Shahnazarov

Автор: Наталия Корнеева
Источник информации: журнал "Ах..", март 2000.

   - Современный кинорежиссер должен совмещать в себе таланты художника, предпринимателя и психолога. Если говорить о последнем - с кем легче работать: с мужчинами или с женщинами?

  - Для меня нет никакой разницы - актер это или актриса. Понятно, что каждому нужен свой подход, потому что актеры, как известно, люди с тонкой эмоциональной организацией. Но если обобщать, то я сказал бы, что легче работать с большими актерами и актрисами.

   - Многие актрисы говорят в своих интервью о том, что режиссер может претендовать на актрису как на женщину и от этого часто зависит, получит она роль или нет.

   - Это мифология. На своем веку не помню ничего такого, и с актрисами, которые снимались у меня, мимолетных романтических связей я не заводил. Что же касается серьезных отношений, то, думаю, брак между режиссером и актрисой - событие не более экзотическое, чем брак между начальником цеха и рабочей на заводе.

   - Брак между режиссером и актрисой - это и ваш случай. Ваша жена Даша играла в фильме "Цареубийца" одну из царских дочерей, Ольгу. Что привлекло вас в ней больше всего?

   - Не могу сказать. Для меня это был момент, скорее, интуитивный. Во всяком случае, я не сидел и не размышлял, что именно мне нравится в Даше. Так сложилось. Сказать, что в нашей встрече было что-то необыкновенное, я не могу.

   - И не помните, с чего начался ваш роман?

   - Честно говоря, не помню. Я снимал "Цареубийцу" - это была очень тяжелая картина, тяжело шла. Вот это запомнилось.

   - Как же в такой ситуации Даша смогла завладеть вашим вниманием?

   - Работа работой, а жизнь жизнью. (Улыбается.) Я, между прочим, женат уже третий раз.

   - Почему вы не снимаете жену в своих новых фильмах?

   - Во-первых, в последние годы она занималась детьми: у нас их двое, Иван и Василий. Иван пошел в первый класс, так что дел достаточно. Во-вторых, пока не было подходящей роли. Когда актер снимается в неорганичной ему роли, как правило, ничего хорошего из этого не получается.

  - Какая роль, на ваш взгляд, была бы ей органична?

   - Что-нибудь из Тургенева, но, может, и из Шолохова. Даша - с характером.

   - На премьерах ваших фильмов Дом кино всегда переполнен. В частности, так было на премьере "Американской дочери". Говорят, это документальная история: ваша бывшая жена увезла дочь в Америку...

   - В каждой моей картине, конечно, есть и биографические мотивы, и тот опыт, который я нажил. Но это вовсе не значит, что я снимаю биографические фильмы... Я никогда не делал картин "про меня". Я считаю, что такие фильмы делать очень опасно, потому что ты всегда субъективен, а для кино это нехорошо.
   Другое дело, что все свои фильмы я оцениваю с той точки зрения, что они часть моей жизни, ведь создание фильма - процесс драматический. Сделать картину - это отдать ей, как минимум, два года. И о своей личной жизни я вспоминаю по картинам: тут у меня дочка родилась, тут сын, тут я женился, тут развелся...

   - Есть на свете человек, с которым вы предельно откровенны, или это в принципе невозможно?

   - Почему же, есть. Моя мама. И в большой степени я откровенен с женой.

   - Но не до конца?

   - Я думаю, что и моя жена со своей мамой более откровенна, чем со мной. Не думаю, кстати, что муж и жена должны быть предельно откровенными друг с другом. Есть вещи, я полагаю, которые мне или ей не нужно знать.

   - Вы слывете человеком закрытым. (Кивает в ответ.) О чем вы поговорили бы охотно?

   - Об искусстве, о кино, о политике. О жизни, только не о моей личной.

   - Окружающие бывают с вами откровенны?

   - Да, очень часто. Кстати, со мной делятся очень личным не только друзья, но и незнакомые люди. Они доверяют мне и знают, что я не опубликую это и не покажу по телевизору. Максимум, что я могу сделать, - это переработать услышанное и ввести в кино.

   - Вы всегда женились по любви?

   - Любовь - это процесс, а не результат. Когда говорят: я женился или я вышла замуж по любви, то получается, что они полюбили - и на этом конец. Любовь складывается или не складывается из долгих взаимоотношений, которые могут прерываться и вновь возобновляться. Это как вера в Бога. Это ведь тоже процесс: люди идут к Богу всю жизнь. То же самое любовь. Начальному этапу брака, скорее всего, свойственно то, что называется увлечением. А любовь - это более глубокое чувство, которое может и прийти в процессе этих взаимоотношений, и не прийти. Что касается меня, то я всегда женился по влюбленности.

   - На основании своего опыта вы можете сказать, что в браке самое трудное?

   - Умение жертвовать. Ради детей, скажем, все жертвуют охотно, потому что с детьми у нас кровная связь. Мы расцениваем их как часть себя и, значит, жертвуем в некотором смысле ради себя самих. Между мужчиной и женщиной иное: два незнакомых человека встречаются, ничто их не связывает, почему-то они начинают жить вместе... Очень сложно жертвовать ради чужого человека. Но это, мне кажется, и есть главная составляющая процесса любви. Если развитие происходит органично, а не путем насилия, тогда можно говорить о том, что это действительно любовь.

   - А как это происходит с вами: органично или путем насилия?

   - По-разному. Это ведь процесс. Я считаю мужчину и женщину совершенно разными биологическими объектами. Между мужчиной и волком-самцом гораздо больше общего, чем между мужчиной и его женой. Она - другой организм, но в этом-то и прелесть.

   - Отношение к детям у мужчины и женщины тоже разное? Говорят, пока мужчине нужна женщина, нужны и дети. Вы согласны с этим?

   - Не думаю, что только так. Но мужчина вообще менее привязан к детям, чем женщина. Именно "мужчина вообще". Нужно меня правильно понимать: есть исключения, и их очень много. Просто я говорю о том, что когда мужчина перестает общаться с детьми, то волей-неволей отходит от них и чувства начинают затухать. С другой стороны, неизвестно, как в подобной ситуации это было бы у женщины.

   - Вы поддерживаете отношения с вашей дочерью?

   - Мне не хотелось бы отвечать на этот вопрос.

   - Вас можно растрогать женскими слезами?

   - Можно, но сложно. Нет таких мужчин, которых нельзя обмануть, но у меня большой опыт (иронично улыбается), и я знаю, какие слезы искренние, а какие нет.

   - Женщина слабее мужчины?

   - Безусловно. Допускается элемент рыцарства - это красиво. Я сторонник традиционных взглядов, и мне не нравится современный стиль, когда мужчина и женщина как бы каждый сам по себе, и семья в значительной степени уже отмирает. В этом смысле я консерватор.

   - Значит, ваша жена может сказать, что она за вами как за каменной стеной?

   - Надеюсь, да. Я не хочу брать на себя слишком много (улыбается), но думаю, что в каких-то вещах я, наверное, как каменная стена. Хотя не знаю: может, моя жена считает по-другому...