Shevchenko

Автор: Юрий Бутнев

Статья: От Москвы до Москвы

Сайт: История футбола


Локомотив

В этом московском клубе 16 лет назад Шевченко закончил играть. В 1983-м поступил в Высшую школу тренеров, а «Локомотив» продолжал платить ему зарплату 300 рублей в месяц. Через два года Шевченко вернулся в команду в качестве ее начальника.

- Правда, начальником был только на бумаге, - уточняет Шевченко. - В союзные времена этот пост мог занимать только член КПСС. Меня же назначили «для галочки». На самом деле я помогал Юрию Семину, а в его отсутствие выполнял обязанности главного тренера. Однажды под моим руководством «Локомотив» даже выиграл один из турниров на Сицилии.

Шевченко провел в «Локомотиве» семь лет. На первых порах его вполне устраивала роль второго тренера, но со временем бывшему форварду «Нефтчи», киевского «Динамо», одесского «Черноморца» и сборной СССР (13 матчей - 4 мяча) захотелось поработать самостоятельно. И в 1992 году такая возможность представилась.

Боливар

В конце 80-х «Локомотив» ездил в Боливию на несколько товарищеских матчей, а вскоре по обмену в Москву пожаловала молодежная сборная этой страны. Латиноамериканцы приехали набираться опыта и заинтересовались тренировками «Локомотива». Так что Шевченко оказался в Боливии не случайно.

- Президент «Боливара» принципиально не пользовался услугами боливийских специалистов, - рассказывает Шевченко. - Когда он обратился в «Локомотив» с просьбой порекомендовать кого-нибудь на должность главного тренера, ему назвали мою фамилию.

Шевченко с ходу привел клуб из Ла-Паса к золотым медалям, а в Кубке Либертадорес «Боливар» дошел до четвертьфинала.

К специфическому климату высокогорья (Ла-Пас расположен на высоте трех с половиной тысяч метров над уровнем моря) российский тренер привык, по его словам, уже через неделю. И больше его в Боливии от работы ничто не отвлекало. Не понравилась, к примеру, квартира, которую ему предоставили, - и клуб тут же подыскал новую, шестикомнатную, в многоэтажном доме с подземным гаражом.

С первых дней к Шевченко был приставлен переводчик. С руководством клуба говорил по-английски. Впрочем, быстро выучил и испанский - и необходимость в переводчике отпала.

После победы в чемпионате игроков и тренеров «Боливара» окатил золотой дождь, хотя и без того Шевченко грех было жаловаться на жизнь. Его ежемесячная зарплата с учетом различных бонусов составляла около четырех тысяч долларов.

В следующем сезоне вопреки пессимистическим прогнозам «Боливар» взял серебро. Впрочем, команда заканчивала чемпионат уже без русского тренера, у которого обострились отношения с наставником сборной Боливии Хавьером Аскаргортой.

- После того как сборная попала в финальную часть чемпионата мира в США, Аскаргорта повел себя бесцеремонно, забыв, что еще за несколько месяцев до этого был на волосок от увольнения, - вспоминает Шевченко. - Испанец мог в любой момент забрать к себе столько игроков, сколько ему вздумается. Доходило до абсурда: на товарищеский матч Аскаргорта вызывал девять лучших футболистов «Боливара», которые попадали ко мне лишь накануне очередного тура. В таких условиях я не мог и не хотел работать.

И Шевченко начал паковать чемоданы - еще до истечения двухлетнего контракта. "Тщетно руководство «Боливара» пыталось уговорить нашего тренера передумать. Кроме того, на Шевченко имел виды аргентинский «Бока Хуниорс», но стороны не сумели договориться.

Отдохнув два месяца в Америке, он вернулся домой. С женой, но без дочери. Татьяна вышла замуж и осталась в Боливии, где занимается разработкой программ в области туризма. Выбор профессии не случаен. Отец ее мужа - владелец крупной туристической компании в Ла-Пасе. Теперь Шевченко видится с дочерью раз в год: отпуск Татьяна обязательно проводит с родителями.

Хапоэль

В мае 1994 года Шевченко уехал в Израиль по приглашению «Хапоэля» (Безр-Шева). Израильские клубы редко приглашают иностранных тренеров, но в случае с Шевченко решающую роль сыграла его успешная работа в Боливии.

В то время Израиль еще не охватил футбольный бум. Израильские звезды - Хаим Ревиво, Зиял Беркович, Роннен Харази - потихоньку играли дома: их зарубежные контракты были впереди. Ронни Розенталь, защищавший цвета «Ливерпуля», оставался исключением. Но уровень чемпионата с каждым годом повышался, чему в немалой степени способствовали футболисты из стран бывшего СНГ, валом повалившие в Израиль в начале 90-х.

«Хапоэль» из Безр-Шевы не входил в число клубов-богачей, но Шевченко это не смутило. За один год он поднял команду на третье место, что является лучшим результатом клуба за всю историю. Имея за плечами опыт работы с «Боливаром». Шевченко чувствовал себя на земле обетованной уверенно. На этот раз ему не пришлось тратить время на изучение языка: английского вполне хватало. Впрочем, скоро он уже объяснялся на иврите.

- «Хапоэль» не мог платить мне таких денег, как «Боливар». но обещания выполнял четко и в срок, - говорит Шевченко. - Поэтому я спокойно работал, не думая о посторонних вещах. Начали мы не очень убедительно, но во втором круге резко прибавили. В итоге за три тура до финиша «Хапоэль» досрочно обеспечил себе бронзовые медали.

Все шло замечательно, пока в «Хапоэле» неожиданно не сменилась власть. Новый президент клуба сразу заявил, что хочет пригласить местного тренера. Как только эта информация просочилась в газеты, с Шевченко связались представители клуба «Ирони». Российский тренер даже успел там поработать 3-4 месяца, прежде чем вернулся на старое место (под давлением мэра Беэр-Шевы президент «Хапоэля» вспомнил, кому он обязан бронзой прошлого чемпионата). Впрочем, отъезд Шевченко был предрешен. Весной 1996 года он покинул Израиль, увозя с собой кубок за третье место. Кстати, на память о чемпионстве «Боливара» у Шевченко осталась только грамота.

Уралмаш

Уральский клуб поймал Шевченко, едва он переступил порог своей квартиры. Неожиданное предложение заинтересовало нашего героя.

С приходом нового тренера «Уралмаш» преобразился. Во втором круге аутсайдер чемпионата набрал 26 очков (пятый результат!). Но, чтобы сохранить место в высшей лиге, не хватило самой малости.

- До сих пор уверен, что «Уралмаш» вылетел из высшей лиги незаслуженно, - считает Шевченко, который, к слову, работал в Екатеринбурге без контракта, а жил в гостинице. - У нас была неплохая команда. Ее костяк составляли игроки, которые сейчас на слуху: Армишев, Литвинов, Бахтин, Ханкеев, Осинов.

Газовик-Газпром

По словам Шевченко, он остался бы в Екатеринбурге, если бы видел перспективу. Но ее не было (очень скоро «Уралмаш» действительно оказался во второй лиге). Тогда Шевченко перебрался в соседний Ижевск. Президент «Газ-Газа» Владимир Тумаев мечтал о высшем дивизионе. Именно такая задача была поставлена перед новым тренером, но решить ее не удалось. Ижевский клуб финишировал двенадцатым.

- «Газ-Газ» был первым клубом, после которого у меня осталось чувство неудовлетворенности, - признается Шевченко. - Во многом это связано с тем, что в середине сезона возникли проблемы со здоровьем. Два месяца я находился вне команды, и это не могло не сказаться на ее игре. Мне доводилось слышать нелестные отзывы о Тумаеве, но я с критиками не согласен. Да, у него сложный характер, но он - фанат своего дела, каких в России мало. Беда в том, что его желания не всегда совпадали с реальными возможностями. Тумаев хотел всего сразу, а так не бывает.

Уралан

В Элисту Шевченко отправился один. Жена Бася, сопровождавшая мужа во всех поездках, осталась дома по уважительной причине: дочь готовилась стать матерью.

Второе пришествие Шевченко в высший дивизион оказалось удачнее первого. Возглавляемый им «Уралан» для дебютанта выступил блестяще. Потерпев на старте два поражения, калмыцкий клуб быстро выправил ситуацию и до последнего тура сражался за место в еврокубках, но в итоге остался седьмым. Много шума наделала домашняя победа элистинцев над «Спартаком», после которой главные герои матча - вратарь Андрей Саморуков и полузащитник Александр Игнатьев - получили по ордену «Герой Калмыкии» из рук президента республики Кирсана Илюмжинова. Впрочем, сам Шевченко не считает эту победу чем-то из ряда вон выходящим: «Я радовался не меньше, когда «Боливар» в 1/8 финала Кубка Либертадорес обыграл «Америку», за которую выступали восемь футболистов сборной Колумбии».

Торпедо

Шевченко мог оказаться в Москве еще в августе прошлого года, когда РФС срочно искал главного тренера для олимпийской сборной. В списке кандидатов фигурировали Виталий Шевченко, Александр Аверьянов и Леонид Пахомов. Но, узнав размер будущей зарплаты и условия, в которых придется работать, главный тренер «Уралана» отказался.

Почти в каждом интервью после сезона-98 Шевченко говорил о том, что материально-техническая база «Уралана» оставляет желать лучшего, а потому и серьезные задачи ставить рано. Однако его голос потонул в эйфории, охватившей всю Калмыкию. И когда «сверху» пришло пожелание в будущем году выйти в Лигу чемпионов, Шевченко написал заявление об уходе.

Говорят, в «Торпедо» его порекомендовал президент «Локомотива» Валерий Филатов, с которым они когда-то вместе работали. Так или иначе, но на место главного тренера «Торпедо» Шевченко был кандидатом номер один и в течение месяца трижды встречался с генеральным директором АО «Лужники» Владимиром Алешиным, который параллельно вел переговоры с другими претендентами - Георгием Ярцевым, Анатолием Бышовцем, Евгением Кучеревским, Павлом Яковенко. В какой-то момент заговорили о том, что Шевченко якобы обиделся, узнав о ведущихся за его спиной переговорах. и передумал идти в «Торпедо».

- Ничего подобного, - говорит Шевченко. - Любой клуб, в котором меняется тренер, устраивает своеобразный конкурс. Как и другие кандидаты, я шел в «Торпедо» на определенных условиях, которые руководство клуба могли и не устроить. Раз Алешин их принял - значит, будем работать.