Jovi

Маргарита НОВИКОВА Рим - Москва, "7 дней" No.25, 2000.


  - Правда ли, что этот фильм чуть было не стоил вам жизни?

  - О, да! Для съемок одного эпизода соорудили металлический бак - вроде бы резервуар для воды в подводной лодке, макет в натуральную величину, в котором мы и сидели, замерзая. Очень долго ждали, пока подготовят камеры и так далее. Съемочная группа заметила, что я напрягаюсь (все мои коллеги и друзья знают, что я страдаю клаустрофобией, точно как моя мама! И каждый раз, поднимаясь в лифте, молюсь: "Господи, позволь мне выбраться отсюда!"). И к нам в этот жуткий железный ящик спустили осветительные приборы, чтобы мне было легче бороться с моей клаустрофобией. Съемки проходили на улице, шел дождь, и наш бак стал протекать. Буквально за секунду до команды "Мотор!" произошло короткое замыкание, и возник пожар. Не искры - самое настоящее пламя! Я подхватил итальянца из массовки, с которым мы сидели в этом баке, и, как Супермен, вытолкнул его наружу. И в мгновение ока вылетел вслед за ним и завопил что есть силы: "Остановите съемку!" Слава Богу, никто не пострадал. Огонь потушили и продолжили работу. Харви Кайтел, исполнитель одной из главных ролей, заявил мне: "Бон Джови, выбирай! Или ты снова лезешь в ящик прямо сейчас, или тебе лучше не попадаться мне под руку! Я не знаю, что я с тобой сделаю, если из-за тебя мне придется тащиться сюда завтра и проделывать все это еще раз!" И клаустрофобии как не бывало: я исцелился от страха перед замкнутым пространством, испугавшись гнева Харви. Так я и преодолел практически непреодолимый страх быть заживо сожженным, заставив себя спуститься в этот жуткий бак, и не раз, для нескольких дублей.

  - Оказывается, вы герой не только с виду! Кстати, о внешнем виде. Ваша прическа здорово изменилась...

  - Короткие волосы были условием моего участия в съемках этого фильма. Мою прежнюю шевелюру пришлось заменить на более чем короткую стрижку лейтенанта американских военно-морских сил. Теперь волосы отрастают, и я постепенно приобретаю более привычный вид!

  - Думаю, к жертвам ради искусства кино вам не привыкать, ведь "U-571" - ваш седьмой фильм?

  - Да. Но раньше мне не предлагали ролей в кассовых, больших фильмах крупных киностудий. Я должен был в течение нескольких лет брать уроки актерского мастерства (между прочим, первые два года я держал это в тайне от коллег по группе "Бон Джови"). А главное - я накопил в моем послужном списке не одну киноработу для того, чтобы меня пригласили в эту картину. Продюсеры считают, что сначала надо хорошо зарекомендовать себя в малобюджетных фильмах независимых киностудий - поэтому я и пошел таким путем, Слава рок-звезды и карьера артиста кино - вещи абсолютно не взаимосвязанные! Я считал, что после "U-571" (я не имею в виду утрату шевелюры!) любые съемки покажутся более легкими. Представьте, в течение семи (!) недель каждую ночь мы проводили в море на шлюпках. Гребли. В один прекрасный момент меня посетила мысль: "Интересно, что я здесь забыл? Я, богатый и знаменитый Джон Бон Джови?!" Но я вспомнил, что работаю с не менее богатыми и знаменитыми звездами кино, и они хоть и стонут, но терпят!

  - Имели ли вы раньше какое-то отношение к подводным лодкам? Может быть, в юности вы служили в военно-морском флоте?

  - В детстве у меня было четыре хороших друга, просто не разлей вода. И когда мы выросли, вся компания - кроме меня - пошла во флот. Дело в том, что в штате Нью-Джерси, где я родился и живу до сих пор, был довольно небольшой выбор, куда пойти и чем заняться по окончании школы. И если бы я с 16 лет не играл по клубам, то военно-морской флот, а не музыка, стал бы делом моей жизни. А знаете ли вы, что мои родители познакомились, когда оба - и отец, и мама - служили в морских войсках! Однако я никакого отношения к этому делу не имел, и довольно долго. Но, видимо, от судьбы не уйти!

  - Ваши родители встретились на флоте. А вы и ваша супруга?

  - В старших классах мы с ней учились вместе. Доротея училась гораздо лучше меня, и я вообще считаю, что я окончил наш исторический класс исключительно благодаря ей! У меня в то время были длинные волосы, темные очки на носу и идефикс - стать рок-звездой. Мы с ней вместе уже двадцать лет (сейчас Джону 38 лет), и это ой как немало! Правда, обвенчались мы не сразу после школьного выпускного бала, а позже, в 1989 году, когда нам было уже по 27 лет. Конечно, Доротее было не очень легко со мной все это время. Всякое случалось, бывали ссоры и даже потасовки. Между прочим, некоторые супружеские пары считают, что постоянная борьба внутри семьи сближает мужа и жену. Гениально! Правда, мы делаем это не часто. Как-то раз во время последнего тура "Бон Джови" я вернулся в отель после банкета настолько пьяным, что даже не помню, из-за чего мы поссорились. Я заперся в ванной комнате с гитарой и не выходил всю ночь. И в результате сделал лучшее из того, что можно было сделать в такой тупой ситуации, - я написал об этом песню "Janie".

  - Кто ваша долготерпящая супруга по специальности?

  - Доротея преподает боевые искусства. У нее черный пояс по каратэ. А я зато быстро бегаю! И стараюсь не попадаться на ее пути. Шутка.

  - У вас двое детей?

  - Да. Сыну (Джесси Джеймсу Луису Бонджиови) пять лет и дочке (Стефани Роуз) - семь.

  - Здесь вы с семьей?

  - Нет. Хотя были времена, когда я брал жену и детей на гастроли. Помню, как Стефани впервые в жизни оказалась на моем концерте поздним вечером. Ей было тогда около двух лет. Я усадил ее перед самой сценой. Было очень забавно смотреть, когда после выступления "Бон Джови" - а мы играли на огромном стадионе на 60 тысяч мест - она только и могла выговорить: "Папа... Поет... Микрофон... Огни... Люди хлопают..." - и тоже хлопала в ладошки над головой. А во время нашего последнего тура в 1995 году Джесси Джеймс был совсем крохотным, грудным, и путешествовал наравне со всеми. Представляете, он спас концерт в Амстердаме от провала! Как? Очень просто! Я заснул и проспал бы все на свете, но Джесси Джеймс громко сказал: "Уа!" Я подскочил, в ужасе посмотрел на часы - и благодаря сыну не опоздал к началу шоу.

  - Ваш новый альбом - это?..

  - Это десятый альбом группы "Бон Джови", я написал для него 60 песен, из которых мы отобрали 12. Я назвал его "Crush", и это не значит "сокрушить", "уничтожить", а "сильно увлечься кем-то, втюриться, влюбиться по уши". Я думаю, что это самая крупная работа группы "Бон Джови", и я ощущаю себя 20-летним парнем, только что заключившим свой первый солидный контракт.

  - Знаете ли вы, что фирма грамзаписи "Мелодия" выпустила вашу четвертую пластинку "New Jersey" в СССР в 1989 году, и благодаря ей вы стали первой рок-группой, социально допущенной в Советский Союз?

  - Ха, про пластинку мы знали, конечно, но в руках ее не держали! А было бы занятно.

  - Кстати, когда вы еще не были классиками, вы выносили на суд поклонников еще не подготовленный материал. Теперь этого не требуется?

  - Действительно, была такая штука - "Суд пиццерии". Так мы назвали компанию подростков из кафе-пиццерии, что находилось неподалеку от нашей студии. Кажется, тогда мы готовили альбом "Slippery When Wet". Записали несколько композиций, скинули рабочие записи на кассету, взяли ее в пиццерию и включили для мальчишек. Нам нужна была их поддержка и оценка. И они оценили. Между прочим, ребята совершенно точно предсказали, какая песня станет хитом! Давненько мы этого не практиковали... с тех пор, как окончательно выработали и отшлифовали фирменный стиль "Бон Джови".

  - А еще вы давненько не практиковали выступлений прямо посреди города, подобно уличным музыкантам!

  - Да, в свое время мы устраивали такие штуки почти во всех городах Европы! Только что шляпу по кругу не пускали.