Караченцов

  Откуда такая шпионская привычка "отключаться" минут на десять, чтобы восстановить силы?

  Привычка актерская. Вечное недосыпание, жизнь в поездах, самолетах, гостиницах, в постоянной спешке. Организм должен себя оберегать. На нем большая ответственность. В конечном итоге именно актер выходит один на один со зрителем, а не режиссер, не оператор, не большая группа людей, долго готовящих кадр. Я обязан быть в форме. Работать могу только в атмосфере доброжелательной, так мне комфортно. Если вокруг все рушится, не складывается, люди скандалят, - не могу этого не замечать и, чтобы абстрагироваться, стараюсь использовать любую возможность. (К чести нашей команды, на съемке для "Культа личностей" Петрович ни разу не "абстрагировался": мы работали дружно, полные взаимной любви.)

  Вам незнакома актерская невостребованность?

  К счастью, нет. Это вечная проблема, когда объемы дополнительных заработков сократились до нуля. Поэтому я никогда не брошу камень ни в одного актера, снимающегося в рекламе. Хотя и считаю ее слабым утешением профессионалам - играть там нечего. Актеру платят за имя и физиономию, но далеко не по западным расценкам. Сам я не пойду проситься в рекламу до тех пор, пока имею возможность зарабатывать другими способами. Говорят, это консерватизм, участие в рекламе только укрепляет статус звезды, вон Настасья Кински вся измылилась мылом Camay, а Мадонна - изукрасилась косметикой Мах Factor. Но мне кажется, можно найти лучшее применение своим способностям. Я не видел в рекламе ни Жана Габена, ни Марлона Брандо, ни Джека Николсона.

  Когда актер жалуется, что он устал, его рвут на части, - это лукавство. 95 процентов артистов мечтают о такой безумной жизни. И слава Богу, что у меня она есть - такая. Я понимаю, что может возникнуть ситуация, в которой я окажусь ненужным. И очень этого боюсь.

  Что нового на вашем кинофронте после "ДДД" ("Досье детектива Дубровского")?

  Теперь у меня пошла полоса исторических работ. В картине Светланы Дружининой "Тайны дворцовых переворотов" сыграл Петра Первого. Это серьезный исторический фильм, рассказывающий о дамах, царствовавших в России. Первая серия - последние дни Петра и переход власти к Екатерине.

  Но ведь Петр - великан, а вы, хоть и атлет, но среднего роста?

  Я тоже сомневался, но меня убедили, что кинематографически это решается в одну секунду. Дружинина сказала: "Мне нужен ты". Тем более что, приложи усы к моему лицу - и сомнения исчезают. Поразительное внешнее сходство увидела только она, причем сразу и бесспорное. Играть безумно интересно: за три дня до смерти Петр гнул пятаки и подковы, умер от почечной колики, сегодня бы спасли на раз. Практически я сыграл молниеносный распад организма вчера еще мощного и сильного человека, колосса.

  А в предстоящем спектакле по пьесе Григория Горина "Шут Балакирев" вам отдана роль "полудержавного властелина" Меньшикова?

  Это совсем другое дело. И жанр совсем иной, сатирически-буффонный. Театр и Марк Анатольевич Захаров сейчас находятся в поиске.

  Когда вы играли Тиля, это был потрясающий народный, площадной театр. Можно ли войти дважды в одну реку?

  Не уверен. Хотя "Шут Балакирев" - это тоже Горин, Захаров и "Ленком". По-моему, наше прошлое, наш любимый фантастический "Тиль" даже сбивает нас с тона. Критерии очень высоки. И имея такую точку отсчета, хочется прыгнуть выше и дальше.

  Неужели вы думаете, что можно прыгнуть дальше и выше "Тиля"?

  А иначе вообще не надо браться за это дело, театральное. Конечно, для многих "Тиль" - легенда. Хотя те, кто видели этот спектакль, еще довольно молоды (вот вы, например). Жалко, нигде не снято. Были записи на радио, но их смыли. Из давней передачи обо мне за день до эфира вырезали все, что касалось "Тиля", - нельзя было об этом говорить. Кажется, существует любительская съемка, на которой с трудом можно разобрать слабые контуры фигур, голоса звучат мутно. На одном из последних спектаклей просто поставили на штатив видеокамеру и сняли. Там даже лиц не разобрать - и тем не менее действует.

  Вы по-прежнему выполняете все трюки сами, без дублеров?

  Так пока складывается. Хотя с крыши дома прыгать буду вряд ли - не нужно, все равно не видно, кто там прыгает и зачем. Я себе уже все доказал. Но трудно удержаться от того, чтобы снова испытать свои возможности. И опять же адреналин. Иначе - скучно.

  Как вы относитесь к таким ключевым понятиям современности, как "крутой" и "культовый"?

  Есть слова, в которых слышится пренебрежительный оттенок, как в слове "тусовка". Ведь не говорят же - "общение", "встреча", а вот придумали такой неологизм с мелковато-суетливым оттенком. Слово "круто" имеет оттенок "понтоватости" и по своему значению сродни понятию "престижно", помноженному на некий материальный достаток. "Мерседес" для таких людей - не предмет необходимости, а объект демонстрации. На Западе людей окружают вещи, соответствующие их статусу и деньгам. Никто не позволит себе неразумных трат. Тем более, это не очень прилично.

  Культовые произведения искусства, как и культовые фигуры, - точный слепок со своего времени. Предмет почти религиозного поклонения. Например, квинтэссенцией культового искусства мне кажется скульптура Мухиной "Рабочий и колхозница". Потом уже время расставляет акценты и оценивает, какую историческую и художественную ценность имеет это произведение.

  Я считаю, "Юнона" и "Авось" - бесспорно культовый спектакль.

  Мне непросто взглянуть на него отстранение. Конечно, не для одного поколения зрителей он был предметом поклонения. И до сих пор собирает аншлаги, даже удивительно. Он был революционным во всем: от жанра (русского мюзикла) до острого текста. Марк Анатольевич Захаров придумал необычайную форму. И видимо, еще звезды так встали в момент рождения "Юноны", и Бог на секунду поцеловал каждого из создателей: Марка Захарова, Андрея Вознесенского, Алексея Рыбникова, Владимира Васильева. Каждый со своей стороны выдал нечто безумно талантливое такой эмоциональной силы, такого душевного вклада, что нам не приходится сейчас сомневаться в художественной ценности получившегося произведения.

  Впервые вы вышли на сцену в образе графа Резанова в 1981 году в 38 лет. Сколько вы еще собираетесь играть эту роль, принесшую вам славу одного из самых магнетических и сексуальных русских артистов?

  Марк Анатольевич официально объявил, что в 2001 году мы будем праздновать 20-летие спектакля. Но я не люблю загадывать - не знаю, что со мной будет через полчаса. Вообще боюсь таких разговоров и тостов за будущее. Боже упаси!

  В некоторых фильмах и спектаклях вы оставляете свое суперменское прошлое и надеваете то трогательные очки интеллигента, то, не без удовольствия, лохмотья клошара. Выглядит органично. А как вам самому? Нравится?

  Я бы не сказал, что мой герой в спектакле "Чешское фото", опустившийся провинциальный фотограф, - прямо такой уж бомж. Он внутренний диссидент, бродяга и артист. Вообще, клошар - это не лохмотья, а позиция. Действительно, у меня было много ролей зубодробительных, суперменских. И я старался не подвести тех, кто видел во мне ковбоя и супермена. Но меня продолжает интересовать в актерском искусстве характерность. Очень жаль, что из театрального обихода уходит такое выразительное средство, как грим. Люблю актеров-лицедеев. Говорят, Николая Хмелева узнавали за кулисами МХАТа только по рукам. В гриме и в роли он преображался до неузнаваемости.

  Многие ваши герои превыше всего ценят настоящую мужскую дружбу. А вы?

  Традиционный сбор - святое. Друзья тихо ненавидят и проклинают меня, так как свои личные юбилеи им приходится праздновать не по календарю, а по моему расписанию. Мои школьные друзья - люди разных профессий: геолог, дипломат, врач, военный. И тем не менее они - самые строгие мои критики, гости всех моих премьер. Я горжусь этой дружбой. Как-то пригласил их на спектакль (1 января шло "Чешское фото"), поддразнив, что ведь не придут. Пришли с семьями! Уж не говорю, каково было играть после встречи Нового года. Потом в наших с Александром Калягиным гримерках появилась делегация с пирогами, соленьями, жарким... Я знаю: не дай Бог, что случится - через полчаса соберутся пять мужиков и помогут. Так уже бывало. Интересно, что от меня самые близкие друзья ничего не просят, несмотря на мои знакомства в разных высоких сферах. Только в критических случаях.

  Ваше имя и авторитет вполне могли бы стать маркой любого коммерческого проекта. Вы не задумывались об этом?

  Много раз мне предлагали вести цикл программ на телевидении (дело выгодное), но я всегда отказывался, боясь, что это ограничит меня. В телешоу профессионалу делать нечего. Задавать вопросы - не царское дело. Что же до бизнеса - нет у меня коммерческой жилки. Я, наверное, лопух. Не сумею со всем этим управиться. Но боюсь зарекаться: множество друзей-знакомых генерируют идеи сделать меня художественным руководителем того или иного проекта. Мои связи плюс их деловые качества - глядишь, что-нибудь да выгорит. Я не против, но сам раскручивать дела не могу. Так что серьезный бизнес - не для меня.

  Раскройте секрет вашей превосходной физической формы.

  Нет никакого секрета. В детстве были прыжки в воду, сейчас теннис - моя отдушина, освобождение от переутомления, приятный способ поддерживать тонус, получая при этом удовольствие. Я страдаю, когда вынужден из-за съемок и поездок делать перерывы в тренировках. В игре можно забыть обо всех неприятностях: что у тебя украли машину, пока ты репетировал, что без разрешения напечатали твою фотографию в рекламе и теперь ты думаешь, судиться или нет, что государству нельзя доверять... Теннис - лучшее лекарство от стресса. От удачных ударов я испытываю эмоциональное наслаждение и радость. А иногда мне снится, что я слева по линии обвел!..