Уварова Прасковья

, профессор археологии, почетный член Петербургской академии наук, одна из первых русских женщин-ученых.

Автор: Роза Чаурина
Источник информации: "Алфавит" No.45, 2000.

  Она родилась в селе Бобрики Лебедянского уезда Харьковской губернии. В семье свято поддерживались традиции предков - историков, просветителей, военных. Отец Параши, князь Щербатов, близко знакомствовал с самим Пушкиным и хранил экземпляр "Кавказского пленника" с авторской дарственной надписью: "Другу моему Сергею".

  В родовом имении, а потом и в Москве, юную княжну хорошо учили и славно воспитывали. Ее мать, урожденная княжна Святополк-Четвертинская, сама прекрасно образованная дама, старалась найти дочери лучших учителей. Русскую словесность преподавал профессор Ф.И. Буслаев, музыку - Н.Г. Рубинштейн, живопись - А.К. Саврасов. Кроме непременного в свете французского языка. Параша овладела еще и немецким, английским.

  Но меньше всего красавица Прасковья напоминала "синий чулок" - была собою прекрасна, грациозна. И остроумна. Молодой Лев Толстой не обошел вниманием молодую Щербатову. В 1858 г. писатель отметил в своем дневнике: "Со скукой и сонливостью поехал к Рюминым, и вдруг окатило меня. П.Щ. - прелесть. Весело целый день". Поиски прототипа Кити Щербацкой из "Анны Карениной" не сильно затрудняют литературоведов - это, конечно. Параша Щербатова.

  Ее имя так и осталось бы, наверное, только в мелком шрифте примечаний к роману Толстого, если б не раннее счастливое замужество. В 18 лет княжна вышла за графа Алексея Сергеевича Уварова (1825-1884). Историка. Археолога. Знатока древностей. Он увлек молодую жену своими учеными занятиями. По понятиям того времени это довольно странно, даже курьезно.

  Вскоре после свадьбы молодые отправились в Рим, Неаполь, Флоренцию. Прасковья Уварова постигает основы европейской культуры во всем первозданном ее блеске. Потом она будет постоянно помогать мужу как основателю Московского археологического общества и Исторического музея. И тем предопределит свою судьбу на многие десятилетия.

  Алексей Сергеевич посвятил жене свою книгу "Каменный период" и свидетельствовал: "Ты всегда участвовала во всех моих путешествиях и постоянно содействовала мне в моих изысканиях". Одну из своих наград - медаль, поднесенную ему на Тифлисском съезде археологов, - граф подарил Прасковье Сергеевне с гравированной надписью: "Любимому сотруднику".

  После смерти супруга Прасковья Сергеевна берет на себя обязанности председателя Московского археологического общества - атлант как бы сменяется кариатидой.

  Графиня обретает профессорские звания в Дерптском университете и Петербургском археологическом институте, пишет книги, поддерживает многие научные начинания. Еще и сегодня в Историческом музее хранятся письма, ей адресованные. Среди тех, кто обращался к графине за советом и помощью, люди известные, именитые - художник В.Д. Поленов, историк В.О. Ключевский, археолог В.И. Сизов и многие другие.

  Прасковье Сергеевне многим обязан был и Иван Владимирович Цветаев, отец Марины Цветаевой. Он создал в Москве Музей изящных искусств (ныне Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина). Именно Уварова постаралась, чтобы перед Цветаевым открылись не только двери светских салонов, но и приемные особ императорской фамилии. Отдавая должное московскому подвижнику, она выступила с большой и содержательной статьей "И.В. Цветаев - творец Музея изящных искусств".

  Прасковья Сергеевна уважала и поддерживала коллекционеров, понимала, что в основе лучших собраний государственных музеев лежат усилия тех, кого в свое время почитали чудаками, осмеивали. Сама графиня тоже отличалась коллекционерским духом: собирала древние рукописи (более 3000), монеты, бронзу, картины.

  Особенно плодотворными оказались 9 ее путешествий на Кавказ. Книги, написанные по следам этих экспедиций, - "Кавказ. Путевые заметки" и "Могильники Северного Кавказа" - исследователи нередко раскрывают и сегодня.

  1895 годом отмечено избрание Уваровой в почетные члены Петербургской академии наук; первая русская женщина в этом звании. Правда, Софья Ковалевская удостоилась этого титула несколькими годами раньше, но... знаменитая женщина-математик считалась иностранным членом-корреспондентом и представляла шведскую науку. Воистину, нет пророка в своем отечестве.

  Невозможно даже коротко перечислить все, чем мы обязаны Уваровой. За русскую науку, за русское просвещение она стояла всегда и до последней возможности. Например, в 1916 г. графиня пишет письмо о необходимости запретить вывоз древностей из России и адресует его министру внутренних дел А.Н. Хвостову, ставленнику Распутина, карьеристу, холодному бюрократу. Конечно, ничего он не сделал. Да уж и не смог бы: императорская Россия доживала последние месяцы...

  После 1917 г., когда титул "графиня" превратился в позорное клеймо, Прасковье Сергеевне пришлось покинуть Россию. 30 июня 1924 г. она умерла в югославском местечке Добар. На родине ее забыли. Как не вспомнить реплику Пушкина: "Замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов"?

  Но в последнее время нет-нет да и появляются печатные упоминания о замечательной женщине-археологе. Муромский музей учредил Уваровские чтения. Спасибо и на том...