Smironov

Автор: Екатерина Романенкова, Татьяна Алексеева

Статья: Я - ребенок "больших родителей".

Сайт: Записки журналистов



- Константин Сергеевич, кто становится героем вашей программы?

- Мы встречаемся с детьми тех, кого когда-то считали небожителями: великих политиков, ученых, изобретателей, артистов, писателей. Как правило, эти люди были заложниками своего времени, редко кто из них умирал в своей постели, и уж почти никто не уходил из жизни в положенный Богом срок. Их дети были свидетелями страшных событий, многие "испытали на собственной шкуре" "благодарность советской власти". Главное условие для участия в программе, что бы тот, о ком будет разговор уже умер - это позволяет раскрывать те факты, о которых при жизни говорить не принято. Мы уже побывали в гостях у Анатолия Андреевича Громыко, у сына Веры Мухиной, у Сергея Никитича Хрущева, у дочери Льва Яшина, у Михаила Семеновича Буденного- у него совершенно невероятные хоромы, а съемки мы проводили в кабинете его именитого отца. Абсолютно внепланово произошла съемка на даче у Николая Константиновича Черкасова, сына известного актера. Мы поехали в Питер снимать Галину Дмитриевну Шостакович, съемки проходили в дачном поселке, а дача Черкасовых оказалась по соседству. В общем, мы свалились хозяевам на голову, и вместо того, чтобы дать нам пинка Николай Константинович любезно согласился поговорить. В результате, получился очень симпатичный материал.

- Где вы находите таких известных людей?

- Многих я знаю лично, познакомился за годы журналистской работы. Ну а дальше происходит своеобразная цепная реакция. Это же особый мир, где люди хорошо знают друг друга, поэтому, когда приходишь к одному персонажу, выясняется, что он знает еще пятерых.

- Константин Сергеевич, вы могли бы стать героем своей программы, так как вы - сын известного советского писателя. Поделитесь своими воспоминаниями о детстве.

- Действительно, мой отец Сергей Сергеевич Смирнов был лауреатом Ленинской премии, которую он получил за книгу "Брестская крепость". В это же время он вел радио программу, в которой рассказывал о героях Брестской крепости. Программа имела очень большой отклик, к отцу приходило огромное количество писем, люди изливали душу, рассказывали о невероятном героизме. Все эти истории в конце концов послужили материалом для телевизионной передачи "Рассказы о неизвестных героях". Практически до конца жизни отец занимался поиском интересных людей - они становились героями его программ и книг.

- Признайтесь имя помогало в жизни? Наверняка, в школе пятерки по литературе ставили из-за уважения к литературному таланту вашего отца?

- Учился я плохо, любил хулиганить, играть, веселиться, заниматься художественной самодеятельностью. А мой старший брат был отличником, секретарем комсомольской организации, и вообще, примерным юношей. Конечно, учителя все-время меня называли оболтусом, ставили в пример брата, но все-таки относились прилично. Особых конфликтов я не помню, тем более, что рос я в среде таких же "деток".

- Вероятно, сыну именитого писателя была предначертана единственная дорога - в литературу?

- Я закончил Филологический факультет МГУ и конечно, кроме, как писать, я ничего не умел. Не могу сказать, что из меня получился выдающийся писатель, но тем не менее, эта профессия доставляет мне удовлетворение. Но, кстати, то, что я был "писательским сынком" нисколько не помогало мне в карьере. Когда после института я пришел работать в "Комсомольскую правду", меня не взяли, сказали: "Побегай с годик за штатом, поработай, а если справишься, тогда и возьмем тебя". Но, вероятно, наследственные гены все-таки давали знать, я писал много, очень легко находил контакт с людьми, а это для журналиста немаловажно. В умении разговорить собеседника у меня, пожалуй, есть какие-то особые способности,

- Неужели, в вашей 30-летней журналистской деятельности не было не одного "прокола"?

- Сейчас на моей памяти всего один единственный человек, из которого я не смог "вытряхнуть" откровения - сын Андропова Игорь Юрьевич. Это произошло в то время, когда я работал в "Огоньке". Случилось так, что ко мне обратился сын Хрущева Сергей Никитич с просьбой посмотреть рукопись его воспоминаний об отце. Материал был невероятно интересный, но совершенно неудобоваримый с литературной точки зрения. Я переписал книгу от первого слова до последней точки. Так появилась книга "Пенсионер союзного значения", которую тут же стали публиковать в "Огоньке". Когда же в "Огонек" пришел Андропов с желанием что-то написать об отце, его тут же направили ко мне, как большому "специалисту по детям". Целый месяц я бился с Игорем Юрьевичем, пытаясь вытянуть из него материал, но: Дело в том, что он был послом по особым поручениям и умел профессионально молчать. Тогда я потерпел фиаско, но надеюсь отыграться, пригласив его на свою программу.

- Как вы попали на телевидение?

- В 93-м году я ушел из "Огонька" и вообще из печати, потому, что мне стало неинтересно. Какое-то время я работал в кино, писал сценарии, потом встретил своего приятеля, который предложил вести программу о русском языке "Балда". Телевидение было для меня совершенно новой деятельностью, я хотел понять, могу ли я этим заниматься, попробовать работать перед камерой. Потом появилась идея программы "Большие родители". Собственно, идея зрела давно, поскольку я сам дитя "большого родителя" у меня было много друзей в этом элитном круге. В программу помимо самого интервью входят байки, слухи, анекдоты и конечно большой документальный материал.

- Какие у вас планы на будущее?

Обычно, у каждого, кто работает в газете или журнале есть такая радужная мечта - написать книжку, но как правило, мечта не сбывается, на нее просто не хватает времени. Но я все-таки надеюсь, что книгу выпущу - это будет литературная версия программы "Большие родители", в нее войдут и те материалы, которые остались за кадром. Вероятно, в скором времени появится приложение к программе в виде теле новелл. Дело в том, что герои наших программ хорошо друг друга знают, они были свидетелями одних и тех же событий, но рассказывают об этих событиях по-разному, каждый под своим углом зрения. Если выделить какое-то событие и пустить "показания разных свидетелей" может получиться вполне детективная история. Как видите, планов у меня много.

P.S.

Доподлинно известно, что кроме папы - премированного советского писателя, у Константина Смирнова есть еще брат - известный режиссер, визитной карточкой которого является фильм "Белорусский вокзал", кстати, его дочь Дуня, поработав на телеканале "Столица", оттачивает свое писательское мастерство в журнале "Афиша". Кроме Константина Смирнова именитых родителей имеют ведущий программы "Дог-шоу" Михаил Ширвиндт - сын замечательного актера Александра Ширвиндта, Владимир Молчанов - сын популярного композитора Кирилла Молчанова. Сводная сестра Владимира Анна Дмитриева- спортивный комментатор НТВ. Отец Владимира Позднера был одним из организаторов советского кино. Вот такой "детский мир" получается.