Skarsgard Stellan

Автор: Юрий Гладильщиков

Сайт: Известия

Статья: СТЕЛЛАН СКАРСГАРД: "ЛАРС ВСЕГДА НАЙДЕТ ДЛЯ МЕНЯ РОЛЬ"



Фаворит нынешнего Каннского фестиваля - фильм датчанина Ларса фон Триера "Догвилль" (см. "Известия" за прошлые вторник и четверг). Почти все роли в "Догвилле" играют звезды - от легенды Голливуда 40-50-х Лорен Бэколл до легенды Голливуда 70-х Джеймса Каана. Главная - Николь Кидман. Разумеется, досталась роль и постоянному актеру фон Триера шведу Стеллану Скарсгарду - тому самому, который стал для многих открытием фильма "Рассекая волны" (как и его партнерша Эмили Уотсон). Скарсгард сегодня нарасхват. Он востребован и режиссерами-авторами (основная мужская роль в легендарном "Таймкоде" Майка Фиггиса, где действие развивается на четырех экранах одновременно), и Голливудом (см. блокбастеры "Охота за "Красным Октябрем", "Амистад" Спилберга, "Умница Уилл Хантинг", "Ронин", "Глубокое синее море", а также "Дом на Турецкой улице" знаменитого Боба Рейфелсона). Сейчас Скарсгард занят в главной роли в заведомо интригующем приквеле - фильме-предыстории - культового фильма ужасов "Экзорцист". В Канне с ним поговорил обозреватель "Известий" Юрий ГЛАДИЛЬЩИКОВ.

- Какой-то мрачненький вышел у вас "Догвилль".

- Да уж. Даже секс с Николь Кидман - это когда мой суровый персонаж навязывает ей нежеланные отношения, почти не снимая штанов, - и тот оказался безрадостным. Увы! Такова неописуемо черная правда жизни!

- Каково вам сниматься у фон Триера?

- Для этого надо обладать определенной степенью отваги. Зато этот труд всегда вызывает невероятный энтузиазм. Очень освежает, когда работаешь над чем-то абсолютно новым по стилю и темам, особенно когда делаешь это в команде больших актеров, которые тоже никогда подобного прежде не делали (иногда за 50-60-летнюю карьеру).

- Но вы тем не менее снимаетесь и в голливудских фильмах, причем в основном очень больших, которые наверняка не дают вам такого приятного творческого опыта.

- О, я не смог бы материально выжить, делая фильмы только с Ларсом. Уж в этом-то вы мне поверьте (смеется).

- Вы специально, с усилиями пробивались в Голливуд?

- Нет, как-то само собой получилось, что меня стали приглашать сниматься, причем на все более первые роли. Сейчас меня вполне устраивает ситуация, когда я делаю более легкую для себя, в физическом и творческом смысле, работу в Голливуде, требующую иных актерских реакций, и серьезно творю у того же Ларса.

- Во всяком случае следует признать, что вы не снимаетесь в голливудской дряни. Мне, предположим, активно не нравится "Умница Уилл Хантинг", но все же его делал нерядовой режиссер Гас Ван Сэнт. Раз вы связаны с Америкой, не могу не спросить: что вы думаете по поводу американской реакции на "Догвилль"? Американская пресса уже сейчас ругает фильм, поскольку усматривает в нем критику Америки, тем более - со стороны режиссера, который ни разу там не был.

- Я лично вполне доволен такой реакцией. "Догвилль" рассматривают как антиамериканскую вещь? Это уже само по себе интересно - хотя и пугает! Потому что сегодня в США, стране, которую я люблю, народ которой мне нравится, по крайней мере, та его часть, которая не поддерживает Буша, существует правительство, сумевшее создать цензуру. Создать ситуацию, при которой, если вы их критикуете - вы не патриот. Это очень опасно, тем более что масс-медиа согласились с такой постановкой дела и активно адаптируют указания. Версия реальности CNN - это отдельная версия реальности. Американская версия реальности - отдельна от версий остального мира. Что же это такое? Это прямо как было в Советском Союзе.

- Вернемся к "Догвиллю". Это был для вас другой опыт, чем "Рассекая волны"?

- Совсем другой. Ларс сам стоял за камерой (он был в собственном фильме не главным, но рядовым оператором. - "Известия"). Это позволяло ему еще в большей степени задавать темп съемки. Он иногда специально создавал на съемочной площадке атмосферу с очень низкой степенью энергии, при которой почти невозможно играть, например, сцены секса. И вот идет такая сцена шантажа и даже изнасилования, и Ларс отрывается от камеры и говорит: "Вы что, пытаетесь играть романтическую комедию?" Это сразу заводило. В итоге он добивался небольших кусков подлинных откровений, когда и он, и актеры понимали: "О, кажется, получилось действительно интересно!"

- Как вы пришли к Ларсу?

- Когда-то еще в середине 80-х я увидел его первый фильм "Элемент преступления" и сразу понял, что этот малый - крайне интересный режиссер. Но даже его "Европа" начала 90-х, очень талантливая картина с точки зрения техники и мастерства, оставалась холодной, мертвоватой. Он сидел дома и все-все придумывал сам: от дизайна до движений актеров в кадре, актерских реакций. Он не оставлял возможности для жизни. Но потом он изменился. Он освободил актеров. Это редкий из настоящих режиссеров современности, который умеет работать с актерами. Когда я прочитал сценарий "Рассекая волны", фильма о грехе, я сказал ему: "Но это же мелодрама!" - "Да!" - бодро ответил он. Если бы в этот фильм не проникла жизнь, результат вышел бы ужасным. Но жизнь туда проникла. Сегодня я доверяю Ларсу во всем. Это ощущение в случае взаимоотношений актер - режиссер фантастическое. Ведь самое страшное - это когда актер не может быть уверен, что будет выглядеть в фильме хорошо - не в смысле внешности (хотя часто и в смысле внешности тоже), а в смысле того, что и как он сыграл. У Ларса ты всегда играешь хорошо.

- Не могли бы вы рассказать о выходящем приквеле "Экзорциста"?

- Мы еще не видели финальный монтаж. Дело в том, что режиссеры в Голливуде часто делают монтаж, а его потом переделывают. То, что я пока видел, это наша версия. Кто знает: может, в нее потом добавят крови и ужасов. Но уже то хорошо, что фильм снимал Пол Шредер - я люблю его картины, например, "Автофокус".

- Вы наверняка появитесь и в двух продолжениях "Догвилля".

- По правде сказать, я уже прочитал сценарий второго фильма, написанный Ларсом, и там для меня нет роли. Но я уверен, что он придумает что-нибудь сверх, чтобы я все-таки опять у него сыграл.