Polk



  После спада экономического кризиса 1837 года все приметы в 40-х годах XIX века вновь указывали на экспансию. Экономически Соединенные Штаты срослись в большой внутренний рынок и одновременно распространили свои торговые отношения на весь остальной мир; территориально они добились в войне против Мексики в 1846-48 гг. окончательного прорыва к Тихому океану. Именно эта быстрая экспансия в сочетании с первым настоящим массовым переселением, прежде всего из Ирландии и Германии, обострила региональные противоречия и накалила спор вокруг рабства, который в 1860-61 гг. привел к испытанию на разрыв в гражданской войне.

  Понятие "явное предназначение" описывает господствующий дух 40-х годов XIX века, который никто не олицетворяет лучше, чем президент. Джеймс К. Полк. Лозунг создан нью-йоркским публицистом Джоном Л. 0'Салливеном, когда в 1845 году он писал, что "явное предназначение" американского народа состоит в том, чтобы распространиться по всему континенту, "который провидение указало нам для свободного развития наших из года в год умножающихся миллионов". Этим он выразил в слове видение, которое выросло из смеси англопротестантского национализма и прогрессивного оптимизма. Как освобожденная от влияния церкви форма протестантского ожидания спасения "явное предназначение" пронизало всю культуру эпохи, придало опыту демократизации, миграции на Запад и роста населения более глубокий смысл и на длительное время укоренилось в коллективном историческом сознании американцев. Для многих его современников президент Полк был инструментом, с помощью которого провидение осуществило это.

  Джеймс К. Полк родился 2 ноября 1795 года в округе Мекленбург, Северная Каролина, и был старшим из десяти детей. В одиннадцать лет он вместе с семьей переехал в Теннесси. Ввиду слабого телосложения формальное образование сначала было невозможно. В возрасте двадцати одного года Полк сдал приемные экзамены в университет Северной Каролины, который с отличием окончил в 1818 году. Возвратившись назад в Теннесси, сначала работал в конторе адвоката в Нешвиле, в 1820 году получил допуск для работы адвокатом и открыл свою практику. Так как он был убежденным сторонником Эндрю Джексона и демократической партии и поражал своим красноречием даже противников, то вскоре его стали называть "Наполеоном импровизации". В 1824 году он женился на Саре Чилдрес, которая всю жизнь со знанием дела и радостью поддерживала его в политической карьере, брак был бездетным. За год до этого он был избран в палату депутатов Теннесси, в которую входил до 1825 года. У Полка было очень много знакомых, но небольшой круг друзей. Одним из его ближайших друзей и покровителей был Эндрю Джексон, которого Полк глубоко уважал и благодаря влиянию которого получил доступ в национальную политику. С 1825 года он представлял штат Теннесси в палате представителей, где в 1835 году выдвинулся в спикеры и взял на себя руководство демократической фракцией.

  С 1839 по 1841 год Полк продолжал накапливать политический опыт в качестве губернатора Теннесси, но после двух проигранных выборов губернатора (1841 и 1843) вернулся назад в Вашингтон. На партийном конвенте демократов в 1844 году в Балтиморе его выдвинули кандидатом на пост президента, после того как предыдущие фавориты Мартин Ван Бурен, Льюис Касс и Джеймс Бьюкенен заблокировали друг друга. В лице Полка делегаты пришли к самому большому общему знаменателю, и Полк стал благодаря этому первым "кандидатом - темной лошадкой", т. е. был выбран относительно неизвестным компромиссным кандидатом на пост президента.

  Только на юге США Полк, также державший рабов, пользовался высокой степенью известности. Демократы тех мест видели в нем по праву убежденного сторонника Эндрю Джексона и были уверены, что он будет выступать за более низкие пошлины, против власти банков и за другие принципы демократии Джексона. Глубокая приверженность Полка к личности и политике Джексона принесла ему прозвище "Молодой орешник".

  Виги открыто смеялись над выбором демократов и создали пропагандистский лозунг: "Кто такой Джеймс К. Полк?". Полк, однако, оказался искусным стратегом предвыборной борьбы и использовал различные региональные особые интересы в свою пользу. Так как демократическая партия была расколота в вопросе аннексии Техаса, он попытался убедить избирателей на севере в том, что присоединение этой территории в их интересах. Вместе с сенатором Робертом Уолкером из Миссисипи Полк приводил аргументы в пользу аннексии, которые вызывали на севере глубоко коренившийся страх перед насильственным конфликтом в южных штатах, перед войной между рабами и рабовладельцами, которая могла бы потом перекинуться на Север. Только расширение американской государственной территории, по мнению Полка, могло исключить возможные конфликты. Однако аргументы в пользу аннексии Техаса он не связывал с расширением рабства. В Техасе видел скорее военный щит от юго-запада и, что казалось еще важнее для его интересов, путь для открытия Соединенных Штатов на Тихом океане.

  Еще важнее, чем Техас, казалась Полку Калифорния, которая была во владении Мексики. В калифорнийских портовых городах, особенно в Сан-Франциско, он видел ключ к торговле с Азией и торговым путям на восток. Этим стремлением к большой территории и новым рынкам он предугадал в экономически депрессивных 40-х годах фазу процветания будущего десятилетия.

  Чтобы приобрести для себя демократических избирателей на севере, которые были за повышение пошлин, Полк дал понять о готовности к компромиссу в отношении возможных протекционистских пошлин.

  Благодаря постоянно растущей иммиграции и иммигранты стали политическим фактором. В то время как виги разобщились в результате неудачного кадрового размещения внутри их президентской кампании, Полку и его партии удалось активизировать эту группу избирателей для себя.

  Он намного лучше, чем консервативные виги, сознавал, что общественное мнение склоняется в пользу территориальной экспансии. Так, предвыборная программа демократов, например, настойчиво напоминала о терриориальном притязании на весь Орегон, а не только на область южнее 49° широты, что соответствовало интересам экспансионистов на севере. Однозначная поддержка Полком мысли об американской миссии соответствовала экспансионистскому настроению в стране и, таким образом, он одержал верх над своим противником от вигов Генри Клеем, который недооценил эту тенденцию, большинством голосов членов выборной коллегии в 170 к 105 голосам. При высоком участии в выборах в 78,9% общий результат показал довольно маленький разрыв. Полк получил 1 338 464 (49,6%) голосов избирателей, чуть больше, чем кандидат от оппозиции, который записал в свой актив 1 300 097 (48,1%) и завоевал для себя 15 штатов, Клей -11. Свой собственный штат Теннесси Полк потерял из-за 113 голосов, отданных за вигов. Во многих штатах партии шли голова к голове, что свидетельствовало о стабильности выросшей "двухпартийной системы". Впервые с 1824 года президент был избран с менее чем 50% голосов. Это сначала не казалось мандатом для полного осуществления планов Полка.

  Уже при выборе своих министров Полк проявил тонкое чутье на политическую и административную компетентность. Наряду с Джеймсом Бьюкененом как министром иностранных дел в кабинет входили среди прочих Уильям Л. Мэрси (военный министр), Роберт Уолкер (министр финансов) и историк Джордж Банкрофт (военно-морской флот). Они поддерживали партийно-демократические принципы Полка, но не влияли решающе на политику исполнительной власти, которую в основном он сам формулировал и осуществлял. Хотя Полк во время предвыборной борьбы обещал в перспективе северным демократам повышение пошлин, но, находясь в должности, провел снижение пошлинных тарифов законом о тарифах Уолкера (1846 г.)

  Также демократы и на Западе отстранились от партии, когда он наложил вето на проект закона, предусматривающий федеральные средства для улучшения тамошней инфраструктуры. Это возражение западные демократы интерпретировали как четкий сигнал того, что Полк первично представляет интересы южных штатов и сильно подвержен влиянию партийных представителей южан.

  Значительно тяжелее, чем конфликты по поводу пошлинных тарифов и внутреннего расширения страны, были разногласия по вопросу экспансии на Юг и Запад. Полк, как типичный представитель демократии Джексона, видел в территориальном расширении Соединенных Штатов возможность демографически разумного распределения населения, а также шанс сохранения первоначально аграрного и демократического характера США. Также более легко можно было предотвратить опасный, по его мнению, рост власти нейтралистского федерального правительства.

  О том, что Полк серьезно относился к осуществлению своих экспансионистских планов, свидетельствует его речь при вхождении в должность 4 марта 1845 года, в которой он еще раз подчеркнул притязания на Орегон и особо отметил, что присоединение Техаса является делом исключительно двух автономных государств, а именно США и Техаса, а никак не Мексики. Так как большинство в сенате и в палате представителей состояло из демократов, которые рассматривали свое избрание и избрание президента как полномочие на политику экспансии, то Полк мог рассчитывать в этом отношении на кооперацию с Конгрессом. Уже несколько дней спустя после его вступления в должность там была издана совместная резолюция по аннексии Техаса. В конце марта мексиканское правительство на это отреагировало, прервав дипломатические отношения с США.

  2 декабря 1845 года в своем ежегодном послании к Конгрессу Полк вновь подчеркнул действенность "Доктрины Монро" и предостерег от перенесения европейского принципа равновесия сил на Северную Америку. Эта названная "Доктриной Полка" точка зрения была сформулирована с учетом ситуации на северо-западе. Вопрос о разделении большой области Орегон, которая включала сегодняшние отдельные штаты Орегон, Вашингтон, Айдахо, части Монтаны и Вайоминга, а также почти половину канадской Британской Колумбии, был отложен на последующие две декады; на первое время доступ к этой области остался в равной степени открытым как для американцев, так и для англичан. По большому счету интерес американской общественности к этим территориям в 20-е и 30-е годы был относительно незначительным. В последующем десятилетии это резко изменилось благодаря восторженным сообщениям миссионеров, которые описывали плодородие земли и вызвали этим настоящую "Орегонскую лихорадку".

  Требованием всего Орегона Полк расчетливо направил это настроение в политические каналы. Он прекрасно понимал, что это было равносильно объявлению войны Великобритании, чего, собственно, хотел избежать. В апреле 1846 года он добился от Конгресса расторжения договора, предусматривавшего совместное британско-американское управление Орегоном. Великобритания вста-ла перед выбором: вступить в переговоры или объявить войну Соединенным Штатам. Так как британское правительство завязло во внутренних и внешних политических трудностях и к тому же не было слишком заинтересовано в этих областях, то оно приняло решение вести переговоры. Несколько месяцев спустя оно приняло в договоре об Орегоне предложение президента Полка признать американской область Орегона южнее 49 градуса северной широты, которая была более плодородной и большей территориально.

  Для Полка территориальная экспансия на Юг и юго-запад имела значительно большее значение. В декабре1845 года Техас был включен в союз как 28-й штат, что привело к разрыву дипломатических отношений между США и Мексикой. Политический климат еще ухудшился, когда Техас объявил новой американо-мексиканской границей еще южнее лежащую Рио-Гранде. В январе 1846 года Полк послал на Рио-Гранде армию под командованием генерала Закари Тейлора; на эту провокацию мексиканцы отреагировали только месяцы спустя, когда они, наконец, атаковали американские войска. В ответ на это Конгресс в мае большинством голосов принял предложение президента объявить войну Мексике. Хотя эта война была преимущественно поддержана общественностью, на американском северо-востоке ее приняли скорее сдержанно, особенно виги и противники рабовладения, которые опасались, что завоеванная область войдет в союз как рабовладельческий штат. Даже более старые южные штаты видели в приобретении дальнейших территорий опасность обострения конфликта между Севером и Югом. Штаты долины Миссисипи еще были сильнейшими сторонниками вооруженного урегулирования. Сначала война с Мексикой вызвала волну национального энтузиазма, но когда стало ясно, что мексиканцы оказывают жестокое сопротивление и война будет продолжаться дольше, чем этого ожидали, популярность Полка начала падать.

  Президент воспользовался шансом присоединить к США еще две территории, которые до этого принадлежали Мексике: Нью-Мексико и Калифорнию. Летом 1846 года он послал маленькую армию на юго-запад, которая без существенного сопротивления заняла Санта- Фе и объявила всю область Нью-Мексико американской суверенной территорией. Небольшая часть войск отправилась потом в Калифорнию, где под руководством американского первооткрывателя и вольного стрелка Джона Чарльза Фремонта вспыхнуло восстание американских поселенцев, поддержанное военно-морским флотом США. Осенью 1846 года поселенцы. провозгласили независимость Республики Калифорния со столицей Сонома.

  Хотя Нью-Мексико, Калифорния и требуемые США регионы Техаса фактически были в руках американцев, Мексика объявила себя не готовой признать эти реальности в мирном договоре и официально уступить эти области. Так война продолжалась до начала 1848 года, пока Мексика после завоевания ее столицы, наконец, не была вынуждена согласиться на заключение мира. В договоре Гвадалупе Идальго от февраля 1848 года она отказалась от Калифорнии и Нью-Мексико и признала Рио-Гранде пограничной рекой с американским Техасом. Соединенные Штаты обязались, со своей стороны, заплатить компенсацию в размере 15 миллионов долларов и взять на себя долговые обязательства американских кредиторов в отношении Мексики на сумму две трети миллиона долларов.

  "Явное предназначение" белых североамериканцев к завоеванию и освоению континента достигло кульминации при демократической администрации Полка. Между 1845 и 1848 годами молодой нации в качестве земли для поселения была добавлена огромная область сегодняшних штатов Аризона, Калифорния, Невада, Техас и Юта, а также части Нью-Мексико, Колорадо и Вайоминга. Таким образом, территория Соединенных Штатов за время пребывания Полка в должности президента была увеличена на две трети.

  Любопытно, что Полк, сам рабовладелец, не связывал территориальную экспансию с автоматическим расширением рабства. При этом ему не хватало политической дальновидности, чтобы распознать произрастающую из приобретения областей опасность раскола союза на рабовладельческий и свободный от рабства регионы. Дискуссию о рабстве на новых территориях он считал второстепенной. Компромисс Миссури 1820 года с его положением о том, что в будущем севернее 36°30' широты - за исключением Миссури - не разрешается рабство, Полк считал разумным и достаточным на все времена решением.

  Дискуссия о включении Техаса как рабовладельческого штата в союз, однако, уже показала актуальность конфликта между Севером и Югом. Политики из южных штатов выступили в Конгрессе за включение Техаса, потому что они хотели усилить "южное влияние" и увеличить область возделывания хлопка. Депутаты северных штатов приводили аргументы против интеграции еще одного рабовладельческого штата и связанного с этим смещения власти в Конгрессе.

  Принципиальный вопрос о статусе новых территорий вновь встал, когда демократический депутат Конгресса Дэвид Вильмо из Пенсильвании в 1846 году после начала войны с Мексикой предложил запретить рабство на всех завоеванных территориях. Эта так называемая оговорка Вильмо прошло в палате представителей, в которой виги с выборов 1846 года имели большинство - один молодой депутат от вигов по имени Авраам Линкольн тоже проголосовал "за", но было отклонено большинством демократов в сенате. Они представляли точку зрения, что это не дело Конгресса принимать решение о допуске или запрете рабства на территориях и в будущих штатах. Полк примкнул к этому мнению и отклонил оговорку Вильмо.

  К началу своего президентства Полк в 49 лет был самым молодым президентом Соединенных Штатов. За время пребывания в должности президента он проявил способность к кадровому замещению и контролю должностей, и в его отношении к Конгрессу большую пользу принес долголетний опыт работы в законодательных органах. Если его партия, демократы, выступали сплоченно, он уступал Конгрессу; если он не был согласен с решением Конгресса, то очень искусно умел пояснить свою позицию. Своим правом на отклонительное вето президент формально воспользовался два раза, и в обоих случаях в Конгрессе не нашлось большинства в две трети, чтобы отклонить его, представленные до этого проекты не были приняты.

  В своих четырех ежегодных посланиях к конгрессу о положении нации и в десяти специальных обращениях к палате представителей или сенату Полк касался жизненных интересов нации, которые Конгресс большей частью разделял. Хотя многочисленные и разнообразные цели и мнения раскалывали его собственную партию и виги искусно формулировали свою политику, Полку удалось добиться в Конгрессе своих главных целей. К ним относились успешное урегулирование торгового спора с Великобританией и расширение американских вооруженных сил, но на первом месте война с Мексикой и территориальная экспансия на Юг и Запад.

  В своей исполнительной функции он отклонил желание Конгресса ознакомиться с политическими мотивами и информациями Белого дома; признал новое революционное французское правительство и провозгласил законность "Доктрины Монро". Все эти решения были признаны и восприняты последующими президентами. Дневник, который он вел во время своего пребывания президентом, свидетельствует о его добросовестности, необычной работоспособности и о его вере в то, что политика должна служить не региональным интересам, а вышестоящим национальным целям. Этот взгляд он смог внушить многим депутатам и сенаторам, и он может объяснить его сильную позицию по отношению к Конгрессу.

  Полк никогда не был популярной личностью, как другие президенты до него, но своей собственной формой исполнительной власти он придал институту президентов специфические контуры.

  Ввиду подорванного здоровья Полк отклонил второе выдвижение его кандидатуры на пост президента от демократов. Но за политическими кулисами партии уже все равно давно было решено, что он не подходит для второго срока, так как северное крыло партии было недовольно им из-за его сильной поддержки южных интересов. По истечении срока его президентства Полк вернулся в Нешвиль, Теннесси, где несколько месяцев спустя, 15 июля 1849 года, умер в возрасте 53 лет. Его министр иностранных дел Джеймс Бьюкенен сказал о нем, что это был самый прилежный человек, которого он когда-либо знал; за четыре года его президентства он приобрел "внешность старика".