Playel

В послевоенной Германии особенно много преступлений совершалось в "Бизонии" - на зональной границе. Это обстоятельство очень сильно затрудняло их расследование и обнажало самое уязвимое место уголовной полиции западных зон оккупации: ее раздробленность, вызванную ограниченными полномочиями местной полиции, и, как следствие этого, кустарничество.

Это сыграло отрицательную роль и в раскрытии, серии убийств с изнасилованиями, начало которой положила находка 32-летней убитой женщины. Труп был изуродован зияющими ранами на голове. В жертве полиция опознала некую Эрику М. и установила, что она собиралась навестить родственников в советской зоне. Убийцу не удалось найти, и вскоре расследование было прекращено.

Таким образом, с конца марта 1946, а именно с момента обнаружения трупа Эрики М., по начало марта 1947 года полиция получила сведения о девяти зловещих находках в районе между Ильценом (Нижняя Сакеония) и Хофом (Бавария).

Второй жертвой в этой страшной статистике была молодая 25-летняя женщина, обнаруженная 19 июля 1946 года неподалеку от лесной дороги, ведущей из Валькенрида на Эльрих. Она была убита молотком, который остался лежать рядом с трупом. Экспертиза засвидетельствовала и на этот раз убийство с изнасилованием и установила, что смерть наступила за два дня до обнаружения трупа, то есть 17 июля. Как и в первом случае, женщина была еще и ограблена. Установить личность убитой на этот раз не удалось, но в ходе расследования выяснилось, что эту женщину видели в районе железнодорожного вокзала Валькеприд, поскольку она была в темно-синем платье с запоминающейся эффектной вышивкой. Один из свидетелей вспомнил, что ее сопровождал мужчина, и они направлялись в сторону границы. Установить, кем был этот мужчина, полиции не удалось, поэтому расследование прекратили и на этот раз.

Дальнейшие убийства имели тот же сценарий. 20 августа 1946 года рабочими железнодорожной товарной станции в Хофе в семиметровом колодце был обнаружен труп молодой женщины 20-25 лет. Причиной смерти эксперты признали тяжелое повреждение черепа, нанесенное тупым предметом, и большую потерю крови. Глубокая резаная рана горла доходила до самого позвоночника.

Начались интенсивные поиски преступника, и вскоре стало известно от официанта привокзального ресторана, что тот видел эту женщину вечером накануне убийства в обществе двух мужчин. У одного из них было толстое круглое лицо и дешевые очки в никелированной оправе.

При этом "мордастого", как оказалось, видели многие и не раз в этом районе. Родилось предположение, что эти мужчины, скорее всего, спекулянты, регулярно курсировавшие через границу. Однако расследование не продвинулось и на этот раз далеко, а вскоре и вовсе было приостановлено из-за недостатка фактического материала, а также потому, что личность жертвы так и не удалось выяснить.

В британской зоне в подлеске у проселочной дороги, ведущей из Кварцау на Кленце (Нижняя Саксония), неподалеку от пограничного пункта Берган, грибники нашли четвертую жертву: 23-летнюю Ингу X. Смерть наступила вследствие тяжелого повреждения черепа, врачи констатировали также явные следы полового преступления. Орудием убийства был булыжник. Преступника и на этот раз не нашли, и не обнаружили также никаких следов, которые могли бы вывести следствие на убийцу.

Следующее, пятое убийство, совершенное в лесу под Траппштадтом, также осталось нераскрытым. В убитой опознали 25-летнюю спекулянтку X. из Штуттгарта. Как показали знакомые, в середине сентября X. отправилась в советскую зону, имея при себе значительное количество товаров "черного рынка". С тех пор о ней не было ни слуху ни духу. И только в ноябре был найден полуразложившийся труп в лесу.

Следующей жертвой стала 25-летняя Криста 3., труп которой был найден в районе между Валькенридом и Эльрихом. Рядом валялась подкова, которая и была орудием убийства. И вновь абсолютно никаких следов преступника.

Жертву следующего преступления обнаружили уже в новом, 1947 году, когда 17 января под Аббенроде (Нижняя Саксония) был подобран труп 20-летней Маргот М. И на этот раз врачи записали в протоколе осмотра: множественные переломы основания черепа от ударов тупым предметом, а также следы изнасилования. Эти приметы не оставляли сомнений: действовал все тот же преступник.

Череда кровавых преступлений продолжалась, и в середине февраля в лесах Гудерслебена (опять Нижняя Саксония) лесорубы наткнулись на спрятанный под штабелем дров труп 49-летней фрау Ш. Преступник действовал так же, как и во многих предыдущих случаях. По показаниям родных, погибшая женщина собиралась 6 февраля перейти границу зоны в районе Валькенрида, и с того времени ее никто не видел. Больше ничего, что могло бы помочь следствию, обнаружено не было, и расследование прекратилось.

Последней зловещей находкой в этой цепи был череп молодой женщины, обнаруженный в начале марта того же, 1947 года, приблизительно в семи километрах от Цорге (Южный Гарц), в височной части которого зияло отверстие величиной с куриное яйцо. На этот раз не удалось установить ни личности жертвы, ни убийцы.

Преступник, как было ясно, действовал всегда одним и тем же методом. Выражаясь языком криминалистики, у него был один и тот же modus operandi. И тем не менее полиции так и не удавалось раскрыть совершенные им преступления, пока он сам не "раскололся".

А произошло это уже в 1949 году следующим образом. Заключенный © 2106/47 нижнесаксонской тюрьмы в Целле, полный человек с круглым опухшим лицом и очками в дешевой никелированной оправе, Рудольф Плейль был направлен на обследование в психиатрическую лечебницу. Дело в том, что ни один уголовник не выдерживал соседства с "этим чокнутым", садистски истязавшим своих сокамерников. К тому же налицо были сексуальные притязания Плейля.

Поскольку заключенный был эпилептиком, его в больнице хорошо знали. Плейля внимательно обследовали и подвергли различным тестам. И вот во время теста на алкоголь случилось невероятное: он внезапно заявил, что в марте 1946 года в карьере Роклума прикончил одну женщину и потом изнасиловал ее, а в доказательство вытащил из-под подкладки пиджака листок бумаги, на котором во всех деталях было описано это убийство.

Отвыкший за два года заключения от спиртного, захмелевший Рудольф Плейль начал рассказывать ошарашенным врачам, что в общем-то он хотел, чтобы это стало известным только после его смерти. Но с другой стороны, зачем это ему тогда будет нужно? Лучше пусть о его делах узнают сейчас и он своими глазами прочтет, как о нем напишут газеты. И, обращаясь к врачам, Плейль добавил: "И вы, господа, должны в конце концов узнать, кто перед вами. Я, Рудольф Плейль, величайший убийца всех времен!"

Психиатры, естественно, сразу же сообщили в полицию о пьяных признаниях своего пациента, однако там даже не подумали серьезно заняться Плейлем, объявив его обычным хвастуном с манией величия, желающим привлечь к себе внимание.

Кем же был этот заключенный и почему он оказался за решеткой?

Рудольф Плейль был признан виновным в убийстве 52-летнего коммерсанта Беинена из Гамбурга, который был разрублен топором, ограблен и' выброшен в реку вместе с орудием убийства. Это произошло в апреле 1947 года в районе границы неподалеку от Цорге, и уже через четыре дня убийца был найден и арестован.

Плейлю грозила смертная казнь, но поскольку он был эпилептиком, да к тому же пьяным в момент убийства, суд нашел эти обстоятельства смягчающими и ограничился в приговоре двенадцатью годами тюрьмы.

"Великий убийца" продолжал сидеть в камере, ожидая своего звездного часа и своего имени на первых полосах газет, когда в его извращенном уме зародилась очередная бредовая идея: стать профессиональным палачом и, находясь на государственной службе, за хорошую плату делать то, чего нельзя обычному человеку: убивать! Чтобы добиться желаемого, он сочинил соответствующее заявление о приеме на работу и направил прошение на имя бургомистра города Виненбурга: "...Они тут мне не верят, что я человек, который умеет быстро и хорошо убивать. Вы должны оказать мне услугу: пойти туда и прислать мне документ, что там действительно лежит мертвая старуха. Мой рюкзак лежит там же, в яме. Пожалуйста, поторопитесь с ответом, чтобы я поскорее получил разрешение и мог наконец-то начать вешать". Он подписался: "Преданный Вам Рудольф Плейль" и приложил к письму точный план местности.

В уголовной полиции наконец-то обратили внимание на Плейля и его необычное стремление во что бы то ни стало удовлетворить патологическую страсть к убийствам. На этот раз они поехали на указанное место и нашли там колодец возле будки путевого обходчика под номером 25 на тихом участке железной дороги Виненбург- Хальберштадт. В указанном месте полиция нашла сразу два трупа, о которых даже не подозревала, но личности убитых были быстро опознаны.

На этот раз полиция вплотную занялась расследованием нераскрытых преступлений двухлетней давности, в ходе которого выявился и случай покушения на убийство. Оказалось, что 12 декабря 1946 года в Южном Гарце (Нижняя Саксония) была зверски избита и ограблена 55-летняя Люси 3. из Шлезвиг-Гольштейна. Она переходила границу в районе Нордхаузена и в дороге присоединилась к двум мужчинам, с которыми была молодая девушка, обещавшим безопасно переправить ее в британскую зону.

Среди контрабандного товара у фрау 3. было несколько бутылок водки. После благополучного перехода границы, когда группа расположилась на привал, фрау 3. предложила мужчинам хлеба и выпить. Это была роковая ошибка, которая едва не стоила ей жизни. Увидев бутылку, Плейль, а это был именно он, жадно схватил ее и стал пить огромными глотками и когда женщина захотела забрать у него водку, рассвирепел и изо всей силы ударил ее тяжелой палкой. Войдя во вкус, он продолжал зверски избивать женщину. Второй мужчина, подзадориваемый Плейлем, тоже изо всей силы ударил фрау 3., но потом неожиданно подхватил ее вещи и пустился наутек. Вместе с ним удрала и девушка, а Плейль, несколько секунд поколебавшись, бросился вслед за беглецами. Это и спасло фрау 3. от неминуемой гибели.

Дождавшись "славы", Плейль, чрезвычайно довольный тем вниманием, которое ему стали уделять, признался в совершении двадцати шести убийств и бесчисленных нападениях на женщин и девушек, а также выдал всех своих сообщников. Оказывается, этот садист лишь несколько преступлений совершил в одиночку, а в большинстве случаев у него были сообщники: некий Карл Хофман, старше его на 11 лет, и 18-летний мясник Конрад Шюслер. Сообщники также в скором времени предстали перед судом и понесли заслуженную кару.

Наделавшее много шума в прессе дело Плейля и его сообщников слушалось в брауншвейгском суде присяжных с 30 октября по 17 ноября 1950 года при большом стечении публики и газетчиков.

Чтобы принять правильное решение и вынести справедливый приговор, необходима была экспертиза психиатров на предмет установления вменяемости подсудимого. По этому вопросу оказалось два мнения. Один из обследовавших Плейля экспертов, профессор д-р Эвальд, считал, что Плейль, согласно параграфу 51 части 2 Уголовного кодекса, может быть признан лишь ограниченно (уменьшение) вменяемым. Второй эксперт, профессор Юнгникель, напротив, не видел основания для этого и объявил Плейля полностью вменяемым.

Учитывая эти противоречащие друг другу утверждения, суд вынужден был принять компромиссное решение. В случае убийства 25-летней Крйсты 3. суд признал, что Плейль действовал в сумеречном состоянии сознания, вызванным эпилепсией, и, следовательно, не может нести уголовную ответственность. Но во всех остальных случаях суд признал Плейля, как и обоих его сообщников, и вменяемым, и полностью виновным.

Но пока продолжалось расследование и слушание дела Плейля, в ФРГ была отменена смертная казнь, поэтому всех обвиняемых приговорили к пожизненному тюремному заключению и лишению гражданских прав.


Источник: Самые опасные маньяки