Seda

Источник информации: Валерий НАТАРОВ, "Персона" No.3, 2000.

  Родилась в Токио
  1955 - лидер студенческого движения Токийского университета
  1957 - выпускница университета
  1959 - жена наследного принца Акихито
  1989 - императрица Японии
  1991 - книга для детей "Мое первое восхождение"
  1994 - премия Международной ассоциации издателей книг для детей и юношества


  Охапка опавших листьев

  Митико была старшей дочерью в семействе Хидэсабуро и Фумико Седа. Семья Седа известна и пользуется почтением как в промышленных, так и научных кругах Японии. Двое из этого большого клана были удостоены высшей императорской награды в области науки и искусства - Ордена Культуры. Так что Митико от рождения принадлежала к японской элите, но не знати. Знать - это другое.

  Митико училась в начальной школе Фунаба, когда война заставила ее покинуть Токио. Военная ситуация для Японии стремительно ухудшалась, в больших городах становилось все опаснее из-за бомбежек. "Отец со старшим братом остались в Токио, мама взяла нас с младшим братом и сестрой и сначала увезла за город, потом в горы, - вспоминала потом Митико. - Мне приходилось много работать: выращивать шелковых червей, косить траву для удобрений. Мы должны были носить в школу по четыре килограмма листьев различных растений, потом раскладывать их, чтобы они высыхали. Но носить столько сухой травы мне было тяжело - ее было слишком много для моих маленьких рук. Мама сделала мне специальный узел на спине, и я носила траву в нем. Младшему брату нужно было молоко, а купить его мне не всегда удавалось. Тогда мама завела козу, и я была этому очень рада, потому что теперь не надо было все время думать, где бы его достать". Так что можно сказать, что Митико смогла узнать, что такое тяжелый труд, обязанности, которые нужно выполнять, и забота о хлебе насущном. Война закончилась, Митико вернулась в Токио, закончила начальную школу, поступила в среднюю. В жизни страны, потерпевшей поражение и пережившей американскую военную оккупацию, происходили большие перемены. Они коснулись и образования.

  Японская школа всегда культивировала в детях национальный дух, воспитывала уважение к родителям и старшим, веру в друзей. Бывший премьер-министр Японии Танака говорил: "Даже став взрослым, я до сих пор думаю, как жить, исхожу из тех основ, которые были заложены во мне еще в начальной школе". До войны в японской школе господствовала система "сусин", которая нацеливала учителей на воспитание у школьников особой системы националистических ценностей: преданность императору, национальное превосходство, бескорыстное служение государству. После капитуляции система "сусин" была упразднена. Из курса истории даже исключили японские мифы и легенды. Но именно в эти дни отец подарил Митико собрание японских мифов, сказок и легенд, адаптированных для детского чтения, - "Кодзики" и "Нихонсёки", а также книгу "Шедевры мировой литературы". Именно эти книги, по признанию Митико, и заложили основы ее мировоззрения. Кстати, "сусин" в 1957 году была возрождена. Правда, под новым названием "дотоку". Из прежней системы устранили явные ультранационалистические мотивы, сохранив конфуцианскую основу. Применительно к общеобразовательной школе это означает моральное воспитание, интенсивное обучение и беспрерывные экзамены. Как заметил профессор Токийского университета Хэмми, "японские школы не заботятся о том, чтобы учащийся мог вести полемику. Для них важно, чтобы он всегда отвечал учителю: "Я вас понял".

  Но в Токийском университете Митико, впитавшая в себя дух японских традиций, все-таки изучала английскую литературу - помните, подаренную отцом в детстве книгу "Шедевры мировой литературы"?.. Из сотен японских университетов по-настоящему престижными считаются в лучшем случае десять. Поступить в них очень непросто. Для подготовки к поступлению надо затратить немало сил и денег, проявить недюжинное упорство. У Митико в наличии было все. К тому же в ней проявились черты лидера. Недаром на старших курсах студенты избрали Митико лидером студенческого движения. Однокурсники рассказывали, что она прежде всего стремилась к установлению гармоничных, взаимоуважительных отношений между студентами и пользовалась у студентов младших курсов безоговорочным авторитетом. В своем выпуске она вообще была признана лучшей. Добиться такого в Токийском университете, где собираются самые способные и честолюбивые молодые люди страны, крайне трудно. Тут нужно все - и труд, и воля, и упрямство, и незаурядные способности. Впереди была жизнь японской женщины. Умной, образованной, богатой. Но японской.


  Необходимое отступление о японских женщинах

  На Пекинской конференции по проблемам женщин официальная японская делегация состояла из 10 человек, семеро из них, включая семидесятилетнего главу делегации, были мужчины. Момент, весьма показательный. Несмотря на заметные изменения, происшедшие в японском обществе в последнее время, японкам до равноправия с мужчинами еще очень далеко. Традиционная идея о разделении жизненных ролей по половому признаку - мужчина работает вне дома, женщина ведет хозяйство и воспитывает детей - все еще торжествует в Японии.

  Закон о равных возможностях при найме на работу был принят в Японии лишь в 1986 году. Благодаря ему многие женщины получили возможность не ограничиваться в жизни обязанностями домохозяйки. Тем не менее серьезных улучшений в статусе работающих женщин не произошло. Разница между зарплатами мужчин и женщин даже увеличивается. Когда экономическая ситуация в Японии ухудшается, многие компании увольняют прежде всего женщин или переводят их на почасовую работу. Каждые две из трех женщин, получивших работу за последние десять лет, - "почасовики". Это означает, что они выполняют одинаковый с постоянными сотрудниками объем работы, но получают значительно меньше. Кроме того, им не положены премиальные (бонусы), пенсионные пособия, медицинские и социальные страховки за счет фирмы. В Японии, по существующему гражданскому законодательству, после бракосочетания супруги должны взять одну фамилию: либо мужа, либо жены. Несмотря на то, что закон не оговаривает, чью именно фамилию берут супруги, 98 процентов семей имеют фамилию мужа.

  Откладывая замужество, молодые японки сегодня также явно не торопятся обзаводиться детьми. Показатели рождаемости в Японии упали до самой низкой отметки за последние 100 лет. Известный эксперт высказал паническое предположение: "Если так дело пойдет и дальше, то через 700 лет в стране будет проживать только 400 японцев".

  Японки не торопятся замуж в основном потому, что брак почти всегда означает потерю индивидуальности. Во всяком случае, местные мужчины стремятся всячески ограничить интересы жены ведением хозяйства и воспитанием детей. Японки сетуют на то, что разговоры с мужьями ограничиваются тремя фразами: "Приготовь еду! Налей ванну! Пора спать!" Женщин раздражает черствость и невнимательность мужей, погруженных в мысли о себе и своей работе. Показателен пример трагического землетрясения в Кобе. После него в службу социальной помощи города Осака звонило множество женщин. Они жаловались на то, что потеряли доверие к мужьям, увидев их поведение во время стихийного бедствия: многие были заняты исключительно собственным спасением, напрочь позабыв о женах. Некоторые мужья, пытаясь разыскать близких, звали только детей, как будто жен у них и вовсе не было. Иные, как жаловались женщины, съедали не только свою порцию, но и долю жены из продуктов, распределявшихся среди населения сразу после землетрясения.


  Долг и дар

  Митико принадлежит к числу японок, для которых брак не стал разочарованием. С наследным принцем Акихито она соединила судьбу очень скоро после университета. Для нее, воспитанной в уважении к японскому духу и традициям, вхождение в императорский дом стало большим испытанием. Тем более что многих выбор принца - выбор девушки не королевских кровей - "не вдохновлял". Митико сразу пришлось доказывать, что если не происхождением, то поведением и достоинством она соответствует высокому сану. Наверное, ей было не так трудно это сделать, потому что условности и жесткую определенность положения императрицы она воспринимала с древнеяпонским пиететом и тактом. Но она не замкнулась в пространстве императорского дворца - все-таки в ней жили и неформальный студенческий лидер, и европейски образованная женщина, способная тонко чувствовать.

  Она много встречалась с людьми и производила на всех самое лучшее впечатление: подкупали ее простая, лишенная высокомерия и вычурности манера общения, искренний интерес к собеседнику. В японских газетах того времени о Митико писали, что "она проявляет искреннюю заинтересованность к людям и их нуждам, всем сердцем переживает за свой народ, молится о его благополучии".

  Митико - мать троих детей. Это принц Нарухито, принц Фумихиро и принцесса Саяко. Как истинная японка Митико никогда не доверяла воспитание детей многочисленным нянькам и гувернанткам. Она вскормила всех троих сама, и даже когда дети подросли, собственноручно каждое утро готовила им традиционные в Японии школьные завтраки в коробочках. Митико не устает говорить о том, что " по всем вопросам, связанным с воспитанием детей, она всегда советовалась с императором (тогдашним наследным принцем Акихито) и благодарна за его мудрые и полезные советы ".

  Сам император Акихито, говоря о Митико, прежде всего выделяет ее дар гармонизировать отношения между людьми, и в первую очередь - поддерживать добрые родственные отношения. Будучи принцессой, она вместе с мужем и детьми наносила регулярные визиты к тогдашнему императору Хирохито и императрице Нагако. И до сих пор, хотя со смерти Хирохито прошло немало лет, Митико в конце каждой недели обязательно посещает усыпальницу старого императора, отца ее мужа.


  Необходимое отступление о свадебной церемонии

  В феврале 1992 года начальник управления Императорского двора Японии Фудзимори Сёити находился в состоянии, близком к панике. Казалось бы, он сделал все возможное, чтобы найти подходящую невесту старшему сыну императрицы Митико наследному принцу Нарухито, будущему императору Японии, а уверенности в свадьбе нет... За шесть лет было изучено более 200 возможных претенденток, но ни одну из них принц не удостоил вниманием. И это несмотря на твердое намерение Нарухито жениться. Ему скоро уже 32, а место будущей императрицы все еще вакантно. Понять затруднения можно было бы, если бы Нарухито, согласно многовековой японской традиции, был обязан выбирать только из особ королевской крови. Но это правило уже нарушено ныне здравствующим императором Акихито, женившимся в свое время по любви на "простолюдинке" Митико. Так что выбирай из кого хочешь. Уже успел жениться и подарить императору внучку младший брат наследного принца. А старший все выбирает. И все же... И все же надежда есть.

  Начальник управления Императорского двора еще раз просматривает данные о возможной будущей императрице. Масако Овада - дочь первого заместителя министра иностранных дел Японии. Училась в Гарварде и Токийском университете. Владеет английским, испанским, немецким и русским языками. Масако - карьерный дипломат, работает в отделе Северной Америки МИД Японии. Увлечения совпадают с увлечениями наследного принца - теннис и лыжи. Познакомилась с принцем на приеме в его резиденции по случаю визита испанской принцессы Елены. Обычная светская беседа была, но что-то подсказало чиновникам из управления Императорского двора, что имя Масако Овада надо поставить на первую строчку списка из 200 претенденток.

  Многие уже представляли ее в роли супруги наследного принца, но только не сама Масако. Похоже, она твердо решила посвятить себя дипломатической карьере. С принцем виделась крайне редко - впервые за последние пять лет они встретились в августе, а в октябре принц Нарухито сделал Масако предложение. И... получил решительный отказ.

  Прозрачная волна у белых берегов,
  Раскинутых, как белоснежный шарф,
  Порой бурлит, но к берегам не подойдет.
  Так - ты ко мне. И полон я тоски...

  Но внешне принц оставался спокоен. Полный решимости добиться согласия Масако, он пошел по пути, известному влюбленным всего мира. Многочисленные телефонные звонки, иногда глубоко за полночь, настойчивые объяснения в любви, всевозможные знаки внимания - и в середине декабря Масако, поверившая в искренность его чувств, соглашается на брак.

  А дальше вступили в силу древние японские традиции с предусмотренными ими ритуалами. В полном соответствии с церемонией Носаи-но ги - обрядом преподнесения подарков при помолвке. Смысл церемонии - сделать подношения невесте и тем самым подтвердить незыблемость решения наследника "хризантемового трона" вступить в брак. Специальный посланник принца вручил Масако традиционные дары - шесть бутылок сакэ, пять отрезов шелка и двух морских рыб. Императрица Митико лично выбирала шелк и, как принято, давала каждому отрезу поэтическое название. Один из них, например, назвала "Птица счастья на сверкающих шелках".

  Дары были с благодарностью приняты, что означало официальное согласие Масако стать женой наследного принца. Об этом принц узнал сразу же по завершении церемонии: специальный посланник позвонил ему во дворец по радиотелефону, что избавило Нарухито от томительного ожидания, которое в таких случаях выпадало на долю его предков. Предков, кстати, по древней синтоистской традиции, тоже положено ставить в известность о предстоящем браке: для этого принц Нарухито посетил три синтоистских храма, расположенных на территории комплекса Императорского дворца. Завершил череду церемоний и ритуалов визит главного камергера двора в дом невесты, который объявил Масако официальный день свадьбы. В присутствии своих родителей Масако Овада выражает согласие.

  Это окончательное решение приводит в движение всю Японию. Правительство объявляет день свадьбы общенациональным выходным днем, планируется широкая амнистия. Министерство финансов приступает к чеканке памятных золотых, серебряных и никелевых монет. Из государственной казны выделяется более 3 миллионов долларов на торжества по случаю свадьбы принца. Только на свадебное кимоно для невесты -30 тысяч долларов. Японские бизнесмены довольны: во время подобных торжеств потребительский спрос резко возрастает. Оптимисты предсказывают даже рост валового национального продукта на один процент. Наверняка не раз императрица Митико вспоминала в эти дни время своей свадьбы, когда все было практически точно так же. В этой повторяемости - ощущение незыблемости нашей жизни.


  Своя ноша

  В 1991 году императрица Митико выпустила свою собственную иллюстрированную книжку для детей, которая называется "Мое первое восхождение". А в следующем году она переводит на английский и издает сборник стихов японского детского поэта Митио Мадо. Эта книга вышла в свет одновременно в Японии и в США под названием "Животные". 80 детских стихов, переведенных императрицей на английский язык, произвели сильное впечатление на Международную ассоциацию издателей книг для детей и юношества (IBBY): императрице Японии присуждают премию в области литературы имени Ганса Христиана Андерсена. Впервые представитель Азии был удостоен этой награды.

  Еще маленькой девочкой, будучи в эвакуации, она прочитала историю о маленькой улитке, которая навсегда врезалась ей в память. Маленькая улитка однажды осознала, что ракушка, которую она носит на спине, забита несчастьями. Она пошла жаловаться к друзьям, и выяснилось, что у каждого из них есть своя такая ракушка, и улитка решила больше не горевать о своей судьбе". Уже тогда меня стали посещать смутные догадки, что даже просто продолжать жить - не такая уж легкая вещь", - вспоминает Митико.

  А еще императрица любит музыку. Играет на фортепьяно, но делает это нечасто и только в кругу близких. Почти каждое утро начинает с прогулки подлинным аллеям императорского парка. Ее неизменный спутник в этих прогулках - император. Они вместе любуются природой, красотой садов Императорского дворца. Если в выходные дни не предусмотрено никаких церемоний, императрица любит поиграть в теннис. Конечно же, с императором Японии.