Inkizhinov

  СНАЧАЛА ФИЛЬМ НАЗЫВАЛСЯ "БУРРЕСПУБЛИКА". Автор громких кинокартин "Мать" и "Конец Санкт-Петербурга" режиссер Всеволод Пудовкин хотел показать, что идеи революции побеждают не только в центре России, но и в Азии. Эта удалая схема отчетливо просматривалась в сценарии Осипа Брика, хотя в основу его лег незатейливый рассказ-быль сибирского писателя Ивана Новокшонова: партизан-монгол из отряда Каландрашвили спасся от гибели только потому, что его приняли за потомка Чингисхана.

  На главную роль режиссер пригласил Валерия Инкижинова; это обстоятельство во многом способствовало тому, что фильм сложился иным, чем был задуман. И хотя на премьере картины многие удивленно вопрошали: "Где это Пудовкин отыскал такого талантливого аборигена?" - 33-летний Валерий Инкижинов не был новичком в мире театра и кино.

  СЫН БУРЯТСКОГО УЧИТЕЛЯ, ВАЛЕРИЙ в 20 лет поступил в Петроградский политехнический институт. Учась в политехе, начал заниматься в студии Мейерхольда, над которой шефствовали А. Блок, В. Брюсов, А. Скрябин. "Инкижинов покорил всех нас, а особенно Мейерхольда, своей виртуозной акробатической и пластической техникой. Гибкость и ловкость движений у него были сверхъестественные, напоминающие пластику тигра, кошки", - вспоминала А. Смирнова-Искандер.

  В 1920 г. Инкижинов переехал в Москву, стал учеником Льва Кулешова, который убеждает его "полностью посвятить себя кино". Однако Инкижинов продолжает работать в театре Мейерхольда, ассистирует ему в постановке спектакля "Смерть Тарелкина", имевшего большой успех. На афишах фамилия Инкижинова стояла рядом с фамилией Эйзенштейна - режиссер-лаборант. Они познакомились в Государственных высших мастерских, где пара Инкижинов-Эйзенштейн на занятиях биомеханикой была лучшей "в нанесении и принятии удара ножом". "Мы собирались у Кулешова, в просторной, холодной комнате, - вспоминал Инкижинов, - занимались всем: кино, физкультурой, лекциями, готовкой... В одном углу Пудовкин разыгрывал пантомиму. В другом Эйзенштейн делал монтажные опыты. Кулешов приходил, уходил, давал совет здесь, исправлял ошибку там..."

  Исполнив у Л. Кулешова небольшую роль в фильме "Веселая канарейка", Инкижинов начал снимать первый самостоятельный фильм по сценарию Г. Александрова и С. Эйзенштейна "Базар похоти". По ряду причин лента не была завершена.

  В 1927 г. Инкижинов отправился в Приморье снимать фильм по сценарию С. Алымова "Вор". Съемки проходили в 18 км от Владивостока в корейской деревне, на берегу залива и на море. "Фильм показывает интереснейший этнографический материал... быт корейцев, их тяжелую работу по улову рыбы в Тихом океане, притеснение японцев, борьбу партизанских отрядов с чужеземными угнетателями". ("Комсомольская правда"; 4.07.1928 г.).

  ПУДОВКИН ПРЕДЛОЖИЛ ИНКИЖИНОВУ не только главную роль - он настоял, чтобы тот стал сорежиссером фильма. Инкижинов, в свою очередь, предложил провести натурные съемки в Бурятии.

  Натура и добила замысел Брика - сценарная схема рухнула под напором экзотических впечатлений съемочной группы. Пудовкин и оператор Головня, впервые попавшие в тайгу и таежную степь, не могли скрыть восторга. То и дело останавливая автомашину, режиссер просил оператора снять поразившие его пейзажи, юрты, всадников. Глядя на друзей, Инкижинов радовался, что им так нравятся его родные места, и загадочно усмехался, представляя их лица, когда они увидят дацан и богослужение лам. Облаченный в бурятские унты, дэгэл, он вполне сходил за аборигена. Поэтому именно к нему обращались земляки, сбегаясь к диковинному тогда автомобилю. И он на родном языке объяснял, зачем москвичи приехали сюда и что сородичам надо делать.

  Валерий сам ставил некоторые эпизоды. Очевидец съемок А. Тарасов вспоминает, что в эпизоде торга мехов "Инкижинов часто давал советы-реплики Всеволоду Пудовкину... Работа шла спокойно, слаженно. Они понимали друг друга с полуслова". Снимали у города Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ), затем в Гусиноозерском дацане и Боргойской степи. Кадры буддийского праздника Цам в дацане стали уникальными для истории, а съемки финала фильма превратились в праздник. В Боргойскую степь, на границе с Монголией, съехались жители Селенгинского, Кяхтинского, Джидинского айманов. Две тысячи всадников пронеслись по степи, олицетворяя революционную бурю, сметающую все на своем пути.

  Но стержнем картины стала роль Баира в исполнении Валерия Инкижинова. Пудовкин впоследствии рассказывал: "В фильме есть сцена, когда умирает партизан. Там сидит монгол (Инкижинов), и после того, как тот умер, он поворачивается... и сделал это так, как никто и подумать не мог. Он просто убил меня каким-то богатством выражения..." Искусствовед Н. Иезуитов отмечал, что "сила образа Баира зависела не только от выразительного драматургического и монтажного построения, но больше всего - от игры Инкижинова. Эпизод расстрела Баира надолго запомнится советской кинематографии как один из лучших".

  ПРЕМЬЕРА ФИЛЬМА ПРОШЛА с оглушительным успехом. "Потомок Чингисхана" промчался по экранам Франции, Германии, Венгрии, Голландии - и везде "захлебывались от восторга перед экзотикой". Только в Англии реакция была сдержанной: кинопрокатчики закупили фильм лишь для того, чтобы изъять его из оборота, - мол, англичане никогда не воевали с монголами. Однако это тоже было признанием успеха фильма.

  Казалось, ничто не могло помешать славе "аборигена" Инкижинова.

  Но через год его фамилия исчезла из титров.

  Валерий Инкижинов отправился в Париж, в отпуск, - "познакомиться с работой по звуковому кино". Отпуск затянулся. Инкижинов встретился с Александром Куприным, решил снять фильм по его повести "Штабс-капитан Рыбников". Удивляясь, как много во Франции бывших коллег по театру и кино, он вошел в их круг. У Инкижинова даже создалось впечатление, что весь творческий цвет России - за рубежом: Бунин, Анна Павлова, Дягилев, Нижинский, Рахманинов, Глазунов, Шаляпин, Кандинский... Полтора миллиона россиян покинули родину в 1917-1925 гг.

  Из России приходили страшные вести: в Москве взорван храм Христа Спасителя, в Забайкалье разрушен дацан, в котором шли съемки "Потомка". Тысячи золотых, серебряных, бронзовых будд вместе с музыкальными инструментами, которые играли при съемке праздника Цам, отправлены на переплавку, священные книги "Ганджур" и "Данджур" свалены в ямы.

  Инкижинов решил не возвращаться на родину. И остался жив: многие участники фильма - буряты и русские, игравшие партизан, раскулачены, позже арестован писатель Иван Новокшонов, подаривший фильму уникальный сюжет. Валерия Инкижинова постигла бы участь тысяч земляков, расстрелянных и оказавшихся в лагерях.

  ЕГО "ВТОРАЯ ЖИЗНЬ" окутана дымкой вымыслов и легенд. В 30-х годах в Иркутске родственник актера Е.С. Абашеев видел у отца Валерия - Ивана Николаевича - флакон духов "А ля Инкижинов". Стал ли Валерий парфюмером или духи выпущены в его честь кем-то другим - неизвестно. Вообще-то основательницей моды на выпуск актерами духов и косметики можно считать Ольгу Чехову. Инкижинов хорошо знал эту кинозвезду и ее внучку Веру, с которой снялся в одном из фильмов.

  До сих пор точно не известны дата и место его смерти, судьба его сыновей. Сведения порой взаимоисключают друг друга: то он преуспевающий фабрикант, то человек, умерший в нищете и забвении. По свидетельству Валерия Хараева, моряка Тихоокеанского флота, в 1952 г. его друзья-моряки, доставив в Сан-Франциско военные корабли, взятые у США по ленд-лизу, встретили респектабельного господина, который назвался Инкижиновым. С разрешения консульства СССР тот пригласил их на прием. В своей студии в Голливуде Инкижинов держался очень просто, радушно...

  После невозвращения из Франции актер и режиссер Инкижинов перестал существовать для нашего искусства. Фильмы, снятые им, были уничтожены. Его имя, как уже говорилось, было изъято из титров фильма, хотя в 1935 г. лента получила премию Московского кинофестиваля. Несладко пришлось его многочисленным родичам. Только в Бохане было около сотни Инкижиновых. Их раскулачивали, увольняли с работы, не принимали в вузы. Его племянник Владимир Инкижинов, став известным художником Бурятии, был невыездным.

  В 1994 г., за год до столетия Инкижинова, совпавшего с юбилеем российского кинематографа, в Улан-Удэ был образован фонд его имени, который устроил новый показ "Потомка Чингисхана", провел телемарафон. На нем выступили деятели культуры, земляки и родичи Инкижинова, живущие в Бурятии, в Иркутской и Читинской областях.

  Фонд Инкижинова ведет поисковую работу не только в Сибири, но и за рубежом. Многие факты, изложенные здесь, добыты усилиями его сотрудников, работающих на общественных началах. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, фонд начал выпуск водки "Инкижинов". На недавней международной выставке в Париже Улан-Удэнский завод "Ливона", выпускающий эту водку, получил золотую медаль.




Автор: Владимир Бараев
Исходный текст: "Потомок Чингисхана", еженедельник "Алфавит" No.24, 2000.