Тригон

Автор: Василий Костырко

Статья: Джазовая свадьба

Сайт: Алфавит

Сайт: www.nestor.minsk.by

Джазовая свадьба

Молдавское арт-джаз-фолк-трио "Тригон" (прямые наследники румынских лэутар, в своё время приводивших в восторг Ференца Листа) не первый раз наведывается в Москву, где играет народную молдавскую музыку в джазовой обработке и классику джаза "по-молдавски".

История "Тригона" началась в 1993 году, когда трио, на тот момент состоявшее из Анатола Штефанца, Сергея Тестемицану и Олега Балтаги, после первого же концерта в Кишинёве отправилось покорять Европу на 22-й джазовый фестиваль в Гренобле. С тех пор ареал обитания "Тригона" медленно, но неуклонно расширялся. В истории группы (уже в её нынешнем, не менее звездном составе - Анатол Штефанец, Александр Мурзак, Марио Калдарару) имеются весьма экзотические эпизоды, например, фестиваль этнической музыки "Табык" в Якутии, а на повестке дня - поездка на Международный конгресс Виолы в Новой Зеландии. В феврале этого года в Москве прошла серия презентационных концертов - наиболее полный и удачный из них состоялся, по традиции, в культурном центре "Дом". Поводом стал выход нового компакт-диска "Тригона" - "Голос моей земли".

Корреспондент "Алфавита" Василий Костырко беседует с лидером "Тригона" Анатолом Штефанцом.

- Есть такая точка зрения, что для современного художника обращение к фольклору - это отказ от сознательных творческих решений...

- Возможно, для некоторых, но не для "Тригона". Мне в жизни повезло - я в три года услышал первые фольклорные мелодии от своего деда. Он играл на скрипке и был моим первым учителем.

Как-то у меня случился конфликт с одним чиновником, и, отвечая на вопрос "Кто ты такой?!", я, как это неудивительно, впервые осознал, что отношусь к целой династии музыкантов. И ответил: "Мой дед был музыкантом, у него было четыре сына, которые тоже были музыкантами. У каждого из четырех сынов деда было по три сына. И все 12 внуков деда Тоадера стали профессиональными музыкантами". Мой дед родился в 1900 году, в 2001-м нашей музыкальной династии Штефанец сто и один год. В 7 лет я поступил в музыкальную школу в класс скрипки, а с 11 начал играть с отцом на свадьбах.

Ещё мне повезло вот почему: я встретил Мишу Альперина, который мне посоветовал совместить фольклор с элементами стандартной импровизации и познакомил меня с Олегом Балтагой и Сергеем Тестемицану. На первой же репетиции мы стали импровизировать на фольклорные темы, но от сценических правил отказаться не могли, поскольку знали, что рано или поздно выйдем на сцену, а у неё свои каноны.

- Помните свои детские впечатления, связанные с народной музыкой?

- Я родился в деревне, в 15 км от Бельц (это второй по величине город Молдавии). Некоторое время жил у дедушки с бабушкой. Как-то раз, когда мы с братом возвращались из кино, мы заходим во двор и через окно в дедову комнату видим: дед играет на скрипке, а бабушка танцует. Мой дед был настоящий лэутар и, когда чуть-чуть выпивал, сразу же брался за скрипку. А бабушка плясала, чтобы ему было весело играть.

- Вы с детства играли на свадьбах. Молдавская свадьба, я знаю, событие особенное - собирается на неё все село, от 500 до 1000 человек.

- На свадьбах в разное время играли и Олег, и Саша и я. Накопленные впечатления мы изложили в нашем первом альбоме "Джазовая свадьба по-молдавски". Там есть танец пьяного милиционера, грустная песенка отца невесты, разговор подвыпивших гостей, вальс стариков.

Обычно музыкантов приглашают играть с 3 часов дня до семи утра. Многое, конечно, зависит от того, как быстро свадьба напивается. Но даже если в 5 утра наиболее ретивые гости уже успешно уснули лицом в холодце, музыкант обязан играть до семи.

И вот - свадьба, 5 утра, музыканты играют. Гости уже расходятся, точнее, жёны пытаются растащить мужей по домам, а музыканты играют вальсы, танго, медленные фольклорные пьесы, чтобы не напрягаться. Палатка большая, метров сто. Музыканты в одном конце палатки, а вход в неё в противоположном. Вдруг появляется хозяин свадьбы, в телогрейке, в сапогах, поскольку поздняя осень, дождь, слякоть. Пьяный в стельку. За время свадьбы земляной пол превратился в хлюпающую жижу. Хозяин идет к музыкантам от одного столба к другому, но до очередного столба не доходит и падает на спину в эту жижу и безуспешно пытается подняться. Он ёрзает, ёрзает, ищет, на что облокотиться, но никак не может встать. Видно, силы уже на исходе. Тогда он суёт руку в карман, достает спички, папироску, закуривает, и видно, что человек хорошо оттянулся. Картинка совершенно потрясающая.

Есть много лэутарских свадебных историй. Например, как-то музыкантам после свадьбы не хотели платить. А они украли жениха, отвезли в город, спрятали в погребе и держали три дня там, пока отец жениха не привёз денег. Для многих музыкантов свадьба и по сей день средство выживания.

- Как случилось, что в "Тригоне" в роли первой скрипки оказался альт?

- В Балканской зоне альт никогда не был солирующим инструментом, он всегда только держал вторую долю. Я нашёл в румынском фольклоре всего 3 пьесы, где на альте солировал Ефта Ботока - румынский скрипач.

Как-то я заменил альтиста, который не пришёл на концерт, и в результате на пять лет остался в фольклорном оркестре. Затем стал на альте сочинять мелодии. Может быть, это немного нескромно, но в балканском пространстве я первый записал и выпустил (во Франции) компакт-диск фольклорной музыки на альте.

- Насколько я понимаю, большую часть времени "Тригон" проводит в Европе. Какие гастроли были самыми яркими?

- Естественно, первое, что приходит в голову, - первые гастроли, когда в течение полугода мы сделали семь пьес и с ними поехали во Францию. Первый наш концерт был в Кишиневе, а второй уже в Гренобле на 22-м джазовом фестивале. Зал был огромный, на тысячу человек, мы выступали в шесть, а в девять - знаменитый Мишель Петручиани со своим "Стрингс квартетом", и это оказывало на нас дополнительное эмоциональное давление. Но когда концерт закончился, мы поняли, что он состоялся, и без больших ошибок. Нас попросили сыграть несколько пьес на бис, а других у нас не было - пришлось сыграть ещё раз 4 пьесы из тех, которые уже звучали.

Мне хорошо запомнилось выступление в Голландии, где устроители турне организовали нам два концерта в католической церкви. Концерт "Тригона" с нашими лирическими и, скажем банально, громкими пьесами в церкви! Это пощекотало нам нервы. Все, что можно было заглушить, мы заглушили, я играл почти без усилителя натуральным звуком. Я очень жалею, что не оказалось видеокамеры.

Всегда у нас так: чем больше волнений, тем лучше концерт получается.