Ivasi

Автор: Елена Бабичева

Статья: Как "Иваси" стали "Двумя капитанами"

Сайт: АиФ



- Георгий Леонардович, "Норд-Ост" для вас скорее коммерческий проект или все-таки творческий?..

- "Норд-Ост" - это особый проект, в котором слились, скажем так, мой опыт как менеджера с моими творческими устремлениями. Все-таки за 20 лет я накопил довольно большой творческий потенциал, и мне было с Алексеем интересно создать что-то принципиально новое, крупное. "Норд-Ост" как раз квинтэссенция наших творческих возможностей. Ведь мы с Алексеем не только постановщики мюзикла. Но и сами писали либретто, музыку. И работая над "Норд-Остом", мы складывали в одну копилку все, что у нас есть, все наши музыкальные идеи, все поэтические наработки. Мы обсуждали каждое слово в спектакле, спорили бесконечно, сравнивали варианты, которые каждый предлагал. И выбирали то, что, по нашему мнению, было лучше. Процесс этот длился 2,5 года. В результате нам удалось создать цельное произведение, которое смотрится на едином дыхании. Кстати, вы смотрели?

- Да, очень впечатляет, хотя было некоторое предубеждение, как можно поставить мюзикл по Каверину?

- Да, когда нам впервые пришла в голову эта идея, первая реакция была отторжение. И не потому, что испугал объем романа... Поначалу это была идея Алексея и, честно говоря, я тоже отнесся к ней с предубеждением. Для меня Каверин был какой-то детско-юношеский роман из советской литературы, что-то такое древнее, не очень серьезное.

Потом произошел закономерный случай. У нас в семье существует такая традиция: мы собираемся всей семьей, все 5 детей, и читаем вслух. И в то лето мы читали вслух "Двух капитанов". И я с удивлением обнаружил, что старшие дети просто запоем слушали этот роман. Он произвел на них колоссальное впечатление. Но оказалось, что не только дети, но и взрослые с огромным интересом следят за коллизиями, которые происходят с героями...

И все же до самого последнего момента я не верил, что этот роман можно "затолкать" в три часа. А ведь в течение этого времени надо еще и развлекать публику. Надо успеть и самолет посадить, и танцы станцевать, и хором спеть, и дать возможность показать вокальные данные наших актеров.

- Семья ваша видела спектакль?

- Младший, которому два года, еще не видел. Все остальные, естественно, посмотрели. Моя старшая дочь Аглая в полном восторге. Но она следила за спектаклем с самого начала, с создания первых музыкальных фрагментов. Даже на работу устроилась, чтобы быть поближе к этому спектаклю. Торгует цветами в фойе.

Вообще-то она закончила университет, географический факультет, как и я. Но уже учась в МГУ, выбрала другую специальность, закончила курсы по флористике. Вот так, человек решил заниматься цветами.

- Вы вроде неодобрительно об этом говорите, вам хотелось, чтобы она чем-то другим занималась?

- Ну уж по крайней мере не географией, и я всячески отговаривал идти по стопам родителей. Мне ведь самому почти не удалось поработать по специальности. Начинал я, правда, в институте географии младшим научным сотрудником, но был там очень непродолжительное время. Потом моя жизнь понеслась по другому направлению. И мне выбор Глаши казался странным. Географический факультет дает очень широкое энциклопедическое образование, которое можно использовать в разных сферах. Но, к сожалению, это не та специальность, которая позволит зарабатывать себе на жизнь. А сейчас все очень жестко устроено. Я пытался ее увещевать, но это не помогло.

- А вы не хотели своих детей занять в спектакле?

- Нет, я категорически против этого. Правда, Алексей свою дочку допустил к спектаклю, она выходит на сцену, поет, танцует. Но я считаю, что нужно получить нормальную специальность. А театром, КВНом и авторской песней можно заниматься в свободное от работы или учебы время. Это все-таки должно быть хобби, развлечение, а не работа ради денег.

Представьте себе, актеры нашего мюзикла выходят каждый день на сцену. Нужно обладать особым психическим здоровьем и действовать с полной самоотдачей каждый вечер. Я просто не представляю, как может жить обычной уравновешенной жизнью актриса, которая каждый вечер переживает личную трагедию на сцене и кончает жизнь самоубийством. Это страшная нагрузка.

- У вас пятеро детей... Так было задумано изначально или просто стечение обстоятельств?

- Это был один из пунктов, по которому мы сошлись с моей нынешней женой Катей. Она тоже всю жизнь мечтала о большой многодетной семье и сейчас абсолютно счастлива, потому что у нас кипит жизнь. Это особое ощущение, когда старшей 22, а младшему 2. Чувствуешь всю полноту жизни, потому что участвуешь одновременно в формировании сразу нескольких личностей на всех этапах жизненного пути. И с рождением каждого ребенка ты омолаживаешься.

У нас даже перед рождением самого младшего, Яшки, было такое тайное соревнование: кто первым успеет родить. Мы - пятого ребенка или моя старшая дочь - нам внука? Мы выиграли. Но я думаю, что внука нам тоже не миновать через некоторое время. Так что у нас дядя и племянник будут почти одного возраста.

- Ваша жена с таким же оптимизмом смотрит на жизнь?

- Катя - совершенно исключительный человек, который поддерживал меня в самые трудные моменты моей жизни. Ведь сколько времени отнимает запуск такого проекта, как "Норд-Ост"... В последнее время я появлялся дома только чтобы переночевать.

Она относится к этому с огромным пониманием, терпением. Конечно же, не обходится без конфликтов, но они совершенно естественны в этой ситуации. Потому что на ней большая сложная семья с разновозрастными детьми. И она совершенно непостижимым образом успевает управляться с ними и еще интересоваться тем, что делает муж. Ей вообще нужно ставить памятник. Но это потом, а пока она жива, полна энергии и очень веселый человек. При этом еще и работает. Она тоже закончила географический, правда, работает сейчас бухгалтером.

- А у вас не возникает чувство вины, что вы мало общаетесь с детьми, вообще с семьей?

- Бывает. Действительно, я вижусь с ними только в выходные дни и по вечерам. А чаще возвращаюсь домой, когда они спят. Накануне премьеры я детей почти не видел. Даже такой смешной случай был. Сенька, которому 6 лет, проснулся и бабушке говорит: я папу вчера видел. Бабушка: что, по телевизору его показывали? Сенька: да нет, я его живого видел.

Он проснулся рано утром, когда я еще не ушел на работу. Смешно и грустно, потому что действительно интересы работы и интересы семьи часто входят в жесткий конфликт.

Но, знаете, все-таки жизнь манит, и я понимаю, что если не отдаваться полностью работе, то успех становится призрачным. Если бы я не вложил все свое время, энергию в "Норд-Ост", вряд ли был возможен успех.

- Вы считаете, успех в работе важнее семьи?

- Слава Богу, жизнь длинная, и ее можно разбить на какие-то этапы, когда большую часть времени можно посвятить работе и по-другому нельзя. А есть и такой этап, когда надо вернуться в семью, загладить свою вину, уделить больше внимания детям и жене. И тогда отношения немножечко исправляются.

- Все ваши проекты были, судя по всему, успешные. А в случае неуспеха вас тоже поддержат?

- Думаю, да. Прочность семьи, по крайней мере, нашей, зависит не от уровня дохода. Материальные сложности в определенных ситуациях только укрепляют семью, потому что люди вынуждены консолидировать свои усилия, выступать одним фронтом против внешнего врага, недостатка денег. Они должны вместе зарабатывать, кооперироваться, чтобы воспитывать детей. Я все это проходил.

Мои возможности по поддержанию семьи и воспитанию детей сейчас и во времена, когда Глашка была маленькая, совершенно различные. Я прекрасно помню, как мы были вынуждены таскать годовалого ребенка в ясли, возить его по морозу на автобусе. Потому что нам надо было идти на работу, чтобы зарабатывать весьма скромные деньги младшего научного сотрудника. Я все это испытал на собственной шкуре...

Мне кажется, очень важно, чтобы человек в своей жизни попробовал все. Тогда больше ценишь тот достаток, который удалось заработать.

В каких-то семьях трудности сплачивают, а какие-то - их не выдерживают...

- Многое зависит от уровня интеллигентности и уровня взаимопонимания в самой семье. Я видел такие семьи, в которых люди вырывают друг у друга кусок. А видел, в которых, наоборот, стараются отдать кусок - детям или родителям. Все зависит, как сами люди настроены. Да и определенный уровень достатка также может стать неким испытанием семьи на прочность.

- Как, по-вашему, семью все-таки держит чувство ответственности или любовь?

- Я думаю, все-таки любовь. Конечно же, ответственность тоже очень важна. Но в конце концов, современная жизнь предоставляет много возможностей найти какой-то обходной маневр. Например, платить алименты и успокоить свою совесть.

А вот слово "любовь", на мой взгляд, в каждом случае наполняется разным смыслом. Одно дело любовь с первого взгляда, другое дело - любовь бабушки к своим внукам. И в этом состоит искусство семейной жизни, чтобы в каждый момент времени, на каждом этапе жизни семьи найти для этого слова свое наполнение. Тогда, если это удается сделать, можно сказать, что она является самым главным чувством, цементирующим семью.