Savdunin

Автор: Вячеслав ПРОХОРОВ

Источник: "Советский Спорт"

Сайт: Спортивная панорама

Многократный чемпион СССР по футболу и русскому хоккею выделяется даже среди богатого яркими личностями старшего поколения российских спортсменов. В годы войны Савдунин служил в разведке, был награжден тремя орденами и многими медалями. Сегодня легенда отечественного спорта делится футбольными воспоминаниями.

Семь голов с простреленной рукой

- Родившийся в московском Лефортово в 1924 году, он учился и играл в футбол за местную команду, когда его, еще школьника, застала война. Тогда же, в 41-м, он был эвакуирован в Самару, где сыграл несколько матчей за местный "Локомотив", выступавший в чемпионате области. В одном из таких матчей "Локомотив" обыграл команду "Крылья Советов" Московского авиационного завода.

- Должно быть, игра молодого Савдунина уже тогда обращала на себя внимание, и вскоре он вновь оказался в Москве, на том самом авиационном заводе, где до сентября 1942 года собирал в цеху моторы для советских штурмовиков. А затем, невзирая на полученную бронь, ушел добровольцем на фронт.

- Во время весеннего наступления 1944 года Савдунин был ранен в руку, и из-за переполненности фронтовых госпиталей его отправили на лечение в Москву. Там он случайно встретился с Константином Бесковым, футболистом московского "Динамо". Он-то и уговорил Савдунина сыграть матч на Кубок Москвы с "Фрезером" за 7-й полк МВД. И раненый разведчик с перебинтованной рукой, которую удалось скрыть от судьи под длинными рукавами футболки, забил в том матче 7 голов!

- И будущее его отныне было предрешено. Вначале он оказался в 7-м полку МВД, а осенью 44-го, после выигрыша полковой команды на первенстве войск МВД, на него обратили внимание тренеры московского "Динамо", по просьбе которых шеф бело-голубых приказал перевести перспективного игрока в команду мастеров.

- В составе этой команды Владимир Савдунин отправился осенью 1945 года в турне по Англии. Визит в Британию, однако, начался с недоразумения. Советских футболистов англичане разместили в так называемых Королевских казармах. И это была такая дыра, что руководство команды наотрез отказалось въезжать в предоставленные "номера". В конце концов, после некоторых мытарств, русских пустил в свою гостиницу хозяин отеля "Империал" - англичанин либеральных взглядов, который польстился на "взятку" в три банки черной икры и две бутылки русской водки.

На память срывали пуговицы

- Под тренировки нам выделили маленький стадиончик, на котором вообще-то проводились собачьи бега, так что тренироваться нам пришлось в прямом смысле в загаженном месте. В этом тоже хорошо просматривалось отношение английского правительства к нам, советским людям и всему советскому, - вспоминает Владимир Григорьевич. - На наши тренировки приходило немало специалистов, которые сделали вывод, что московское "Динамо" - всего лишь хороший любительский клуб, но не более того.

- Мнение англичан переменилось после первого же матча с лондонским "Челси", который закончился вничью - 2:2. Еще перед матчем ажиотаж был страшный, люди сидели на крышах домов вокруг стадиона и чуть ли не на бровке футбольного поля, ну а то, что творилось после матча, передать словами невозможно. С поля англичане уносили нас на руках. Вечером на банкете владелец "Челси" лорд Александр, восхищенный игрой нашего вратаря Алексея Хомича, предложил ему перейти в английскую команду, причем сумму контракта тот мог запросить любую, но Леша заявил, что не продается, и его горячность немало позабавила чопорных англичан.

- И все время, пока мы жили в Англии, мы чувствовали пристальное к себе внимание английских спецслужб. Они обыскивали в наше отсутствие номера, шарили по чемоданам. Был однажды такой случай. Идем мы по коридору - я, Хомич, Сашка Назаров и защитник Никульцев, и навстречу нам идет мужик в знакомой мне шляпе. Я Назарова толкаю и говорю: "Сашка, гляди, шляпа-то твоя". Из ателье КГБ шляпа, особенная. Ну, мы вора этого скрутили и в номер, а там начали бить. Потом полицейские сказали нам, что это жулик, шляпу вернули, извинились, а изрядно помятого агента увели с собой. Обыски в наших номерах на время прекратились, правда, затем начались вновь. Мы этого агента между собой прозвали Джеймсом Бондом...

- Второй матч с "Кардифф сити" мы выиграли 10:1. Затем сыграли вничью с "Глазго Рейнджерс". А в заключительном матче против лондонского "Арсенала" англичане выставили практически свою сборную. Начинался этот матч в таком густом тумане, что в пяти шагах ничего уже видно не было. Мы даже предлагали англичанам перенести игру, но они тогда уперлись. Однако после первого гола, забитого в их ворота, уже английский тренер подбежал к нашему, предлагая перенести игру, Матч все-таки был доигран до финального свистка и закончился нашей победой - 3:2.

- К тому времени мы уже стали в Англии знаменитостями, нас узнавали на улицах, а стоило нам зайти в магазин, как торговля в нем замирала, покупатели и служащие смешивались в одну толпу, обступали нас, протягивали ручки, газеты, блокноты для автографов, наперегонки старались пожать руки, хлопали по плечам, а некоторые даже норовили оторвать что-нибудь от одежды на память. Ясное дело, больше всего страдали пуговицы. Еще англичан очень удивляла наша сдержанность на поле после забитых мячей, так не похожая на безумный восторг сегодняшних форвардов.

- Кроме того, все 33 дня нашего пребывания в Англии они не оставляли попыток узнать, чем же все-таки нас кормят. К слову, ели мы только те продукты, что привозили в наше посольство из СССР, ничего "местного". Одному фоторепортеру каким-то чудом удалось добраться до нашей кухни и сделать там пару снимков, однако на обратном пути его поймали коллеги-журналисты, отняли фотоаппарат и не просто засветили, а в клочья разодрали пленку.

- После того памятного турне Владимир Григорьевич еще десять лет выступал за московское "Динамо", четырежды становясь чемпионом Союза в футболе и дважды - в хоккее с мячом. Играл он и в "шайбу", причем тоже на весьма приличном уровне, однако эта грань его таланта так и не раскрылась - потому что встало на "дыбы" его футбольное начальство, не желавшее подвергать игрока тройным нагрузкам. А вот Кубок СССР бывшему разведчику удалось подержать в руках лишь однажды.

- Закончив выступления, Савдунин изучал английский язык, вместе с Хомичем закончил фотолекторий в Доме журналиста. Его даже приглашали в начале 60-х на работу в "Советский спорт". Некоторое время он трудился в Комитете госбезопасности, а потом был переведен на работу в МИД дипкурьером. Тогда казалось, что временно, а оказалось - надолго. И на этой службе случались с ним забавные истории. В середине 80-х наш герой с коллегой летели транзитом через Англию. Их самолет совершил вынужденную посадку в Глазго, а у наших дипкурьеров не было английской визы. Пока чинили самолет, пассажиров запустили в зал ожидания и забыли. Однако столь непочтительное отношение к нашим гражданам разительно переменилось после того, как один из служащих аэропорта признал в Савдунине одного из русских футболистов, приезжавших в 45-м году на матч с местной командой. Больше англичане не смотрели на них как на опасных советских шпионов, а совсем наоборот, приняли их как дорогих друзей, забросав многочисленными вопросами.

Верю в лучшее

- Владимир Григорьевич - человек деятельный, всегда стремившийся к чему-то новому. Окончил институт физкультуры, Высшую школу тренеров. Из МГИМО ушел с четвертого курса - не видел для себя дальнейших перспектив на этом поприще, слишком поздно, по его мнению, было начинать служебный рост в 40 лет. Так вот и проездил три десятилетия с курьерской сумкой. Совсем недавно, к 100-летию футбола, его наградили орденом "За заслуги перед Отечеством". Почти в то же время создал фонд своего имени, нашел спонсоров, готовых помочь обедневшим одиноким или больным ветеранам. Вот только в последнее время дела у фонда идут не очень хорошо. Но Владимир Григорьевич верит, что все изменится к лучшему, как верит и в то, что рано или поздно наш футбол вновь вернет себе славное имя. И западные клубы будут считать удачей скромную ничью в матче с чемпионом России.