КАШИРИН



  Двадцатилетний Андрей Каширин, житель одного из украинских областных центров, имеет довольно типичную биографию: многодетная, неблагополучная семья, воспитывался практически без отца - тот за кражи постоянно "кантовался на киче". Мать - инвалид 2-й группы, у нее свои заботы. Каширины-младшие - два брата и две сестры - с раннего детства предоставлены самим себе. Воровство - "семейная традиция". Несколько лет назад за это на пять лет осудили старшего брата Андрея Владимира, двадцатипятилетняя сестра Инна занялась коммерцией, но, когда сгустились тучи, вместе с любовником уехала за границу.

  Природная смекалка подсказала Андрею: красть можно, но только с умом и по возможности чужими руками. Фанат по технике, он мог часами что-нибудь ремонтировать, разбирать, чинить. Беда нагрянула в 1996 году: вместе с Владимиром он решил заняться бизнесом. Затарились хрусталем, сервизами и двинули в Москву. Все распродав, пошли гулять, с интересом разглядывая столицу когда-то родного государства. Андрею захотелось справить нужду. Отыскав укромную трансформаторную будку, Андрей нырнул туда. Облегчился, стал приподниматься и невольно ухватился за высоковольтную шину. От высокого напряжения руку тотчас свело. Пытаясь ее разжать, ухватился второй. На истошный вопль брата прибежал Владимир, потом еще какие-то люди. С их помощью трансформаторную станцию удалось обесточить, Андрея оторвали от высоковольтных шин и срочно отвезли в близлежащую больницу.

  Чтобы спасти Андрею жизнь, врачи вынуждены были ампутировать кисти обеих рук. Из столичной больницы он вернулся в родной город инвалидом 1-й группы. Но беспокойный по характеру парень не мог долго сидеть без дела. Скоро научился по-новому владеть изуродованными руками; занялся ремонтом, используя самолично изготовленные приспособления и устройства, научился водить машину.

  Постоянная нехватка денег заставила его вместе с приятелями заняться грабежом неохраняемых автомобилей, стоящих во дворах, специализируясь на магнитофонах, колесах и т. д. Начинающие воры мастерски открывали двери машин; если открыть не могли, били стекла, не брезговали ничем - фонари, антенны, аптечки.

  Однажды Андрей захотел поехать в гости к бабушке, которая живет в 30 км от города. Когда стемнело, Андрей и 16-летний Егор Корнейчук, учащийся местного техникума, ранее судимый и приговоренный к двум годам лишения свободы условно, отправились на окраину города. В одном из дворов они нашли иномарку. Дверь открыли, но завести машину не смогли. Подошли к стоящей рядом "Волге". История повторилась. Только третья машина, "Opel Omega",завелась. На ней угонщики и поехали к бабушке Андрея. Погостили и тронулись обратно. Андрей, увидев, что самим машину не завести, остановил грузовик с солдатами, попросил толкнуть. Солдаты дружно разгоняли "Opel" несколько десятков метров, но все без толку. Немного повозившись, друзья загнали ее в лес, предварительно достав магнитофон и несколько кассет, а потом вернулись в город.

  Через некоторое время в милицию сообщили, что недалеко от деревни в лесу найдена брошенная иномарка. Опер группа установила, что в машине ехали двое, один - без рук. Поначалу Андрей не "кололся" насчет угона. Только после признания Корнейчука сдался. И с иронией добавил: "Зря потеете, инвалида 1-й группы не посадят".

  В процессе следствия члены банды Андрея признались в совершении краж и из других машин. Областной суд осенью 97 года приговорил каждого к полутора годам лишения свободы с отсрочкой приговора на полтора года. Однако зимой они снова попались на краже вещей из машины. Родственники Андрея поговорили с Егором, и он всю вину за кражу взял на себя, получив три с половиной года колонии общего режима.

  В конце 1997 года Андрей снова собрал банду несовершеннолетних. Угнали новенькую "девятку", в другом дворе поставили его рядом с "Мерседесом" и принялись спокойно разбирать. До наступления вечера успели снять аккумулятор, тормозную систему, часть рулевого управления и спрятали все это под иномарку, чтобы утром переправить в гараж Андрея.

  Назавтра владелец угнанной машины заявил о краже. Следователь, который раньше занимался делом Андрея, приехал к нему домой, но Каширин невозмутимо заявил, что к краже отношения не имеет, но на соседней улице вроде видел похожий автомобиль.

  Следователь действительно обнаружил "девятку", с которой сообщники Андрея снимали колеса. На вопрос, что они делают с чужой машиной, один из них сказал: "Андрей сказал снять". Снова вину на себя взяли подростки.

  Так один инвалид 1-й группы доставил столько хлопот милиции и, скорее всего, останавливаться не собирается. В конце концов, эта рискованная игра окончится для Андрея тюрьмой.