бы сказал, что она красивая женщина". Барбара Буш считает ее интеллигентной женщиной. "Хотя я и не разделяю ее политические взгляды и убеждения, но именно в этом кроется одна из причин, почему мой муж потерпел поражение на выборах".

В марте 1993 года отца Хиллари, Хьюго Родэма, разбил паралич, ему было 82 года. Шестнадцать дней провела Хиллари у его постели. Его состояние не менялось, и она возвратилась в Вашингтон к своим обязанностям. Через два дня пришло известие о его смерти.

7 апреля 1993 года Хиллари начала свой крестовый поход за духовное обновление американской нации. По ее мнению, западный мир должен измениться. Америка страдает от "духовной сонной болезни". Она уверена, что сегодня американцы уже не могут довольствоваться только экономическим развитием, благосостоянием, демократией и свободой. Они пытаются найти смысл жизни, хотят принадлежать к единому сообществу.

Одной из серьезных проблем в США является отсутствие всеобщего страхования на случай болезни. Медицинские услуги слишком дороги. Более 40 миллионов американцев вообще не застрахованы. Во время предвыборной кампании 1992 года Клинтон обещал внести коренные изменения в эту область. И уже в январе 1993 года, спустя несколько дней после вступления на пост президента, он созвал комиссию для выработки реформы здравоохранения. Председателем этой комиссии, состоящей из 500 человек, он назначил супругу. Это решение обосновал так: "Она великолепно может организовывать и направлять людей, которые разрабатывают план решения проблемы от А до Я".

Хиллари обещала при подготовке этой реформы консультировать всех, кого это коснется: конгресс, врачей, страховые компании и другие общественные организации. О здравоохранении в его современном виде она сказала, что оно "нас буквально разоряет - в финансовом отношении, духовном, моральном и общественном". Комиссия решила проводить совещания тайно. В марте 1993 года вашингтонский судья Роус К.Ламберт все же осмелился заявить, что скрывать обсуждение дел, касающихся всего общества, противозаконно и потребовал опубликования материалов совещания. В апреле апелляционный суд, созванный миссис Клинтон, аннулировал это решение судьи и постановил, что Хиллари, пользуясь всеми правами государственного служащего, может сохранять в тайне материалы проводимых ею совещаний. Наиболее серьезное сопротивление реформе здравоохранения оказали врачи. Хиллари попыталась успокоить их. "Подавляющее большинство людей считает, что проблемы в здравоохранении возникли оттого, что врачи берут много, и содержание в больницах слишком дорого, страховые взносы достаточно высоки, и вообще, каждый платит очень много, поэтому нужно только взять у всех понемножку, и все проблемы будут решены. Я так же хорошо знаю, как и вы, что это совсем не так. Одна из наших задач будет состоять в том, чтобы истинное положение дел довести до сознания людей". Все это она говорила на конгрессе врачей.

Комиссия проработала семь месяцев. В конце сентября 1993 года приняла заключение, в котором предлагалось в течение 10 лет провести в США всеобщее страхование на случай болезни. В результате опроса выяснилось, что 57% американцев одобрили этот план, только 31% высказались отрицательно. Это было большим успехом Хиллари Клинтон и едва ли не самым трудным поручением, которое она когда-либо прежде получала.

В том, что Хиллари Клинтон является самой влиятельной хозяйкой Белого дома в истории Соединенных Штатов, сомнений нет. Она тщеславная женщина, хорошо осознающая свою компетенцию и свою значимость. На предвыборном собрании в Лос-Анджелесе она сказала: "Еще до 2010 года женщина будет президентом Соединенных Штатов".

Среди американского народа Хиллари Клинтон пользуется все возрастающей популярностью, хотя в 1994 году в средствах массовой информации стало увеличиваться количество критических замечаний в ее адрес.

В начале 1994 года в американской прессе подробно сообщалось о деле Вайтвотера, в котором шла речь о подозрительных сделках с недвижимостью. В них принимали участие Билл и Хиллари Клинтон, когда Билл был губернатором Арканзаса. Миссис Клинтон прежде всего заявила, что ее муж потерял на этой сделке 69 000 долларов. Впоследствии она изменила показания и сказала, что они оба потеряли "много денег". Когда ей указали на имеющиеся несоответствия в ее объяснениях по вопросу о деле Вайтвотера, она согласилась, что "конечно, допустила ошибку".

Весной 1992 года стало известно, что Хиллари Клинтон, участвуя в делах торговой биржи в Чикаго, за десять месяцев, с сентября 1978 по июль 1979 года, вложив 1 000 долларов, получила прибыли 99 537 долларов. Подобные рекордные прибыли были подозрительными. Попытались установить, был ли этот чрезмерный доход просто чистым биржевым счастьем, ловкой спекуляцией или результатом каких-либо других факторов. В любом случае эта история создала вокруг Первой леди Америки не очень приятную ауру. Ведь все-таки крайне редко бывает, чтобы неопытный новичок на бирже смог получить стократные прибыли. 22 апреля 1994 года в Белом доме Хиллари дала интервью американским средствам массовой информации. На вопросы журналистов она отвечала спокойно и терпеливо. Она опровергла основное обвинение в том, что проходящая по конкурсу фирма "Мэдисон Гуаранти Савинг энд Лоан" из Арканзаса финансировала предвыборную кампанию мужа за пост губернатора в 1984 году. По этому делу расследование проводил Роберт Фикс. На этот процесс он был приглашен в качестве прокурора по особо важным делам.

В мае 1994 года Хиллари пригласила всех здравствующих Первых леди Соединенных Штатов в Вашингтон. Это были Жаклин Кеннеди-Онассис, леди Бёрд Джонсон, Бетти Форд, Розалин Картер, Нэнси Рэйган и Барбара Буш. На проведенном мероприятии собрали миллион долларов для создания народного парка в Вашингтоне. Прибыли все Первые леди за исключением Жаклин Кеннеди, которой в это время предстояла операция.

В своем обращении Хиллари сказала: "Нет никакого рецепта или справочника, где бы можно было прочитать, как следует справляться с ролью Первой леди. Супруга президента выполняет эту роль согласно собственным желаниям и представлениям, но независимо от индивидуальных интересов все Первые леди шли к одной общей цели: они хотели содействовать тому, чтобы эту прекрасную страну лучше понимали и ценили".

В интервью для некоторых европейских газет Хиллари высказала мнение по вопросу, влияют ли нападки на ее мужа на их семейную жизнь. "Почти нет, - ответила она. - Были события, очень больно затронувшие меня. Это - смерть отца, свекрови и нашего друга, Винсе Фостера. Все остальное, обвинения и нападки политически мотивированы, это очевидно. Мы их так и оцениваем, как отчаянные попытки людей, которые не могут сравниться с мужем при обмене аргументами. Один из друзей сказал, что здесь идет речь о лести с обратным знаком, то есть мы представляем достаточно большую угрозу для правых политических сил нашей страны. Эти силы не разделяют нашего мнения о том, что люди должны иметь право на действенное здравоохранение, на труд, что им надо предоставить больше возможностей. С нашей точки зрения, это и есть часть политической борьбы, которую мы ведем".

На вопрос, как они относятся друг к другу при наличии открытых политических разногласий, Хиллари ответила довольно дипломатично: "У нас сходные взгляды. Моя задача состоит в претворении в жизнь его начинаний. Поэтому над реформированием системы здравоохранения мы и работаем вместе. Он хорошо представляет свои цели и ждет от нас, что мы найдем пути их осуществления, но окончательное решение принимает сам, агитирует за него депутатов конгресса, убеждает народ в том, что предлагаемые изменения заслуживают поддержки. В конечном счете проходит только то, что он сам хочет сделать, и мы, стараясь ему помочь, понимаем это".

В начале 1995 года стало ясно, что честолюбивые планы реформирования здравоохранения, предложенные президентом Клинтоном и супругой, потерпят фиаско. Влиятельные лоббисты блокировали эту реформу. Хиллари Клинтон, руководившая всей кампанией по подготовке реформы, должна была признать, что подошла к вопросу слишком "наивно и глупо".

Президент Клинтон посылает супругу с различными миссиями за границу. Она представляла Соединенные Штаты при введении на пост южноафриканского президента Манделы в 1994 году. Весной 1995 года отправилась в девятидневное путешествие в Южную Азию, где ее принимали президенты и премьер-министры. Ее задача состояла в том, чтобы представить "человеческое лицо" американской политики. В августе 1995 года принимала участие в заседании сессии Организации Объединенных Наций, проводимой на высшем уровне в Копенгагене. В своей речи Хиллари подчеркнула, что для дальнейшего развития общества необходимо дать женщинам больше прав на образование. В сентябре 1995 года, выступая на Международной конференции женщин в Китае, Хиллари, хотя и очень осторожно, но все-таки недвусмысленно, критиковала китайское руководство за нарушение прав человека.

Летом 1996 года Хиллари одиннадцать дней путешествовала по семи странам центральной и восточной Европы. Американская пресса предполагала, что этим путешествием в Европу миссис Клинтон стремится поднять имидж Америки и таким образом помочь мужу на президентских выборах 1996 года.

Хиллари решила идти по стопам Элеоноры Рузвельт и с июня 1995 года регулярно публиковала в прессе комментарии под названием "Давайте поговорим", которые выходили в 150 американских и зарубежных газетах одновременно.

В этом же году появилась ее книга "Разговоры в деревне и другие уроки детям", вновь подтвердившая ее особый интерес к правам детей и семейным взаимоотношениям в современном американском обществе.

В апреле 1995 года президент и его супруга были под присягой допрошены в Белом доме независимым прокурором, Кеннетом У.Старром, который вел следствие по делу Вайтвотера, об их финансовых связях с Джеймсом Б.Мак-Донголем. Комиссия сената, образованная для расследования дела Вайтвотера, интересовалась и причастностью Хиллари к делу.

В начале 1996 года комиссия конгресса возобновила слушания по "делу Тревелгейта". И здесь возник вопрос о роли Хиллари при внезапном увольнении сотрудников отдела, оформлявших поездки персонала Белого дома, чтобы освободить место для фаворитов президентской четы. Эти события привели к тому, что в результате опроса, проведенного журналом "Америка сегодня" и "Си-Эн-Эн" в середине января 1996 года, 51% американцев выразили негативное отношение к Хиллари Клинтон. Согласно другому опросу, проведенному радио- и телекомпанией "Эй-Би-Си", 50% американцев предполагают, что, выступая перед широкой общественностью, супруга президента не всегда говорит правду. И только 33% верят Хиллари.

Один из ведущих американских комментаторов, Уильям Сафир, назвал Первую леди Америки "врожденной лгуньей", на что Билл Клинтон возразил, что если бы он не был президентом, то "врезал" бы ему.

Республиканский сенатор из Нью-Йорка, Альфонсо Д'Амэто, председатель комиссии по делу Вайтвотера, обратил внимание на то, что в показаниях Первой леди много отягчающих неточностей. По всей видимости, Хиллари Клинтон избегала говорить правду. Далее он заметил: "Факт, когда кто-либо уклоняется от правды, стараясь не вспоминать о самых важных делах, может быть истолкован как нечестность или нарушение присяги". 26 января 1996 года Хиллари Клинтон давала показания перед коллегией присяжных. Большинство вопросов, которые задавали ей, касались ее финансовых сделок в Арканзасе в то время, когда ее муж был губернатором этого штата. И Хиллари пригласили исключительно как свидетеля. Прокурор, проводивший следствие по этому делу, Кеннет Старр, попросил Хиллари дать оъяснение обстоятельствам, при которых полгода назад в Белом доме таинственным образом появились реестры фирмы "Роуз Лоу Фирм", где Хиллари была юрисконсультом. Эти документы безуспешно разыскивали органы, ведущие следствие по делу Вайтвотера. Хиллари возразила, что она не знает, как эти документы попали в Белый дом, но рада, что они нашлись, "потому что они подтверждают мои прежние высказывания".

Далее миссис Клинтон упрекнула республиканцев в том, что они затягивают следствие из чисто политических соображений. Она решительно выступила против слухов, согласно которым она и ее муж обогатились в результате этой подозрительной сделки. В одном из интервью она сказала: "А разве это не удивительно, что нам уже скоро под пятьдесят, а у нас до сих пор нет собственного дома? Мой муж ездит на "Мустанге" 1968 года выпуска, а у меня "Олдмобиль" 1986 года.

Еженедельник "Деньги" обнаружил, что Клинтоны стоят на грани банкротства, и не в последнюю очередь из-за больших расходов на адвокатов, необходимых для защиты по делу Вайтвотера. Кроме того, президенту пришлось защищаться и от обвинений в сексуальном домогательстве, выдвинутых Памелой Джонс.

Но слухи о банкротстве кажутся сильно преувеличенными.

Хиллари Клинтон не только образованный человек, профессиональный юрист, она финансово независима, имея более высокий доход, чем у президента. Лишь в 1996 году она получила почти 750 000 долларов в качестве гонорара за книгу "Разговоры в деревне". 590 000 долларов из них Хиллари пожертвовала на благотворительные цели.

Проработав тринадцать месяцев, комиссия сената опубликовала заключение по расследованию дела Вайтвотера, из которого следовало, что Хиллари Клинтон, по всей вероятности, сумела помешать выявлению причин самоубийства советника президента Винсента Фостера, чтобы скрыть документы, которые могли бы поставить Клинтонов в затруднительное положение. Сразу же после смерти Фостера она, возможно, вынудила своих сотрудников убрать из его бюро политически опасные документы. Члены сенатской комиссии, принадлежащие к демократической партии, отклонили это заключение как политически мотивированное, усмотрев в нем симптомы "охоты на ведьм".

Несмотря на различные споры вокруг ее персоны, миссис Клинтон принимала активное участие в предвыборной борьбе мужа. В августе 1996 года она присутствовала на съезде демократической партии в Чикаго и выступила с речью о реформе здравоохранения и социальной системы, которую ее муж намеревался осуществить в течение второго срока президентства. Она говорила о семейных ценностях, о борьбе с преступностью, о воспитании детей, о родителях, для которых недоступно медицинское обслуживание больных детей. Эта речь была воспринята с большим энтузиазмом.

Осенью Хиллари разъезжала четыре-пять дней в неделю и произнесла достаточно много речей. Где бы она ни появлялась, повсюду собирались огромные толпы людей.

Билл Клинтон победил соперника от республиканской партии, Боба Доула, и 20 января 1997 года был приведен к присяге на новый срок.

Но победа на выборах не защитила Клинтонов от дальнейших подозрений и обвинений республиканцев, связанных с "делом Вайтвотера". В марте 1997 года было, например, установлено, что одна из ближайших сотрудниц Хиллари в Белом доме получила от предпринимателя Джона Чанга из Калифорнии чек на 50 000 долларов в качестве пожертвований на предвыборную борьбу. В бюро Хиллари в Белом доме Чанг побывал 21 раз.

23 июня 1997 года Верховный суд США постановил, что Белый дом должен передать прокурору, расследующему "дело Вайтвотера", протоколы бесед, которые вела Хиллари Клинтон с юрисконсультами правительства, но Белый дом до сих пор отказывается выдать эти документы, утверждая, что тем самым будет нарушена законная защита доверительных отношений. Это предписание Верховного суда можно рассматривать как поражение миссис Клинтон и как победу прокурора Кеннета Старра...


Источник: "Первые леди Америки"