Solovey Elena

  А через много лет, уже став звездой, самая стильная и изысканно-нежная актриса советского кино бросила все и уехала в Америку. Ради детей. В 1996 году она в последний раз появилась на экране, сыграв удивительную балерину начала века Ольгу Спесивцеву в художественно-документальном фильме Майи Маркель "Грация XX века". Но в Москву она все же иногда наведывается и всем "националям" предпочитает почему-то одноместный номер в Доме ветеранов кино в Матвеевском.


  - Ваш отъезд в Америку многих привел в шок. Наверное, вам часто задают этот вопрос - чем он был вызван?

  - В двух словах о такой ситуации не расскажешь. Я должна была это сделать, чтобы быть спокойной за своих детей. В тот момент мне просто стало страшно жить. Появилась абсолютная неуверенность в будущем. Конечно же, будущее нельзя предугадать, но тем не менее человек должен знать, что это будущее у него есть.

  - И что же вы делаете теперь в Америке?

  - Сейчас работаю на радио. Веду передачу на русском языке... А вообще я все это время занималась домом. Варила борщ, жарила котлеты, растила Соню. Когда мы уехали, Сонечка была совсем маленькая, дети должны были учиться. В то время Ира закончила один колледж, потом училась в другом. Пашка окончил школу, поступил в колледж.
  Я и теперь все еще занимаюсь Соней и домом, а иногда в свободное от основной жизни время - театром.

  - Сонечка - ваш третий ребенок?

  - Нет, это моя внучка. Сейчас ей уже восемь с половиной лет.

  - Совсем, можно сказать, взрослая барышня. А муж? Чем в Америке ваш муж занимается?

  - Юра работает в ювелирной фирме, занимается дизайном. Преподает в университете в классе художников-дизайнеров. Делает спектакли, сотрудничает с русским телевидением.

  - Одно время в Ленинграде на полном серьезе говорили о том, что вы с Алисой Фрейндлих мужьями поменялись.

  - Была, была такая шутка. На самом деле никто ни у кого мужей не уводил. Просто так получилось, что в театре Ленсовета тогда работал актер Юрий Соловей. Когда Алиса Бруновна ушла к нему от Владимирова, а потом и из театра, я как раз пришла работать в этот театр. Вот и начали говорить, что мы поменялись мужьями.

  - А я-то думала, что Соловей очень редкая фамилия.

  - Вот вам и редкая. Мой папа родом из какого-то белорусского местечка, а дед - из Польши.

  - А вы где родились?

  - В городе Нойштрильц. Родители прошли всю войну до Берлина. Папа служил в артиллерийских войсках, мама была медицинской сестрой. Они встретились в Берлине. Когда мне исполнилось три года, отца отправили служить в Красноярск, где мы прожили целых десять лет.

  - Школьные годы многие из нас вспоминают с ужасом...

  - У меня была замечательная школа и удивительные учителя, я всегда вспоминаю их с особой благодарностью. Да и мы, их ученики, были очень талантливыми ребятами. Все пели, все танцевали, занимались в различных кружках. Школьная жизнь была настолько заполненной и полноценной, что нам просто некогда было болтаться по улице. А параллельно с общеобразовательной школой я еще училась в музыкальной.

  - Пригодились вам навыки, полученные в музыкальной школе?

  - Еще как. Я одно время работала учительницей музыки. Нужно же было как-то на хлеб зарабатывать.

  - Как странно, а я почему-то думала, что вы в один прекрасный день проснулись знаменитой актрисой...

  - С мировыми призами и славой?.. Нет, все это пришло потом. Сначала была учеба во ВГИКе, в который, кстати говоря, я поступила только со второго раза. И уже потом работа с Никитой Михалковым, фильмы, призы и звания...

  - Одно время вас называли актрисой Михалкова.

  - Нет, это не так. Я ничья. Я сама по себе. Наше сотрудничество закончилось после "Обломова".

  - А почему? Вы стали другой или он начал снимать иные картины?

  - Ему был нужен совсем другой тип актрисы. Знаете, бывают актеры, которые проходят через всю режиссерскую жизнь, являются стержнем, объединяющим его картины. В данном случае было не так. И хорошо. У меня никогда не было недовольства Никитой Сергеевичем, и, надеюсь, у него мною - тоже.

  - Свою самую первую встречу с Михалковым помните? Как вы предстали под его зоркие очи?

  - Не поверите, но первый раз я увидела Михалкова на занятиях в театральной студии. Когда наша семья приехала в Москву, в одном журнале я прочитала объявление, что при Театре имени Станиславского есть детская театральная студия и туда ведется набор. Я почему-то решила в нее поступать, хотя до этого никакого специального интереса к театру у меня не было. Экзамены велись как в театральный институт, я прошла все три тура и поступила. Однажды на занятия пришел Михалков. Нам сказали: "А вот и Никита Сергеевич пришел". Я тогда еще подумала: интересно, кто это? Оказалось, он уже был известным режиссером.

  - Я знаю, что роль Софьи в фильме "Неоконченная пьеса для механического пианино" была написана специально для вас. А вы незадолго до начала съемок стали мамой. И вам пришлось приехать в подмосковное Пущино с грудным ребенком. Помнится, тот же Михалков как-то пошутил, что вы все время были заняты тем, что кормили, купали и пеленали малыша, а в перерывах между кормлениями и пеленаниями играли избалованную, изнеженную барыню. Есть в этом что-то нереальное.

  - Это действительно выглядело совершенно нереально. Но рядом со мной была моя мама, которая все заботы взяла на себя. И я была спокойна оттого, что малыш под присмотром мамы. Но мне кажется, что, если бы я не разрывалась между съемками и грудным ребенком, я могла бы гораздо лучше сыграть эту роль.

  - И теперь этому малышу...

  - Двадцать три года. Старшей Ирине - двадцать семь. И чем дальше, тем больше я их люблю. Мы все друг другу всегда помогаем. Поначалу в Америке нам всем было очень трудно, и работали мы все. И Пашка, которому тогда было пятнадцать лет, и Ира. Работали и учились. Когда мне нужно было идти в театр - Паша оставался с Соней. И я могла на него положиться, прекрасно зная, что Паша и искупает Соню, и накормит, и спать уложит. Не буду говорить, что мои дети идеальные. Но в трудные моменты жизни они всегда рядом. Это нельзя недооценивать.

  - Женщина, имеющая сына, хочет она того или не хочет, все равно станет свекровью... Так уж устроена природа.

  - К своей невестке нужно быть прежде всего терпимой. Всегда ведь кто-то должен уступать и приспосабливаться (в хорошем смысле слова). Я в силу своего характера умею это делать.

  - Вы такая тихая, спокойная, покладистая. Неужели из вас можно вить веревки?

  - Почему обязательно вить веревки?.. Просто я не люблю напряжения в доме, ненавижу конфликты. Если происходят какие-то ссоры, я всегда первая прошу прощения.

  - Даже если вы не виноваты, все равно просите прощения?

  - Я всегда прошу мира, потому что не могу жить в состоянии войны. Я тогда просто умру.




Автор: Лада Акимова
Исходный текст: "Алфавит" No.47, 2000.

Использованы фотографии сайтов:
Актеры советского кино
Советский экран - фотогалерея
Елена Соловей на оЗоне