Elen



  Муж всегда повторял Элен Браун, своей жене, что ее манера открывать дверь всем без разбору, даже не посмотрев в глазок, ничем хорошим не закончится. Не то чтобы можно было назвать Элен суеверной, но после происшедшего с ней случая она долго упрекала мужа, что это он накаркал, он сглазил.

  В один прекрасный летний день, когда, весело напевая, она готовила мужу ужин, раздался чей-то нетерпеливый звонок в дверь. Элен удивилась, так как мужа с работы она ждала как минимум через час. Но, как уже говорилось, привычка смотреть в глазок или спрашивать, прежде чем открыть дверь, ей была несвойственна. За дверью она увидела абсолютно незнакомого типа. Не утруждая себя объяснениями, тот протянул хозяйке тяжелый замшевый мешочек и по-хозяйски, властно сказал:

  - Положи в хорошее место! Я скоро вернусь, может, через час, а может, и раньше. И не вздумай украсть, а то!.. - и он угрожающе провел ладонью по шее.

  Закрыв за "гостем" дверь, Элен дала волю женскому любопытству. Заглянув в оставленный мешочек, она чуть не упала в обморок. Как в сказочной пещере, тускло мерцали золото и драгоценные камни... Таинственно и опасно.

  Ее незваный гость совсем незадолго до этого обчистил гостиничный сейф. Затем он направился на встречу с Морке, не слишком щепетильным коллекционером. Тот готов был купить краденое. По дороге Бэн, так звали вора, нарвался на двух полицейских. И бросился наутек, как и следовало ожидать. Свернув в узкий переулок, Бэн обнаружил, что выиграл у преследователей несколько минут, так как они потеряли его из виду. И сумел использовать это время очень разумно. Преследователи были весьма удручены, когда поняли, что их провели. Бэн спокойно вышел из подъезда многоквартирного дома и был схвачен. Его обыскали, вывернули карманы. И ничего не нашли. Осмотр подъезда, чердака ничего не дал. Ни к чему не привела и попытка выяснить у жителей нескольких квартир этого подъезда личность Бэна. Все было без толку, никакой информации.

  А бедная Элен в это время сидела и мучилась перед телефоном. Она то брала в руки телефонную трубку, то клала ее на место, то смотрела на мешочек с драгоценностями и снова брала трубку телефона.

  Мысль о том, что бандит сумеет выкрутиться и потом ей отомстит, доводила ее до слез. В конце концов чувство долга все же взяло верх: она позвонила в полицейский участок. Пока она сбивчиво рассказывала о происшедшем дежурному, в дверь как-то нервно позвонили.

  - Постарайтесь его как-нибудь задержать, - попросил полицейский, - машина уже выехала, будет минут через десять.

  - Ну? - с порога рявкнул Бэн. - Куда ты положила мою вещь?

  - Сюда! - Элен показала на аляповатую, высоченную напольную вазу.

  - Иди в комнату и чтоб тебя не было ни слышно, ни видно. - Незнакомец спешил.

  У тяжеленной вазы оказалось очень узкое горло. Пустая рука в него вошла, а назад не вытаскивалась. Мешочек был помехой. Сначала вор потел, последними словами крыл хозяйку. Потом наконец додумался воспользоваться молотком.

  Под треск разлетевшейся на черепки вазы и появился в квартире наряд полиции...

  Кто посмеет после этого сказать, что ум женщины - недалекий? Какой мужчина догадался бы применить в такой ситуации способ, которым в древней Индии ловили обезьян? Правда, там в виде приманки для обезьян в кувшин клали банан. Вытащить лапу с бананом обезьяна не может, а бросить его не сообразит. Так и топчется вокруг кувшина, пока ее не обнаружат охотники.

  Поздравления, которые сыпались на Элен со всех сторон, надолго останутся в ее памяти. А дверь она теперь открывает только после того, как убедится, что это безопасно.