Jumagaliev

ПОТОМОК ЧИНГИСХАНА

На вид ему около пятидесяти, рост 176, передние зубы вставные, из белого металла. Одевается опрятно. Несмотря на азиатскую внешность, говорит без акцента и производит впечатление очень образованного человека. Имеет привычку подчеркивать свое превосходство над людьми, называя себя потомком Чингисхана.

Так выглядит Николай Джумагалиев, убийца-каннибал, чье имя приводит в ужас не только из-за того, что он уже успел совершить, но еще и потому, что теперь он на свободе. Хотя Джумагалиев утверждает, что с убийствами и людоедством "завязал", но насколько же можно ему верить - душевнобольному маньяку?

Остается только ждать, когда же он вновь заявит о себе новым злодеянием. А может, и нет...

Родился Николай Джумагалиев в районном центре Узун-Агач, что под Алма-Атой, в интернациональной семье: отец-казах, мать русская. Мораль и нормы поведения впитал в себя мусульманские, чтил Коран, к женщинам относился как к второсортным существам. Несмотря на влияние матери, вынесенные из солнечного детства представления Джумагалиева о женщине, как не имеющем определенной формы существе в парандже, приняли впоследствии патологические формы: "От них, от женщин, все несчастья - тюрьмы, преступления".

Особенно не нравились Джумагалиеву раскованность и свободное поведение европейских женщин, на которых он насмотрелся за годы службы в армии и за три года, в течение которых потом колесил в качестве шабашника по Заполярью. Но когда вернулся домой, то увидел: в Казахстане, оказывается, все то же самое. Тогда пришло решение, по его собственным словам, - "бороться с матриархатом, с распутными всякими".

После возвращения в родной поселок стали являться Николаю сновидения: обнаженные женские тела прямо на глазах распадаются на части и медленно разлетаются в разные стороны. Вскоре эти сны станут явью.

Впервые Джумагалиев был арестован и осужден за убийство по неосторожности своего сослуживца - на четыре года и шесть месяцев. Это произошло в Казахстане, но, поскольку страна у нас была все-таки одна, на экспертизу Джумагалиева отправили в Москву, в институт имени Сербского, где его признали невменяемым и поставили диагноз: шизофрения.

И никто тогда еще не знал, что для Джумагалиева это было уже не первое убийство; а первое, которое произошло годом раньше, было совсем не случайным.

Свою первую жертву он расчленил и засолил в бочке. Вторая возвращалась домой после вечерней молитвы в храме - назавтра ее нашли с отрезанными икрами и грудью. Поразителен пример, когда злодей выследил свою жертву на выходе из бани. "Она была чистая, опрятная..." За то и поплатилась. Убийства женщин поражали своей бессмысленностью и хладнокровием.

Обратимся к официальным документам:

"Примерно в 16 часов Джумагалиев вышел из дома и пошел в сторону поселка Фабричный, к трассе. Там спрятался за камнями. Вскоре заметил случайную прохожую. Дождался, когда она поравняется с ним, выскочил и нанес удар ножом в шею. Здесь он напился крови, потом отволок мертвую женщину на свалку и надругался над ней. Затем расчленил тело, часть останков закопал, часть забрал с собой..."

Последнее убийство было совершено особенно цинично. Сам Джумагалиев описывает его так: "Это в 80-м году было. Я тогда в своем поселке жил. Она, приезжая какая-то, к другу приехала. Ну, зашел я к ним, браги выпили. Ночью я ее и вые...л. Потом голову отрезал, кровь в тазик слил..." Затем, по словам убийцы, он напился крови, хлеставшей из раскупоренного горла ("прочитал в одной книжке, что свежая кровь очищает душу"), и вновь появился в компании продолжить веселье, держа в руках отрезанную голову женщины. Ошарашенные собутыльники разбежались, а назавтра Джумагалиев был арестован.

Судили людоеда в 1981 году. Поскольку еще до этого у него уже стоял диагноз: псих, шизофреник, суд решил, что Николай Джумагалиев наказанию не подлежит, а лишь нуждается в медицинской помощи. Он был направлен на принудительное лечение в Ташкент, где дважды, не в силах вынести существование в психушке, пытался покончить с собой - оба раза ему это не удалось.

Наблюдавший в феврале 1989 года людоеда в Бутырской следственной тюрьме репортер В. Юнисов вспоминает: "Невысокий, лысенький и вполне приличный человек лет пятидесяти ходил из угла в угол своей "хаты-одиночки", курил. Тогдашний начальник Бутырки В. Семенов пояснил мне:

- А это очень редкий экземпляр. За два года съел семерых женщин. Сексуальный маньяк, так сказать. Подследственный насиловал и убивал своих гостей, а потом делал из них пельмени, причем мясо хранил у себя в холодильнике. Сексуальное удовольствие Джумагалиев получал от того, что наблюдал, как очередная жертва ест пельмени из мяса своей предшественницы".

В ташкентской психиатрической больнице он провел 8 лет, после чего врачебная экспертиза подтвердила, что у "больного" наметилось стойкое улучшение психического состояния. Было решено перевести его в обычную психушку по месту постоянного проживания, "Не представляющего опасности для общества" сопровождали всего лишь санитар и медсестра, от которых Джумагалиев сбежал в пути. Несмотря на огромные усилия киргизской милиции, на объявленный всесоюзный розыск, поймать его не удалось. Полтора года он скитался по горам.

Совершенно измотавшись от этих скитаний, Джумагалиев вырабатывает следующий план: попасться на какой-нибудь мелкой кражонке и представиться иностранным гражданином, например китайцем. Все это он и осуществил весною 91-го. Однако местная милиция запросила в Москве информацию о таинственном "китайце", и вскоре выяснила, что в руках у них хорошо всем знакомый Джумагалиев. Задержанный вновь был отправлен в ташкентскую лечебницу, где и пробыл до января 94-го, когда его выпустили с полным прекращением лечения - как выздоровевшего; и отправили домой.

В родном поселке жизнь Николая Джумагалиева стала невыносимой: местные жители, в основном женщины, требовали, чтобы на работу и с работы его сопровождал наряд милиции. Мужики плевали в лицо. Никто не хотел смириться с тем, чтобы в их поселке, на их улице, тем более в соседнем доме, жил людоед. Началась настоящая травля.

Долго вытерпеть этого Джумагалиев не смог, и вновь ушел в горы, на этот раз проскитавшись там более года. За это время он решил вернуться в Ташкент и проситься обратно в больницу. В Коканде (Узбекистан) он за 250 купонов (около 10 долл.) купил фальшивый паспорт, отправился Бишкек и, хорошо набравшись там бормотухи, попал в спецприемник-распределитель. Киргизская милиция решила отправить Джумагалиева в сопровождении родственников... по месту постоянного проживания. Ходатайства и просьбы самого задержанного о возвращении в ташкентскую лечебницу не были услышаны - теперь гражданами других государств узбекская медицина заниматься не намерена.

В сопровождении родственников Джумагалиев возвращается домой.'Несложно догадаться, какова была реакция местного населения, поэтому естественно, что он вновь бросился в бега - в горы.

В Ташкенте, когда Джумагалиев находился в психушке, его осаждали журналисты, в основном, иностранные. Он стал своеобразным рекордсменом по количеству интервью в зарубежной прессе. В своем последнем интервью киргизскому журналисту он пожаловался: "У меня нет родины. Здесь я никому не нужен. Если я еще интересен иностранцам, которые приезжали ко мне в Ташкент, - пусть меня выкупят отсюда. Нет здесь житья".


Источник: Самые опасные маньяки